Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
6 октября 2003 г.

С первыми проблесками дня российские военнослужащие в боевом обмундировании медленно обходят разрушенные улицы Грозного. Они проходят мимо самодельных крестов, возведенных в память об их погибших товарищах. Держась обочины, чтобы не дразнить снайперов, они осматривают кусты в поисках взрывных устройств с дистанционным управлением и мин-ловушек, заложенных ночью чеченскими сепаратистами.

Солдаты - молодые новобранцы, только что приехавшие из провинции, и профессионалы, прельстившиеся высокими заработками, - напряжены, однако они почти не смотрят на проходящих мимо чеченцев. И чеченцы их игнорируют. Этим утром солдаты так и не находят никаких мин, а их товарищи на КПП из бетона и колючей проволоки, досматривающие машины и автобусы, не задерживают ни одного боевика. Время от времени они избивают водителей и часто требуют взятки, однако чеченцы отлично знают правила игры. "Высунь деньги из окна, и они не будут ничего проверять", - рассказывает человек, назвавший себя моджахедом.

Простые жители, такие как Зинаида, конторская служащая, и ее сын-подросток, счастливы, когда наступает новый рассвет. "Ночь - это наш ад", - признается она. Ночь - это время, когда в их домах неожиданно появляются солдаты, выбивают двери и забирают молодых людей, подозреваемых в подрывной деятельности. Большинство из них домой больше не возвращаются.

Постепенная нормализация - такими словами пропагандистская машина российского президента Владимира Путина называет то, что происходит в Чечне. Недавно на территории Грозненского университета прогремел взрыв. "Что-то нормализация сегодня рановато", - произнес студент, посмотрев на часы.

На этой неделе, после объявления запланированных результатов президентских выборов, нормализация вступает в новую фазу. У чеченцев не было иного выбора, кроме как проголосовать за путинского кандидата, 52-летнего Ахмада Кадырова, главу назначенной Москвой чеченской администрации. Раньше бывший муфтий Чечни был антироссийским боевиком. В конце 1999 года он примкнул к России, потому что, по его собственным словам, не одобрял растущего влияния среди боевиков радикальных исламистов.

Это был опасный шаг: с того момента на Кадырова было совершено не одно покушение, но с политической точки зрения весьма выгодный. Ко дню выборов он остался практически единственным кандидатом; большинство его серьезных конкурентов либо были дисквалифицированы из-за технических нарушений, либо покинули предвыборную гонку по "личным причинам", либо ни с того ни с сего получили тепленькие местечки в Москве.

После вступления во власть новый президент Чечни должен получить широкие полномочия по управлению республикой. Об этом Путин заявил на встрече с группой журналистов из США. Будут проведены выборы в местные законодательные органы. После этого Кремль планирует объявить окончание войны, сократить численность российских войск в Чечне до небольшого постоянного гарнизона и передать миротворческую миссию чеченской милиции (численность которой будет составлять 13 тысяч человек и которую многие рассматривают как персональную армию Кадырова) и личной охране Кадырова.

Эта стратегия "чеченизации", цель которой - устранить чеченский вопрос из программы переизбрания Путина к следующей весне - напоминает попытки США объявить победу и покинуть Вьетнам три десятка лет назад. Она также напоминает нынешнее затруднительное положение США в Ираке - Буш признал это на пресс-конференции с Путиным в Кемп-Дэвиде. "Террористам нужно противостоять повсюду, где они сеют хаос и разрушение, включая Чечню", - заявил Буш. В Чечне боевики нашли способы борьбы с подавляющей военной силой России и использовали террористические методы для того, чтобы перенести битву из Грозного на улицы Москвы.

Чеченская война, начатая в 1994 году предшественником Путина Борисом Ельциным, по задумке должна была быть короткой карательной операцией против маленькой непокорной республики. Однако она окончилась в августе 1996 года с печальными результатами: 80 тысячи чеченцев погибли, Россия была унижена, а Чечня стала независимой во всем, кроме формальной принадлежности к России.

Этот опыт был для России столь же болезненным, как опыт Вьетнама для США. В конце 1999 года после серии взрывов в жилых домах в Москве, в которых Кремль обвинил чеченских террористов, Путин, тогдашний премьер-министр, дал приказ о новом вторжении в Чечню, сделав конфликт ключевой темой своей президентской предвыборной кампании. К февралю 2000 года российские истребители подавили сопротивление в Грозном, превратив город в руины. Обещание Путина вернуть мятежную республику под крыло России позволило ему стать президентом. У него нет намерения допустить, чтобы Чечня лишила его президентского места сейчас. Однако в свете того, что сегодня российская победа не ближе, чем она была три года назад, Путин отчаянно нуждается в надежном плане "Б".

По данным наблюдателей, каждый день в Чечне гибнут семь российских солдат. Москва редко обнародует свои потери, однако в прошлом феврале Кремль признал, что с конца 1999 года погибло почти 4600 солдат - больше, чем во время первой чеченской войны. Тем не менее и эта цифра считается серьезно заниженной.

Муса Дошукаев, заместитель премьер-министра в назначенной Россией администрации Чечни, сообщил Time, что официальная статистика Кремля "вызывает смех у специалистов по безопасности". На этот раз никто не считал погибших среди чеченского гражданского населения, хотя, по самой скромной оценке, их количество достигает 10 тысяч человек. В то время как московские чиновники говорят об уничтожении последних 3 тысяч боевиков (три года назад они обещали уничтожить последние 2 тысячи боевиков), повстанцы восстановили контроль над огромными территориями Чечни. А в это время простые чеченцы продолжают жить в страхе и нищете, без воды, без электричества, без работы, в диких санитарных условиях.

Путинский план "Б" может сработать - по крайней мере, так считает российское общественное мнение. Большинство россиян предпочитают не думать о войне; враждебность в отношении чеченцев и других народов Кавказа носит повальный характер. К тому же Путин безжалостно навязал СМИ цензуру: война появляется на телеэкране только тогда, когда инцидент слишком крупный, чтобы его можно было проигнорировать, как, например, чеченский теракт-самоубийство в соседней Северной Осетии в августе, когда погибло 50 человек и был разрушил военной госпиталь, или когда министры хвастают тем, что боевики находятся на последнем издыхании. Владельцы российских СМИ знают, что критическое освещение войны в Чечне - это самый быстрый способ обречь телеканал на закрытие, а иностранным журналистам официально разрешают передвигаться в Чечне только по маршрутам, контролируемым правительством.

В то время как российские лидеры заявляют, что республика постепенно возвращается к нормальной жизни, на самом деле конфликт только ширится. На западе, в соседней Ингушетии чеченские боевики проводят операции против российских войск. Чеченские боевики двигаются на север и уже дошли до Москвы. Теракты-самоубийства на московском рок-фестивале и попытка теракта на одной из главных улиц столицы в июле вывели общество из состояния равновесия.

В Чечне движение боевиков расколото на традиционных сепаратистов, лояльных Аслану Масхадову, последнему избранному президенту Чечни, и новые фундаменталистские силы, финансируемые арабскими деньгами и пополняющиеся добровольцами из исламского мира. Среди них есть радикалы, связанные с "Аль-Каидой". Многие из них перебрались через границу из Грузии, где они прятались в убежищах Панкисского ущелья. Но самый сильный урон наносят молодые местные радикалы, лидеры которых находятся под сильным влиянием ваххабистских проповедников с середины 1970-х.

Когда в июне 2000 года Кремль поставил Кадырова ответственным за Чечню, многие предполагали, что он будет промежуточной фигурой. Однако он укрепил свои позиции в глазах Кремля, частично благодаря настойчивому утверждению, что подавить антироссийское сопротивление могут только сами чеченцы. Чтобы помочь ему в этом, россияне превратили чеченскую милицию в хорошо вооруженные силы, которые, по словам Кадырова, нуждаются в дополнительном расширении. "Главная задача - это поднять милицию на ноги и поддержать ее функционирование", - заявил Кадыров в беседе с журналистом Time.

Россияне подозревают, что многие из милиционеров Кадырова - это самые настоящие боевики, активно сотрудничающие с группировками и предоставляющие полевым командирам развединформацию. Помощники Кадырова называют эти обвинения недоказанными, но, по данным российского офицера, эти так называемые лояльные чеченцы регулярно сливают информацию о передвижениях войск боевикам. Предполагается, что вертолеты подразделения, в котором служит этот офицер, должны рапортовать о месте приземления в ставку командования, укомплектованную чеченцами. Но он никогда не сажает свой вертолет там, где запланировано. "Я всегда приказываю пилоту приземлиться на две-три сотни метров дальше и открыть огонь по месту нашей предполагавшейся посадки", - рассказывает он.

Имея в своих рядах двойных агентов, сможет ли Кадыров выполнить свое обещание покончить с боевиками? Кремль уже пытался поразить мятежников и с воздуха, и зачистками от дома к дому, а теперь, утверждают критики Кремля, похищениями предполагаемых боевиков среди ночи. Эти методы ничего не изменили, и новая политика чеченизации, вероятно, не сработает. Она породит, заявляет Руслан Хасбулатов, чеченец по национальности и бывший спикер российского парламента, гражданскую войну: боевики обратят свое оружие против людей Кадырова.

Многие сомневаются и в том, что россияне вообще когда-либо покинут Чечню. В отношении чеченизации у российских генералов энтузиазм на нуле, подчеркивает заместитель премьер-министра Дошукаев, потому что в Чечне делаются слишком большие деньги. Оружие и взрывчатка, которые убивают российских солдат, поступают боевикам прямо с российских баз - об этом свидетельствуют рассказы местных жителей и зарубежных наблюдателей. Российские солдаты продают оружие на черном рынке, несмотря на то что знают: оно наверняка будет использовано против их боевых товарищей.

Боевикам не нужно ввозить оружие в Чечню контрабандой, говорит редактор прокадыровской газеты Лехи Магомаев, потому что "они могут купить его на ближайшей базе". По словам чеченских чиновников, российские вооруженные силы также вовлечены в контрабанду нефти и другие нелегальные предприятия.

Для того чтобы вернуть жизнь в Чечне в мирное русло, предлагалось много планов. Один их самых детальных предложил Хасбулатов. В нем речь идет о чеченской автономии в составе Российской Федерации, но под "международным наблюдением". Однако Путин возражает против всего, что может ослабить хватку Москвы. И, как полагают многие чеченцы, единственная оставшаяся у них надежда - это надежда на полную независимость.

Александр Солженицын, отнюдь не сторонник борьбы в Чечне, писал в 1973 году в "Архипелаге ГУЛАГ", что изо всех народов в советских лагерях и ссылках чеченцы были единственными, кто никогда не сдавался и не усваивал привычку подчиняться. Чеченцы до сих пор соответствуют этому описанию.

В отличие от президента Буша в Ираке, Путин может гарантировать, что россиянам не будут напоминать о чеченском кошмаре каждый день по телевидению. Однако молчание - это не выход. "Я здесь, потому что это единственная работа, которую я умею делать, - говорит Михаил, офицер МВД в штабе в Грозном. - Эта война - это ... каша".

Чечня, может, и не повредит Путину на предстоящих выборах, но ее бесконечный кошмар не даст ему покоя во время его второго президентского срока.

Источник: Time


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru