Архив
Поиск
Press digest
18 июня 2021 г.
6 мая 2004 г.

Скотт Петерсон | The Christian Science Monitor

Американское и российское ядерное оружие: по-прежнему холодная война

План эпохи Клинтона по совершенствованию систем раннего предупреждения увяз в бюрократическом болоте

Вечер в советском ядерном центре раннего предупреждения обещал быть спокойным, когда 26 сентября 1983 подполковник Станислав Петров занял в кресло дежурного командира.

Уже через несколько минут Петров стал участником, может быть, самой опасной драмы времен холодной войны. Зазвучал сигнал тревоги, замигали экраны. Компьютерная карта на стене отобразила враждебный запуск американской ядерной боеголовки.

"Счет шел на секунды. У меня дрожали руки, удобное кресло превратилось в раскаленную сковородку", - вспоминает бывший офицер. Все становилось только хуже. Через пять минут компьютер зарегистрировал еще пять пусков, на экране появилась надпись "Ракетная атака".

Решение, принятое Петровым в эти минуты: ошибка компьютера, сложная система раннего предупреждения, в создании которой он участвовал, не права, - возможно, предотвратило ядерную катастрофу.

Спустя 20 лет растет озабоченность, не повторится ли подобная ошибка. Единственная сверхдержава и ее бывшая соперница по-прежнему нацеливают тысячи ракет, находящихся в состоянии повышенной боевой готовности, на крупные города друг друга. США спешат развернуть к лету ракетный щит, который должен перехватывать северокорейские боеголовки, а план по совершенствованию американской и российской систем обнаружения, появившийся в эпоху Клинтона, положен под сукно.

На президентских саммитах 1998 и 2000 годов США и Россия объявляли о планах по созданию в Москве совместной системы раннего предупреждения, работающей в режиме реального времени. План строился на американской спутниковой сети и российской системе радаров, он позволил бы лучше следить за арсеналами сверхдержав, а также террористическими угрозами.

"Хотел бы я сказать, что сегодня такое невозможно, - говорит Петров, сидя у себя на кухне. - Но когда мы имеем дело с космосом, никто не знает, каким будет следующий сюрприз".

Мечты о совместных усилиях прекратились уже давно. Между тем российская система заброшена и ветшает.

"Русские, по сути, летают вслепую, - говорит Йон Вулфстал, эксперт по нераспространению из вашингтонского Фонда Карнеги. - На окраинах есть огромные территории, наблюдение за которыми не ведется, поскольку спутники вышли из строя, а множество радаров советских времен утрачено".

В результате растет беспокойство по поводу ошибочной интерпретации, которая может показать пуск ядерной боеголовки и спровоцировать ответный удар. Такие страхи подпитывают военные инциденты в России - от провала ракетных запусков до утонувшей атомной подводной лодки.

По словам Петрова, секретное расследование инцидента 1983 года длилось год, и ложные сигналы, которые потрясли его, были приписаны редким, но предсказуемым отражениям от Земли.

Система опять дала сбой в 1995 году, когда русские непродолжительное время думали, что научный запуск, произведенный в Норвегии, - это американская ракета с ядерной боеголовкой, летящая в направлении России. По сообщениям, Борис Ельцин взялся за ядерный чемоданчик (пожалуй, нажатие ядерной кнопки тогда было самым вероятным за всю советскую и российскую историю), но в последний момент поверил, что отвечать не нужно.

"Известны "страшилки" о запусках метеоспутников, восходах полной луны, стаях гусей", - говорит Вулфстал.

Совместный центр предупреждения, построенный в Москве, был бы частичным решением. Строительство предполагалось завершить несколько лет назад. В 1998 году, когда Билл Клинтон и Ельцин впервые объявили о плане строительства, его назвали прорывом в предотвращении "ложных тревог", ведущих к случайной войне.

Когда в 2000 году новый президент России Владимир Путин подписал договор с Клинтоном, Белый дом назвал будущий центр "краеугольным камнем в обеспечении стратегической стабильности". Эксперты придерживались того же мнения, и в середине 1990-х годов заявляли, что объединение американской и российской систем значительно улучшит результаты.

"Мы досконально разобрали ситуации с различными ракетами, запущенными разными странами, от Ближнего Востока до Европы, по разным целям и разным траекториям, - говорит Брюс Блэр, президент вашингтонского Центра оборонной информации, который курировал исследование с участием российских ученых. - Мы изучили работу американской и российской систем обнаружения по отдельности и пришли к выводу, что объединение улучшит их работу на 20-70%".

При наличии семи российских радаров на территории от Балтии до Азербайджана, способных заметить пуски ракет с Ближнего Востока, в сочетании с американскими спутниками "вы получаете гораздо больше инструментов, сфокусированных на угрозе", добавляет Блэр. "Мы могли работать вместе и улучшить свою способность обнаруживать атаки третьих стран".

У американского и российского лидера была еще одна причина для оптимизма. Российские офицеры-ракетчики в конце 1999 года работали в американском командном центре в Колорадо-Спрингс, знакомясь с американской системой раннего предупреждения, чтобы обеспечить прямой контакт с Москвой в случае, если российскую систему поразит вирус Y2K.

Совместный проект, завершить который первоначально планировалось в 2001 году, пошел ко дну из-за рутинных вопросов о налогах, которые Россия должна была платить за ввоз американского оборудования, и правовых нестыковок.

"Обеим сторонам не хватает политической воли", - говорит Владимир Дворкин, руководитель Центра проблем стратегических ядерных сил Академии военных наук, а до 2001 года - главный стратег. Российская система предупреждения "заслуживает меньшего доверия", чем американская, говорит он, хотя ее сигналы "никогда не будут единственным указанием для запуска".

Проза жизни, остановившая проект, удивляет экспертов. "Если вы юрист из Госдепартамента, налоги и правовые обязательства могут быть для вас очень важны, - говорит Вулфстал. - Но если вас волнует выживание человечества, эти вопросы становятся второстепенными".

Эксперты обеих стран намерены возродить проект. Планируется провести годичные учения, чтобы изучить риск сбоев и оценить потребность в совместном центре.

"Мы хотим показать, что будет без этого центра, - говорит бывший генерал-майор стратегических войск Павел Золотарев. - Если бы центр был уже открыт, угрозы, может быть, не приводили к опасным ситуациям. Через год мы получим результаты, но когда мы сможем убедить руководство, неизвестно".

За последнее десятилетие США потратили примерно 7 млрд долларов на программы по снижению ядерной угрозы, укрепление безопасности оружейных материалов и научных объектов, которые могут стать мишенью для террористов.

По мнению экспертов, снижению риска способствует поддержание тысяч боеголовок в состоянии повышенной боевой готовности.

Некоторые российские эксперты утверждают, что, поскольку у Москвы нет намерений "заниматься предупреждением", она умышленно позволяет своей системе раннего предупреждения разрушаться.

"Конечно, если посмотреть, что они делают для сохранения своих спутников, это поражает, - говорит Мэттью Банн, ядерный эксперт гарвардского Центра Белфера. - Они фактически не покрывают территории, откуда американские подводные лодки могут производить запуск ракет. Я не могу представить себе, что российский президент, разбуженный среди ночи миганием радарного экрана, решает произвести пуск ракет, зная, в каком состоянии находится его система раннего предупреждения".



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru