Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
6 мая 2013 г.

Грег Миллер, Сари Хорвитц | The Washington Post

Бостонское дело показывает ограниченность возможностей контртеррористической сети США

"Письмо было написано кириллицей и передано из рук в руки российской службой безопасности ФБР в Москве 4 марта 2011 года", - пишет The Washington Post.

"Оно умещалось на одной странице и содержало туманное предупреждение о том, что мать и сын, иммигранты из России в США, обратились в радикальный ислам", - передают авторы статьи. Тамерлана Царнаева там описывали как "боевика", который, вероятно, собирается в Россию, чтобы присоединиться к неназванной "подпольной" организации.

"Эта подсказка, как шарик в пинболе, рикошетила по большой контртеррористической системе США в течение 16 месяцев", - говорится в статье.

"Прошло более десятилетия с тех пор, как в США начала создаваться обширная антитеррористическая инфраструктура - аппарат, который трансформировали несколько раз за последние годы после серии едва не пропущенных терактов", - пишут журналисты.

"В случае с Тамерланом Царнаевым препятствия для властей США варьировали от опечатки на посадочном талоне до очевидного отказа российских властей сказать больше, чем то, что содержалось в изначальной подсказке", - рассуждают авторы статьи. В конечном итоге лучшая возможность выследить и предотвратить преступный замысел выпала, вероятно, на те шесть месяцев, когда ФБР прекратило слежку за Царнаевым и когда он, предположительно, начал готовиться к теракту в Бостоне.

Изначальное предупреждение о Тамерлане Царнаеве, несовершенное и фрагментарное, предвосхитило то, как стали разворачиваться его поиски, говорится в статье. В этом документе были указаны две возможные даты рождения Царнаева - обе неправильные, пишет газета. В письме было две версии написания его имени кириллицей, и это несоответствие еще увеличилось, когда ФБР и ЦРУ получили различные транслитерации.

"22 марта 2011 года ФБР начало проводить "оценку" Царнаева. Это расследование на начальной стадии, которое бюро проводит, когда у него нет достаточных оснований для уголовного расследования", - сообщают авторы.

ФБР допросило Царнаева и его мать и установило наблюдение за их квартирой в Кембридже, штат Массачусетс. Газета ссылается на отчет американского официального лица, согласно которому сотрудники бюро никогда не входили в здание.

"Расследование ФБР было незначительным по сравнению с агрессивным подходом в десятках случаев других проверок в делах, связанных с терроризмом. В борьбе с будущими террористами бюро, в основном, полагалось на информантов, которые представлялись боевиками-исламистами. Во многих случаях информанты поставляли поддельную взрывчатку ни о чем не догадывающимся подозреваемым перед тем, как в дело вступали власти", - говорится в статье.

Эта тактика привела к аресту 41 человека в период 2009-2011 годов, отмечают авторы.

Но, по словам американских должностных лиц, ФБР не рассматривало возможность использовать информанта для проверки Царнаева. Он не переходил черту, которая требует доказательств, что человек уже помышляет о насилии, говорится в статье.

В сентябре 2011 года ФСБ передала, очевидно, идентичную копию своего письма о Царнаеве в руки резидента ЦРУ в Москве. Спецслужба переадресовала информацию Национальному контртеррористическому центру, сообщает газета.

Сначала Царнаев оказался в базе данных "Среда хранения личных данных террористов", потом в Базе данных по проверке террористов, пишут авторы статьи.

"Больше всего в этом деле сбивает с толку то, что Царнаева не внесли в базу данных ФБР, хотя ФБР больше других за ним наблюдало", - отмечает издание.

Погранично-таможенная служба США распорядилась соединить с его именем предупреждающий сигнал в еще одной базе данных, которая используется для отслеживания подозрительных пассажиров, говорится в статье. Система предупреждает власти за три дня до того, как человек должен лететь, повторный сигнал поступает в день вылета или прилета. Однако второе предупреждение о прибытии Царнаева так и не поступило, отмечают журналисты.

С самого начала сотрудники ФБР были обеспокоены мотивацией российской стороны, убежденные в том, что Москва часто использовала необоснованные обвинения, пытаясь подвергать нападкам эмигрантов. Эти подозрения только усилились, когда Россия не ответила на запросы ФБР о дополнительной информации по Царнаеву, поясняет издание.

В более широком смысле российские бастионы исламского экстремизма, в том числе Дагестан, не рассматривались как экспортеры насилия в США, в отличие от Пакистана или Йемена, отмечают журналисты.

Российская подсказка показывала, что Царнаев предположительно представлял угрозу для нее самой. Тот факт, что он беспрепятственно приехал в Россию, сочли за подтверждение того, что у Москвы нет достаточных улик в отношении этой фигуры, пишет газета.

Когда Царнаев прибыл в Нью-Йорк 12 июля 2012 года, он не столкнулся с дополнительной проверкой или допросом, хотя система дала сигнал таможеннику в группе по борьбе с терроризмом в Бостоне, говорится в статье.

"На тот момент не поступило никакой новой информации от российских властей. Прошлогоднее расследование ФБР было закрыто. Даже если таможенник передал бы предупреждающий сигнал, взрыв, в результате которого погибли три человека и были ранены более 260, возможно, не удалось бы предотвратить", - заключают авторы статьи.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru