Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
6 мая 2008 г.

Сандро Виола | La Repubblica

Двуглавый орел в новом руководстве России

Послезавтра Дмитрий Медведев официально вступит в должность хозяина Кремля. А еще через несколько дней он подпишет назначение Путина на пост премьер-министра. И в ожидании того, какими будут первые шаги странной пары, которой предстоит управлять Россией, уже сейчас можно говорить о некоторых новшествах во внешней политике режима. Ураган антизападных выпадов (предупреждения, военные меры, ультиматумы), характерный для последнего периода президентства Путина, неожиданно стих. Начиная с первых чисел марта, после завершения президентских выборов, из Москвы в направлении Америки, Европы и Японии стали поступать различные сигналы дипломатической гибкости, заявления стали носить более спокойный характер.

Теперь следует лучше разобраться в том, какую цель преследовал Путин, демонстрируя свой гнев: выход из Договора по обычным вооруженным силам в Европе, возобновление полетов стратегических бомбардировщиков, непримиримая позиция в отношении размещения элементов американского космического щита в Польше и Чехии, острая полемика по Косово... Речь шла о шагах преимущественно внутреннего характера, направленных на достижение - накануне парламентских и президентских выборов - двух результатов. Громкие заявления против предполагаемого возвращения американского империализма и против сужающегося кольца баз НАТО вокруг России позволили напомнить о внешней угрозе, возможной опасности. Поэтому россияне были призваны продемонстрировать свой патриотизм, сплотить ряды вокруг людей Кремля, массово проголосовать за назначенного преемника Путина, Дмитрия Медведева.

В то же время постоянные трения с Западом, атмосфера холодной войны должны были заглушить слишком громкие вмешательства извне, хор критики со стороны западных правительств и СМИ по поводу выборов, которые должны были пройти - о чем режим прекрасно знал - с явными нарушениями.

По достижении этих двух результатов, о чем свидетельствует активное участие (населения) в выборах и застенчивая критика легитимности российских выборов со стороны западных стран, Путин, как кажется, перевернул страницу. Ни Россия, ни режим не были заинтересованы в том, чтобы вступление в должность Медведева прошло в обстановке напряженности. Напротив, это момент диалога и сотрудничества. Москва может делать это в атмосфере полного спокойствия: баррель нефти достиг 115 долларов, продолжается патетический, по определенным причинам, спад американской экономики, у европейцев наблюдаются политические разногласия, - все складывается так, чтобы обеспечить Москве сегодня сильную позицию. В демонстрации гнева больше нет необходимости. В настоящее время важнее всего попытаться привлечь западные инвестиции в еще больших объемах, чем 20 млрд долларов в прошлом году, принимая во внимание, что для такой огромной страны, как Россия, требуется значительно больше.

Совершенно очевидно, что разногласия с Соединенными Штатами сохраняются: от Косово до вступления Украины и Грузии в НАТО, от размещения элементов космического щита у российских границ до соперничества в Центральной Азии. Но правда также и то, что президентство Медведева начинается в остановке, которую на данный момент можно назвать спокойной. Этой смене обстановки способствует открытый и сердечный имидж нового президента: конечно же, имидж, отчасти созданный пропагандистами Кремля, но все же далекий от агрессивных позиций Путина.

Рассмотрим этот образ, созданный Москвой. Юрист, выходец из семьи представителей интеллигенции - таких, после Ленина, также выходца из городских слоев, в российском руководстве никогда не было. Технократ, набравшийся опыта в период пребывания на посту главы "Газпрома", в процессе участия в давосских форумах, на рабочих завтраках с руководителями крупнейших нефтяных компаний, а также единственный среди самых могущественных лиц режима, не являющийся выходцем из секретных служб. Но есть и еще кое-что. Формированию умиротворяющего образа "дофина" способствовали и его публичные выступления в течение нескольких последних месяцев. Прославление свободы и свободного рынка, необходимости сделать систему правосудия независимой от исполнительной власти, борьба с коррупцией. В общем, Медведев говорил на языке, более близком языку Григория Явлинского, лидера либеральной партии "Яблоко", а не языку "Единой России", почти единственной (на всю страну) партии, возглавляемой Путиным.

Правда также и то, что, если новый президент действительно вознамерится выполнить свои обещания, природа режима ему этого не позволит. Достаточно подумать о независимости судов, что в авторитарной системе практически невозможно. Таким образом, придя к выводу о том, что не имеет смысла ждать резких изменений курса после двух сроков президентства Путина, следует также отметить, что нельзя исключать некоторых важных новшеств. Не исключено, например, что мы станем свидетелями сокращения веса государственных монополий в управлении экономикой (с последующим усилением частного сектора) и ликвидации практики скандального совмещения постов в исполнительной власти и в правлениях крупных компаний: эта система, получившая название "Кремль Инкорпорейтед", в последние годы сказочно обогатила людей Путина, а через них и самого Путина.

В экономической сфере противоречий между новым президентом и новым премьер-министром не будет. Путин знает, что гайки системы и без того закручены очень сильно и что настал момент немного их ослабить, т.е. допустить некоторую либерализацию, хотя и с должной осторожностью. Что касается осторожности, то вспоминается принятие за последний месяц двух законов, расширяющих полномочия премьер-министра. Но при этом следует помнить, что приход Медведева в Кремль замыслил и подготовил сам Путин, что на ближайшую перспективу устраняет возможность раскола между ними. Если в режиме и откроется трещина, то она будет касаться скорее людей из трех высших аппаратов российской власти: администрации президента, структур правительства и служб безопасности.

В годы правления Путина у этих трех структур был один глава - президент, но, несмотря на это, между ними происходили столкновения, в ходе которых они отстаивали свои интересы. Теперь лидеров будет два, президент и премьер, и это лишь увеличит вероятность борьбы за власть между группами, в руках которых в настоящее время находятся бразды правления политикой и экономикой России. Если партнерский пакт между Путиным и Медведевым будет долговечен, им придется держать под контролем конкуренцию между кланами. Если же их позициям суждено разойтись, в Москве начнется баталия. С уверенностью можно говорить о двух моментах. Первый: никто сегодня не может сказать (даже сами Путин и Медведев), каким образом и как долго будет функционировать московский тандем. Второй: двуглавый орел является символом России, а история учит, что в российском руководстве периоды двоевластия были короткими и заканчивались плохо.

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru