Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
6 мая 2005 г.

Джонатан Стил | The Guardian

История показывает, что движение на восток может привести к беде

Отрицание роли России в победе над Гитлером создает предпосылки для формирования опасного менталитета

Как говорится в старой шутке, "ностальгия уже не та, что была раньше". Совершенно иначе все будет в понедельник, когда мир будет праздновать 60-летие победы Советского Союза в войне с фашизмом. Россияне всегда с гордостью вспоминали о своих военных жертвах, однако в этом году торжества будут громче, чем обычно.

По набору иностранных гостей это мероприятие превосходит похороны Папы в прошлом месяце - на Красной площади президент Северной Кореи Ким Чен Ир будет стоять на одной трибуне с президентом США Джорджем Бушем. Лидеры Китая и Японии также будут здесь, как и премьер-министр Великобритании, сию минуту принимающий поздравления с победой на выборах.

Как и другие недавние 60-летние юбилеи - день высадки союзников и освобождение Освенцима в январе - это торжество в Москве отличается тем, что эта годовщина может быть одной из последних, на которой будут присутствовать многие выжившие ветераны войны. Но поможет ли это совершить перелом в западном сознании, который не удалось совершить послевоенной историографии? Будет ли наконец признана преобладающая роль Советского Союза в победе над Гитлером или же торжество в понедельник станет очередным пустым вежливым ритуалом выражения уважения к памяти погибших в войне граждан другой страны без понимания того, как многим все мы им обязаны?

Отрицание роли Советского Союза не настолько ужасно, как "отрицание Холокоста", но зато это гораздо более распространено в западном мире.

Во время холодной войны лидеры стран Запада рутинно возлагали цветы на Могилу Неизвестного Солдата у кремлевской стены и посещали огромное кладбище, где покоится миллион жертв блокады Ленинграда. Однако этими жестами просто прикрывалось глубокое убеждение, что нацизм и коммунизм - это две стороны одной зловещей медали.

Мало кто публично признавал, что для всей Европы стало облегчением, когда в 1943 году была одержана победа в обороне Сталинграда, впервые разбудив надежду, что фашизм можно повернуть вспять. Много ли европейских и американских политиков - не говоря уже о школьных учебниках истории - говорят о том, что 80% жертв нацисткой военной на счету Красной армии, или о том, что войскам союзников противостояли 58 немецких дивизий, в то время как советским войскам за время продвижения на Берлин - 228?

С окончанием холодной войны уравнивание нацизма и коммунизма стало еще более распространено. Такое отношение получило оправдание и от самих русских, которые раньше не могли говорить подобные вещи.

Но, как показывают Моше Левин и Ян Кершо в своей книге "Сталинизм и нацизм", такая концепция тоталитаризма является искажением действительности. "Фашистский режим, в отличие от сталинского, нельзя рассматривать как модернизирующую диктатуру. Он был связан с возрождением нации и превосходством, основанным на расовой чистоте и возрождении".

При Сталине не было ничего такого, что было бы сравнимо с принудительной стерилизацией "негодных", эвтаназией тех, кто считался бременем для общества, концепцией, что некоторые народы - это "недочеловеки", и лагерями смерти для евреев. Массовый террор и чистки не были неотъемлемой частью режима, как стало понятно после смерти Сталина. Миллионы россиян оглядываются на длительный брежневский период как на время личной безопасности и экономической стабильности.

Отмена цензуры в России покончила со многими историческими табу. Во многих семьях было известно о том, что вернувшиеся советские военнопленные были отправлены в лагеря, но это долгое время замалчивалось.

Многие россияне признают промахи Сталина во время войны и жестокость, с которой он использовал людей как пушечное мясо, впрочем, не многим отличаясь в этом от английских генералов времен Первой мировой.

Как говорит Александр Яковлев, ярый антимарксист и антикоммунист, который был главным идеологом при Горбачеве, "победа была завоевана вопреки руководству Сталина, а не благодаря ему".

Но остались и другие темные пятна, которые необходимо изучить. Около миллиона советских военнопленных, или 30% тех, кто попал в немецкий плен, действительно сражались на стороне нацистов, хотя, как правило, делали это по принуждению или под страхом голодной смерти. Пакт о ненападении между Советским Союзом и Германией, давший Сталину возможность выстроить более надежную защиту, хорошо известен, но Россия до сих пор молчит о тайных аннексиях, позволивших Сталину отправить войска в Восточную Польшу, добавить ее земли к советским Украине и Белоруссии и год спустя оккупировать прибалтийские страны. По официальной версии, люди в этих республиках вдруг проголосовали на свободном референдуме за присоединение к Советскому Союзу.

Заявлять, как недавно сделал Владимир Путин, что пакт Молотова-Риббентропа был ничем не хуже мюнхенского соглашения Британии и Франции с Гитлером, значит уводить в сторону от истины. Заключая соглашение с Гитлером, Лондон и Париж, разумеется, надеялись, что он обратит свои силы против Советского Союза, но их основной целью, каким бы глупым это ни казалось, было "купить время", а не территории.

Однако не меньшей неправдой является, когда современные лидеры стран Балтии делают вид, что довоенный режим в их государствах до 1930-х годов не был авторитарным или шовинистским, или заявляют, что советская оккупация была такой же плохой, как фашистская, если не хуже.

Достаточно прочитать мемуары литовских евреев, выживших во время войны, или отчеты нацистов о времени, когда они вошли на территорию Прибалтики, чтобы получить более правдивое представление о действительности.

Да и поведение Сталина на Украине, каким бы жестоким оно ни было, не сравнится с гитлеровской стратегией тотального уничтожения. Известный афоризм Граучо Маркса: "Любой клуб, который пожелает принять меня, недостоин того, чтобы я в него вступал" - имеет свой мрачный эквивалент за авторством гауляйтера Украины Эрика Коха, сказавшего: "Если я встречу украинца, достойного того, чтобы сидеть со мной за одним столом, его следует немедленно расстрелять".

Поэтому лидеры Эстонии и Литвы, отказавшиеся приехать в Москву, только позорят самих себя.

Однако торжества, которые пройдут в понедельник, касаются не только прошлого. Урок для будущего заключается в том, что конкуренция за влияние или разделение Европы на "прозападный" и "пророссийский" лагеря, какой бы ни была внутренняя система в стране, ведет к катастрофе. В первые годы после холодной войны с этой точкой зрения соглашались. По просьбе поляков и отчасти чехов Бил Клинтон изменил эту политику. Хотя Борис Ельцин делал все, что могла Россия, для построения дружеских отношений, Вашингтон решил расширять НАТО. Аппетит приходит во время еды, и НАТО надвигалось на всех соседей России. Вспомните о тревогах США по поводу Кубы, а затем представьте себе, что вся Латинская Америка плюс Канада входят в альянс во главе с Москвой.

Конечно же, пришло время остановить этот опасный процесс. Вашингтон хочет его продолжить, но неужели европейские члены НАТО недостаточно помнят историю, недостаточно знают географию и не обладают достаточным политическим мужеством, чтобы сказать Бушу, что этот клуб уже закрыл свои двери?

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru