Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
6 июня 2008 г.

Томас Виде | Handelsblatt

Флаг, гимн, президент есть, а государства нет

У Абхазии есть все, что нужно. Не хватает только международного признания. Путешествие по региону, из-за которого спорят русские и грузины

Когда Руслан давит на тормоз, черный Opel Omega издает оглушительный скрежет. Хотя он и оснащен спойлером и широкими шинами с алюминиевыми ободами, тем не менее стрелка тахометра уходит за отметку в 250 тыс. километров. На родине автомобилей Opel в Бохуме эта машина не стала бы объектом зависти - но в Абхазии, сепаратистской республике, небольшом регионе между Кавказом и Черным морем, Руслана переполняет гордость.

Целых 5 тыс. долларов этот мускулистый молодой человек отдал за машину, которая замысловатыми путями попала в эту небольшую страну, в которой живет меньше людей, чем в Бохуме. На дороге вдоль побережья Руслану, к счастью, не приходится тормозить так часто - здесь почти нет другого транспорта, а единственным препятствием на дороге становятся свободно разгуливающие здесь коровы и лошади, которые отдыхают на важнейшей транспортной оси в стране.

У этого мини-государства есть все, что нужно стране: флаг, гимн, Центробанк и президент - не хватает только международного признания. Кроме того, объявившая о своей независимости от Грузии республика находится в центре многостороннего конфликта интересов: с одной стороны, это Россия, которая в ответ на признание независимости Косово Западом углубила свои отношения с Абхазией. Не без задней мысли новый российский президент в преддверии своего первого официального визита в Берлин дал ясно понять, что его основные внешнеполитические интересы сконцентрированы на Востоке.

С другой стороны, это Грузия. Власти в Тбилиси хотят в первую очередь одного: вернуть потерянную в результате кровавой войны 1990-х годов республику.

Абхазы, в свою очередь, хотят только свободы.

Раны войны 1993 года еще слишком свежи, и обе стороны все это время не гнушались ничего: ни этнических зачисток, ни жестоких ударов по мирному населению. "Вопрос о вине" как острым ножом провел линию между абхазами и грузинами.

Руслан по образованию юрист, но, работая адвокатом, он не сможет прокормить свою небольшую семью. Поэтому он развозит туристов, а в настоящее время в основном журналистов. Дела идут неплохо, потому что не только российские туристы открыли для себя Абхазию: страна на короткое время снова вернулась в поле зрения международной общественности.

Грузино-абхазский конфликт именуется на языке дипломатии "замороженным конфликтом" в Кавказском регионе, однако ситуация в любое время может снова накалиться: недавно Россия, отправив "невооруженные" войска Министерства внутренних дел на восстановление железнодорожного сообщения, еще глубже вонзила жало в склонную к обидчивости грузинскую душу. Мирный договор, похоже, превратился в недостижимую цель.

Однако в стране мало ощущается международная шумиха и дипломатические дрязги: Абхазия похожа на заколдованное место, в котором после распада Советского Союза время как будто остановилось.

Например, в гостинице Amra International, гостиничном комплексе в курортном местечке Гагры, построенном еще в царские времена, который позднее превратился в роскошное место отдыха советских партийных функционеров: в шикарном зале для приемов прибывших до сих пор приветствует статуя Ленина, а в субтропическом парке пышная растительность, захватившая теннисные корты, на которых в свое время упражнялась номенклатура, проникла и на стеклянный купол бассейна. Желающие могут здесь за 2 тыс. рублей за ночь (около 54 евро) почувствовать себя внуком Брежнева.

Красота природы и поблекший блеск царской эпохи, которыми здесь на полную катушку наслаждались партийные боссы, снова притягивают туристов из России. Отпуск, проведенный в Абхазии, хотя и предполагает шатание по живописным руинам и одичавшим ботаническим садам - но зато доступен по цене. Кроме того, здесь гораздо спокойнее и чище, чем в соседнем российском Сочи, некогда просто перевалочном пункте советских туристов, а сегодня тусовочном центре на Черном море, в котором в 2014 году пройдет Олимпиада.

Туризм, инвестиции - на эти темы говорит премьер-министр самопровозглашенной республики Александр Анкваб. Глядя на этого дружелюбного 55-летнего мужчину, и не скажешь, что три года назад на него было совершено покушение. Глава правительства обвиняет в этом представителей криминального мира.

Кроме того, Анкваб не делает тайны из того, что Абхазия ограничена в средствах: объем бюджета составляет около 45 млн евро, из Москвы ежегодно приходит около 19 млн евро - из них выплачивается основная часть пенсий, а вот собственную валюту страна не может себе позволить - и платит в рублях. Повсюду еще видны последствия войны за независимость: поврежденные выстрелами фасады, разрушенная инфраструктура. Свыше 200 тыс. грузин, почти половина населения, покинули страну.

Однако вот уже три года происходят изменения: здесь и там ремонтируются дома, в пришедшем в упадок порту Сухуми открылся новый бар, который предлагает "домашнюю" музыку и коктейли. Анкваб достает из стопки бумаг на своем рабочем столе документ: вот, проект по строительству 8 отелей на 2 гектарах. Прямые иностранные инвестиции составляют 15 млн долларов. 98% из них приходятся на долю России, которая отменила экономические санкции, остальные 2% - на долю Турции.

Официально иностранцам запрещено покупать в Абхазии недвижимость и землю, власти их просто "сдают в аренду". Но неофициально такие сделки проводятся: в страну идет поток средств прежде всего из Москвы. Если в центре столицы Абхазии Сухуми двухкомнатная квартира стоила несколько лет назад 5 тыс. долларов, то сегодня ее цена превышает 80 тыс. долларов. Власти надеются, что страна займет что-то вроде ключевой позиции с точки зрения логистики в рамках подготовки и проведения Олимпиады в Сочи. Является ли старшая сестра, Россия, и единственным другом? Большинство абхазов имеют российские паспорта, чтобы иметь возможность выезжать за пределы республики. Однако на огромного соседа они смотрят с определенной долей скепсиса: "По мне бы - хоть паспорт из Ботсваны", - говорит Инал Хашиг, издающий независимую газету "Чегемская правда". Однако с некоторых пор Россия стала единственными воротами в мир.

Но и с Россией у Абхазии давние счеты: никто не забыл, как президент Ельцин не пускал в страну абхазских мужчин в возрасте от 16 до 60 лет, потому что боялся, что они присоединятся к чеченским повстанцам. И Путин закрыл границу после того, как абхазы не выбрали на президентских выборах 2005 года фаворита Москвы. Но уж лучше Россия, чем Грузия, считает Хашиг.

При этом тоска по свободе, миру и международному признанию сильна и иногда довольна наивна: в Сухуми по вечерам по набережной прогуливаются молодежь и прежде всего девушки. В последнее время ходят слухи, которые окрыляют фантазию: поговаривают, что скоро в Абхазию приедут иностранные рабочие, чтобы работать на стройках в Сочи. Их будет около 100 тыс. И это будут не русские! Португальцы!

Также по теме:

Абхазский котел (Le Nouvel Observateur)

Грузии "шьют дело" (The Washington Post)

Грузинские предложения Абхазии - это фикция (Neue Zürcher Zeitung)

Источник: Handelsblatt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru