Архив
Поиск
Press digest
14 мая 2021 г.
6 июня 2007 г.

Саймон Дженкинс | The Guardian

Промах с Россией может затмить наши ошибки в Ираке

Объявит ли история нас глупцами? Мы беспокоились не о той войне и завели себе не тех врагов. В первой декаде XXI века лидеры Америки и Великобритании позволили отвлечь себя горстке исламских террористов и нашли себе удобное прибежище в политике страха. Они затеяли "войну с террором" и начали сражаться с маленькими странами, над которыми можно было одержать быструю победу.

Тем временем эти лидеры проглядели серьезную стратегическую проблему последствий холодной войны: судьба России и ее мощного ядерного арсенала; судьбу страны, душа которой изранена военным и политическим крахом, а гордость уязвлена. Они плясали на могиле Москвы и осыпали ее оскорблениями за ее недостатки. Они подтолкнули лидеров России к тому, чтобы утвердить новую гегемонию на основе энергетики и найти новых союзников на востоке и юге. Результатом стала новая гонка вооружений и, если в Кремле состоится переворот, новая война. Неужели мы вступаем на этот путь?

Когда в 1919 году Джон Мейнард Кейнс вернулся из Версаля, он обрушился с атакой на договор, которым завершилась Первая мировая война. В статье "Экономические последствия мира" он предостерегал, что, наказывая Германию и требуя от нее болезненных репараций, мир создает опасность для стабильности Европы и для формирования демократии в Германии. Он выступил против политиков по обе стороны Атлантики, которые, раздуваясь от гордости победителей, были убеждены, что немецкая угроза повержена. Он был прав, а они ошибались.

За последние шесть лет вашингтонские дервиши низвели англо-американскую международную политику к маниакальной ненависти к каждому, кто им не приглянулся. Половина этой программы неоконсерваторов летит в тартарары, вслед за доминированием Америки на Ближнем Востоке и сокрушительной победой над мусульманским государством. Но зато вторая более чем жива и стремится к размещению системы ПРО, оставшейся по наследству от администрации Рейгана.

Эта так называемая система "звездных войн" является не проверенной в военных условиях и в свете окончания холодной войны не представляет, насколько можно судить, неотложной необходимости. При этом ее стоимость исчисляется астрономическими суммами, и как таковая она пользуется могущественной поддержкой американского сообщества представителей сферы обороны, возглавляемых промышленниками. Когда Дик Чейни в 2000 году искал Джорджу Бушу министра обороны, главным аргументом в пользу Дональда Рамсфельда был его энтузиазм в отношении систем ПРО космического базирования.

Отсюда выход Америки в 2002 году из договора об антибаллистических ракетах. Отсюда размещение систем ПРО в Польше и Чехии, противоречащее тому, что было обещано России после окончания холодной войны. Отсюда постоянные выпады Рамсфельда против старой Европы в пользу "новой".

Ответная угроза Владимира Путина на этой неделе направить ракеты на цели в Западной Европе была безрассудной и глупой. Как раз когда ядерное разоружение снова стало животрепещущей проблемой, а старому противнику России НАТО грозит поражение в Афганистане, он размахивает сырым мясом перед ястребами Пентагона и Уайтхолла.

Он подкрепляет аргументы в пользу новых ракет Trident в Великобритании и провоцирует гонку вооружений, которой, как он знает, его страна не может себе позволить, как не может она позволить, чтобы Европа начала сейчас судорожно искать альтернативные источники энергетических поставок.

Однако государства не всегда действуют рационально, особенно те, в которых правят авторитарные лидеры. Воинственность Путина была предсказуемым итогом западной дипломатии, некомпетентность которой шокировала бы даже Кейнса. Отклонение НАТО попытки Москвы вступить в члены альянса, как и такой же холодный душ со стороны ЕС представляли собой абсолютное непонимание российской психологии. Потеря восточноевропейских сателлитов была не только утратой империи, она возродила былые опасения в отношении безопасности границ.

Отговорка, что программа Рамсфельда по базам ПРО, которые можно было установить где угодно, направлена на "страны-изгои, подобные Северной Корее", настолько смехотворна, что только Тони Блэр мог в это поверить.

В 1990-х, когда Россия была слаба, недостаточно сформирована и нестабильна, был момент, когда она стремилась к дружбе и тесному контакту. Михаил Горбачев, Борис Ельцин, Маргарет Тэтчер, Билл Клинтон, даже Блэр, до того как превратился в пуделя Буша, понимали это. Ни одна из сторон не была заинтересована в возвращении к холодной войне. При Буше на смену этому пониманию пришла идея, что он почему-то должен диктовать России условия, на которых она будет переходить к капитализму и демократии, в то же самое время, когда западные лидеры заискивающе обхаживали диктаторов Пекина. Это подорвало позиции сторонников интернационализма в Москве и сыграло на руку путинским "ястребам". Это вновь прозвучало во вчерашней речи Буша.

Путин бросил перчатку не столько Западу, сколько своим собственным преемникам в Кремле. Он предупреждает, чтобы они никогда не доверяли Западу. Для него это по-прежнему неисправимые империалисты, лицемерные в своей международной морали и ненадежные в договорах. Поэтому он советует создавать им проблемы с нефтью и газом. Отказывать в помощи по Ирану и Косово. Оставаться вооруженными и подготовленными.

В новом исследовании Иэна Кершоу "Судьбоносные решения: десять решений, которые изменили мир" рассматриваются выборы, перед которыми стояли лидеры в 1940-1941 годах: нападет ли Гитлер на Россию; будет ли Япония расширяться на запад или на юг; следует ли Америке вступать в войну? Ответы сейчас кажутся намертво впечатанными в бетон истории, но в то время все могло пойти и по-другому. Как убийство эрцгерцога в Сараево в 1914 году, события, которые приводят к конфликтам, лучше видны в ретроспективе. В то время решающие события могли произойти в мгновение ока.

Искусство государственного управления заключается в том, чтобы фиксировать такие моменты. Благоразумно ли было со стороны НАТО и ЕС отвергать Россию и тем самым фактически создавать новые политические рвы, разделяющие Европу? Благоразумно ли было со стороны Америки провоцировать российских генералов, приближая к границам России свое военное присутствие? Хотя коммерческие интересы Запада требуют твердости, благоразумно ли было обрушивать на Москву шквал критики в отношении ее внутреннего режима?

Сейчас Запад хочет ввергнуть в националистическую бурю исторического союзника России Сербию, "предоставляя" независимость Косово. Почему Россия должна убеждать Белград подчиниться и требовать от Европы экономического квипрокво? Почему бы им просто не откинуться поудобнее и не наблюдать со смехом, как Америка и Великобритания развернут еще одну гражданскую войну на Балканах?

Возможно, мы видим всего лишь параноидальный обмен выпадами между тремя мировыми лидерами в поисках выхода. При всех своих недостатках, мир сегодня несравнимо более стабилен, чем в 1940-х. Но в отношении Москвы Америка и Великобритания идут на стратегический риск, и она в ответ тоже рискует.

Кто знает, возможно, война в Ираке покажется пустячным промахом по сравнению с неправильным подходом Запада к России в последние десять лет? Смена холодной войны холодным миром может оказаться исторической ошибкой. И это не было продиктовано никакой необходимостью.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru