Архив
Поиск
Press digest
26 февраля 2021 г.
6 июня 2011 г.

Джо Ноусера | The New York Times

В чем значимость Ходорковского

"За последние полгода я написал три колонки о Михаиле Ходорковском", - так начинает свою статью в The New York Times обозреватель Джо Ноусера. "Судьба Ходорковского - яркая иллюстрация величайшей проблемы России - презрения коррумпированных правителей к верховенству закона", - считает он.

Между тем на каждую колонку поступали комментарии, сводившиеся к мысли, что Ходорковский наказан по заслугам. Основатель инвестфонда Hermitage Уильям Браудер тоже когда-то ничуть не сострадал Ходорковскому, замечает автор. "Я всегда знал, что Россия - коррумпированная страна. Мы исходили из такой гипотезы: когда Россия перейдет от абсолютного хаоса к всего лишь ужасному хаосу, курс акций повысится", - говорит теперь Браудер.

Но Браудера раздражало, что многие олигархи откровенно обкрадывают акционеров. Он нанимал специалистов, которые расследовали мошенничества, а затем публиковал разоблачения в прессе. "Довольно часто правительство Путина, пытавшееся отнять власть у олигархов, вмешивалось и принимало меры для исправления ситуации", - пишет автор. Ходорковский был одним из глав компаний, с которыми Браудер многие годы конфликтовал, говорится в статье. "Я радовался, когда его арестовали. Я не сообразил, что все изменилось", - сказал в интервью Браудер. "Внезапно чиновники стали участвовать в воровстве вместо того, чтобы пытаться его остановить", - пишет автор. По его сведениям, действия Браудера в защиту акционеров стали раздражать окружение Путина.

В 2005 году Браудеру аннулировали российскую визу. "Чиновники подделали документы, чтобы фиктивно перерегистрировать его компанию на новых собственников. Затем они переделали даты в контрактах, чтобы создать впечатление, что компания задолжала 1 млрд долларов. Но получить этот миллиард было невозможно, так как Браудер вывел активы Hermitage в Лондон. Ничего: проделав еще несколько юридических трюков с фальсификациями, новые "владельцы" попросили вернуть налоги на сумму 230 млн долларов. Просьба была удовлетворена в 24 часа", - утверждает автор.

Тогда Браудер нанял семерых юристов. Один из них, Сергей Магнитский, привлек внимание других чиновников к афере и даже дал показания на организаторов, говорится в статье. "Но давление ощутили на себе именно юристы Браудера, и шесть из семи бежали из России. 36-летний Магнитский, отец маленьких детей, не послушался уговоров Браудера и не уехал. Теперь Магнитского нет в живых", - пишет Ноусера, сообщая, что он был арестован, в тюрьме его здоровье пошатнулось, и он скончался.

"Незаконное тюремное заключение Ходорковского неизбежно влечет за собой смерть Магнитского. Оно влечет за собой ситуации, когда могущественные люди безнаказанно устраивают избиения или убийства докучливых журналистов. Оно позволяет плутократам отнимать фирмы у акционеров, сажать в тюрьму тех, кто их разоблачает, безнаказанно заниматься вымогательством. Верховенство закона распространяется либо на всех, либо ни на кого. Нельзя делать исключения", - заключает автор. Он добавляет, что во вторник напишет еще об одном последствии дела Ходорковского, имеющем огромную важность.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru