Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
6 марта 2007 г.

Ноэлия Састре | el Periodico

"Мы лишены важных новостей"

Интервью с Джоэлем Саймоном

Два американских журналиста основали 26 лет назад в Нью-Йорке Комитет по защите журналистов для спасения своих коллег, пропавших в Латинской Америке. Сегодня комитет продолжает осуждать насилие, угрозы, цензуру и аресты журналистов во всем мире. И указывать пальцем на убийц журналистов. Глава комитета Джоэль Саймон приехал в Испанию, чтобы напомнить обществу, СМИ и правительству, что не бывает демократии без свободы слова.

- Завтра состоится ваша первая встреча с прессой в Испании, на которой будет присутствовать Тринидад Хименес и другие журналисты. О чем вы будете говорить?

- Я хочу познакомить их с докладом о нападениях на журналистов, который мы ежегодно представляем в Вашингтоне, Париже, Гонконге и Каире. Сейчас подходящий момент для установления более тесных отношений, так как Испания имеет очень большое влияние в Латинской Америке.

- Какая страна на сегодняшний день наиболее опасна для журналистов?

- Безусловно, Ирак. Это самый опасный конфликт за всю историю существования нашего комитета. Из 55 журналистов, погибших в 2006 году, 32 лишились жизни в Ираке.

- Ваш комитет считает убийствами нападения вооруженных мятежников на журналистов. Кроме того, 14 журналистов погибли от выстрелов американской армии, и эти случаи так и не были расследованы военным командованием...

- Мы требуем проведения таких расследований. Но, безусловно, условия в Ираке изменились. Многие из этих несчастных случаев происходили, когда репортеры свободно перемещались и приближались к военным объектам, не называя себя. Солдаты не знали, что в этих машинах ехали журналисты. С другой стороны, девять иракских журналистов находятся в заключении, хотя им не были предъявлены обвинения. Последний такой случай - арест Биляля Хусейна, фотографа AP, лауреата Пулитцеровской премии. Один репортер телекомпании "Аль-Джазира" находится в тюрьме Гуантанамо.

- США отказались взять на себя ответственность за смерть телеоператора Хосе Коусо.

- Хотя у его семьи есть право на правосудие, в нашем докладе мы пришли к выводу, что этот случай произошел из-за халатности, потому что не действовала связь между войсками в Багдаде и командованием в Катаре. Этой трагедии можно было избежать, однако мы уверены, что военные не знали, что посягают на жизнь журналиста.

- В мире еще 134 журналиста сидят в тюрьме: 31 - в Китае, 24 - на Кубе, 23 - в Эритрее, 18 - в Эфиопии.

- Этим странам не важно, что о них думает вся планета. Мы обращались к Китаю с просьбой выполнить обещания об открытости во время Олимпийских игр. Куба использует заключенных журналистов в качестве разменной монеты, когда хочет улучшить отношения с другими государствами. В Эфиопии их посадили в тюрьму за симпатии к оппозиции. В Эритрее - за критику режима. Иран тоже хочет покончить с независимой прессой. Начиная с 2000 года несколько десятков журналистов в Иране были посажены в тюрьму, более 100 публикаций были запрещены.

- Смерть Анны Политковской вызвала подозрения относительно методов российского правительства.

- Эта смерть имела такой же резонанс, как и гибель Дэниэла Перла в Пакистане. Однако, хотя ее коллеги в Москве в курсе дела, в других частях страны никто ничего не знает, потому что Кремль обо всем умалчивает. С момента прихода Путина к власти в России было убито 13 журналистов. Журналистам, расследующим случаи коррупции или ситуацию в Чечне, угрожают. После убийства Анны мы спросили одного из ее коллег, собирается ли он продолжать ее дело, и ответ прозвучал как гром: "Это было бы самоубийством".

- Путин в России и Чавес в Венесуэле угрожают свободе печати. Какие методы они используют?

- Оба они - демократически избранные автократы, имеющие широкую поддержку в народе. Они не доверяют прессе, потому что она ограничивает могущество исполнительной власти. Хотя в Венесуэле еще можно критиковать правительство, Чавес ограничивает свободу с помощью новых законов. Другой вопрос - самоцензура латиноамериканских журналистов. Мы наблюдаем ее в Мексике из-за угроз со стороны наркоторговцев и в Колумбии из-за стольких лет насилия.

- Ваш комитет говорит о разрушении представления о военном корреспонденте как независимом наблюдателе. Что происходит?

- Раньше удостоверение журналиста было спасательным кругом. Сегодня существуют другие механизмы коммуникаций, такие, как интернет. Они знают, что могут рассчитывать на большой резонанс в случае нападения или похищения журналиста.

- Вы действительно считаете, что им удастся добиться своих целей?

- Безусловно. Когда мы повышаем голос, правительства учитывают наше мнение. После развала СССР и прихода к власти более демократичных правительств в Латинской Америке наблюдался всплеск свободы печати. Но сейчас пресса подвергается все большей опасности. Мы не знаем, что думают иракцы. Мы ничего не знаем о переменах в Китае или о том, что происходит в племенных зонах Пакистана. Мы переполнены информацией, но лишены важных новостей.

Джоэль Саймон - глава Комитета по защите журналистов

Источник: el Periodico


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru