Архив
Поиск
Press digest
17 июня 2021 г.
6 октября 2006 г.

Михаэль Людвиг | Frankfurter Allgemeine

Человек Москвы в Грозном

При премьер-министре Рамзане Кадырове восстановление Чечни идет полным ходом - и по-прежнему царят страх и террор

"Документы!" Водитель такси из Ингушетии через окошко протягивает человеку с Калашниковым наперевес водительское удостоверение и паспорт. Тот внимательно изучает документы, осматривает багажник и пропускает автомобиль. Контрольно-пропускной пункт на чечено-ингушской административной границе по дороге из Назрани в Грозный преодолен. Примерно через километр документы требуют чеченские постовые и "федералы", российские солдаты. Едем дальше. Водитель смотрит в зеркало заднего вида, нервничает, замедляет темп, съезжает к обочине и останавливается.

Никогда не знаешь! Многие, кто не остановился, когда лучше было бы остановиться, уже на том свете. Три белые "Волги" обгоняют машину и тормозят в облаке пыли. Одна из машин останавливается перед ингушским такси. Из машины выскакивают вооруженные люди в темных очках. Они все кругом осматривают. "Выходим, - говорит водитель такси и смиренно добавляет: На все воля Аллаха!" - "Все в порядке!" - кричит похожий на быка двухметровый человек, который вышел из белого лимузина, который остался за такси. Страх постепенно отпускает.

Это Джамлейл Хадашев, глава администрации Шатойского района, расположенного к югу от Грозного. Он поправляет пистолет на поясе и приглашает пересесть в его автомобиль. Машина с визгом срывается с места и едет по направлению к Грозному со скоростью, от которой захватывает дух. Водитель Волги ухмыляется, поправляя ручные гранаты на своем поясе, и нажимает на педаль газа. Хадашев говорит, что благодаря премьеру Кадырову и его людям в этих местах стало относительно спокойно и безопасно. Они научили бойцов сопротивления, "боевиков", бояться, и вынудили большинство из них добровольно сдаться властям. Однако кто знает, не получит ли какой-нибудь "ваххабит" заказ на ликвидацию кого-нибудь, говорит глава администрации.

"Ваххабитами" в Чечне называют не только мусульманских фундаменталистов, а всех бойцов сопротивления, которые, несмотря на амнистию, предложенную правительством, остались в лесах или укрылись на территории Ингушетии. Премьер-министр Рамзан Кадыров заявил, что в Чечне орудуют еще около 50-60 боевиков. А их лидер Доку Умаров находится в Ингушетии.

Глава районной администрации Хадашев окружил себя небольшой армией телохранителей, и у него на это есть причины. Несколько дней назад перед своим домом был застрелен боевиком начальник призывного пункта в Шатое. Хадашев показывает, чего он добился в Шатое. Ему удалось получить у "федералов" два здания и отремонтировать их. В одном из них сейчас располагается больница, в другом - школа. Германия помогла деньгами, но оснащение больницы медицинскими приборами еще не завершено, нужно еще достать необходимые медикаменты. "Наш капитал - это дети", - говорит Хадашев. Целое поколение детей не ходило в школу из-за войны и послевоенного хаоса. Это катастрофа для Чечни. А потом, добавил Хадашев, нет ничего более страшного, чем ответить голодным детям, которые просят кушать, что ничего нет. Он сам пережил такое, и, по его словам, тогда он думал, что лучше уж повеситься. "Больше никакой войны и войны между братьями", - говорит он.

"Мы заново восстановим Чеченскую республику. И только мы сами можем это сделать!" Это написано на транспаранте, которые растянут над проспектом имени Ахмада Кадырова в Грозном и на котором изображен его сын, Рамзан Кадыров, премьер-министр Чечни. Изображение Рамзана можно увидеть на больших плакатах повсюду - часто вместе с отцом, который по милости Москвы стал президентом и был убит два года назад в результате покушения, иногда даже с президентом Путиным. Рамзан утверждает, что все эти плакаты не имеют ничего общего с культом личности, а являются выражением восторженности молодежи. Однако во избежание недоразумений он приказал все-таки плакаты снять.

Одной из причин для такой восторженности стал очевидный прогресс в процессе восстановления Чечни, а в особенности Грозного. Так, по крайней мере, говорят молодые люди из "фан-клуба" Рамзана Кадырова, расположенного в центре Грозного. Они носят футболки с портретом Рамзана, которые чем-то напоминают футболки с Че Геварой. "Он поднимет Чечню, и он должен стать президентом. А если он хочет, я надену хиджаб", - говорит девушка в кафе клуба.

В четверг Рамзану Кадырову исполнилось 30 лет. Теперь, согласно конституции, он отвечает всем критериям для того, чтобы стать президентом. Состоялось торжественное открытие отстроенного заново проспекта Ахмада Кадырова, кроме этого, был открыт аэропорт в Грозном. Придется немного подождать, пока завершится строительство центральной мечети на площади Ахмада Кадырова, но минарет уже готов и мечети не хватает только отделки. Жизнь, и прежде всего торговля, охватывает и нецентральные улицы города, расположенные в стороне от проспекта Кадырова. Уже практически не осталось контрольно-пропускных пунктов служб безопасности - в Грозном их всего шесть.

Исчезли и те многочисленные вооруженные люди, которые еще недавно были призваны гарантировать безопасность на каждом углу, но внушали скорее страх. Руины напротив здания правительства, еще прошлой осенью как будто насмехавшиеся над всеми заверениями, доносившимися из правительства, убраны. И вообще по всему городу теперь редко можно встретить развалины. В отделе городского строительства - "Входить в здание с оружием строго воспрещается!" - говорят, что все, что было восстановлено за прошлый год, профинансировано самой Чечней, прежде всего фондом Кадырова.

Взносы в этот фонд должны платить многие - от женщины, торгующей на рынке до госслужащего и бизнесмена. Рамзан Кадыров заявит позже иностранным журналистам, что из Москвы не приходят деньги на восстановление. И поправится: недавно из Москвы пришло 120 млн рублей, и до конца года средства поступят еще. Не только молодежь в "фан-клубе", но и многие люди на улицах города говорят, что Рамзану Кадырову удалось за короткое время сделать столько, сколько ни одному чеченскому политику не удавалось за годы. Никто не контролирует фонд Кадырова, однако очевидно то, что Рамзан умеет делиться с народом, в то время как многие другие все кладут в свой карман. Он подходящий человек на президентский пост.

Сам Кадыров отвечает на вопрос, планирует ли он заменить действующего президента Чечни Аллу Алханова до истечения официального срока его полномочий, в том ключе, что он еще не готов стать президентом. Но он полагается на свой авторитет. Он делает ставки на Путина, поскольку тот делает ставки на него, и он имеет сторонников в народе. В Москве практически окончательную победу над боевиками - основными средствами в борьбе с которыми стала жестокость, коварство и деньги - ставят в заслугу молодому Кадырову. Что касается людей, которые стали восстанавливать свои дома в пригородах, создается впечатление, что к ним вернулось мужество. Они ставят Кадырову в заслугу то, что он так энергично способствует восстановлению республики и требует от Москвы выделять на это больше денег.

В нескольких шагах от кафе при "фан-клубе" Кадырова расположен офис чеченского филиала правозащитной организации "Мемориал". Здесь точка зрения относительно восстановления республики далека от восторженной. Наталья Эстимирова борется, пытаясь получить разъяснения в связи с похищениями, которые практикуют вооруженные люди, часто в военной форме, и "исчезновениями" людей в тюрьмах. "Близкие и родственники жертв пытаются выкупить своих, а если у них ничего не получается, тогда они приходят к нам", - говорит она. Близкие и родственники жертвы боятся говорить об этом открыто. Старая женщина из Шатоя была права. "Они все еще стреляют и похищают людей", - сказала она. Рамзан Кадыров пообещал в эти дни перед иностранными журналистами, что его правительство будет бороться с похищениями людей и с тем, что невиновные оказываются в тюрьмах.

Этой угрозе подвергаются и те люди, которые живут в лагере для вернувшихся в Грозный беженцев в ужасных условиях. Люди в униформе постоянно врываются в лагерь и уводят людей под прицелом автоматов. Адмар Дауров из Совета по делам беженцев говорит, что эти люди вернулись только благодаря своей солидарности и мужеству. Отсутствие безопасности является одной из причин того, что большинство беженцев, находящихся в лагере Карабулак в Ингушетии, пока не хотят возвращаться в Чечню. В Грозном, из которого они бежали во время войны, их дома и квартиры разрушены, а работы, по их словам, там так же мало, как и в Карабулаке. Четыре пятых всего трудоспособного населения Чечни составляют безработные.

Ахмад Шамаев был верховным муфтием Чечни, пока не поссорился с Рамзаном Кадыровым и не был отправлен в Москву. Там он стал заместителем верховного муфтия России, но он часто приезжает в Чечню и выступает с проповедями. В Грозный он приезжает с охраной - "мои родственники" - несмотря на то, что представителю духовенства охрану иметь не положено. Сегодня он тоже отдает должное Кадырову-младшему за его градовосстановительные заслуги, а также за то, что чеченский ислам снова стал набирать силу. На вопрос о том, не боится ли он диктатуры Рамзана Кадырова, он ответил, что, во-первых, Кадыров изменился, а во-вторых, диктатура в Чечне невозможна. Стране нужен лидер, и она нашла его в лице Кадырова, хотя он молод. "Но, с другой стороны, мы все в Чечне генералы". И поэтому невозможно, что кто-то один останется долго у власти. После этих слов он быстро ретировался вместе со своей охраной.

Многие наблюдатели в Чечне считают, что русские уже тайно работают против Рамзана Кадырова, после того как он уничтожил боевиков. Сам Кадыров говорит о двух покушениях и настроен фаталистически. Преступники не были наказаны точно так же, как и те, кто убил его отца, при этом он намекнул на участие "особых сил". Тот факт, что он открыто говорит об угрозе собственной жизни, является средством еще больше привлечь народ и получить еще больше власти. Однако тут судить трудно - как и о многом другом, касающемся Чечни.

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru