Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
6 октября 2006 г.

Эндрю Крамер | The New York Times

Коктейль из нефти и экологии

Больше десятилетия Дмитрий Лисицын вел одинокую, обреченную на поражение войну, чтобы защитить местного лосося и серых китов от крупных мировых нефтяных компаний, которые превращают буколический Сахалин в промышленный узел энергии для Азии.

Теперь Лисицын неожиданно получил полную поддержку от странного борца за экологию - российского правительства.

Власти, никогда раньше не проявлявшие ни малейшего интереса к экологическим делам Лисицына, теперь ухватились за них как за инструмент для остановки гигантских проектов нефтяных компаний Royal Dutch Shell и Exxon Mobil здесь, на Сахалине, мирном острове недалеко от Сибири, сказочно богатом нефтью и газом. Но необычный союз - это лишь очередной шаг в нарастающем противостоянии между крупными нефтяными компаниями и Кремлем, который хочет вернуть - но заплатить очень мало - энергетические активы, проданные им иностранцам в то время, когда цены на нефть были низкими.

В отличие от Уго Чавеса из Венесуэлы и Эво Моралеса из Боливии, недавно пославшего армию отбирать газовые месторождения, Кремль использует более изощренные методы, хотя результаты не менее коварны с точки зрения нефтяных компаний.

Прямо сейчас у Exxon Mobil идет ссора с Кремлем из-за того, может ли компания отправить на экспорт свой первый танкер нефти в рамках проекта "Сахалин-1" стоимостью 17 млрд долларов. Предполагалось, что экспорт начнется с первой недели октября, но на совещании 28 сентября российские чиновники предупредили, что партии будут остановлены для проверок на угрозу здоровью и безопасности. Exxon Mobil настаивала, что танкер должен уйти по графику.

Танкер должен везти нефть из одной из самых молодых в мире энергетических провинций Азии; часть этой нефти отправится в Калифорнию, способствуя диверсификации поставок с Ближнего Востока, что является целью энергетической политики администрации Буша.

Вчера танкер "Виктор Титов" еще стоял в доке терминала Де-Кастри в Татарском проливе на российском Дальнем Востоке. Поздно вечером Exxon Mobil сообщила только, что на терминале идут проверки и нужны дополнительные разрешения российских властей, но отказалась сказать, когда отправится танкер.

Еще более крупной мишенью стала в последнее время компания Shell и ее проект "Сахалин-2" стоимостью 20 млрд долларов, который является крупнейшей иностранной инвестицией в Россию и крупнейшим в мире предприятием, сочетающим разработку нефти и газа. Власти также нацелились на месторождения BP в Сибири и проект французской компании Total в северной России.

Теперь Россия использует экологическое регулирование, отмечают нефтяные аналитики, чтобы ослабить переговорные позиции крупнейших в стране иностранных инвесторов - точно так же, как она использовала налоговый кодекс, чтобы ослабить ЮКОС, когда-то крупнейшую в России нефтяную компанию. ЮКОС обанкротился, когда власти избирательно применили к концерну определенные налоговые правила.

На самом деле, после того как государственная компания "Роснефть" забрала нефтяное производство ЮКОСа, Кремль увеличил контроль над энергетическими активами страны с серьезными последствиями для мировых поставок нефти. Нынешним летом Россия обогнала Саудовскую Аравию как крупнейший в мире поставщик нефти.

"Официальная риторика неуклонно становится все резче и не сулит ничего хорошего будущему иностранных нефтяных компаний в России, - написал недавно в меморандуме для инвесторов директор московского отделения Goldman Sachs Рори Макфакхар. - Мы по-прежнему полагаем, что цель этой кампании - заставить иностранные компании принять российские компании как равных или даже мажоритарных партнеров в свои проекты, возможно, без какой-либо компенсации".

Проект Shell в настоящее время находится в неопределенной ситуации, так как регулирующие органы отозвали разрешение на "Сахалин-2", что грозит простоем 17 тыс. рабочих. Отзыв был приостановлен для второй экологической проверки, которая должна закончиться 25 октября, когда ожидается новое урегулирование.

Нынешней осенью регулирующие органы оказывают давление на пять крупных западных нефтяных инвестиций в Россию, в которых у государства нет контролирующего пакета акций: "Сахалин-2", "Сахалин-1", предприятие BP ТНК-BP, месторождение Total "Карьяга" и компанию Caspian Pipeline Consortium, которая экспортирует нефть из Центральной Азии через российскую территорию.

Даже московская "Независимая газета" летом этого года в одной из статей отметила, что открылся сезон охоты на иностранные энергетические инвестиции.

В среду британский посол в России Энтони Брентон назвал эти действия "серьезным ударом по репутации России как делового партнера и поставщика энергоресурсов".

В ходе спектакля о чиновном возмущении по поводу охраны природы, необычном для российского правительства, заместитель директора экологической службы Росприроднадзор Олег Митволь недавно повез журналистов, дипломатов и экологов на экскурсию по местам, где осуществляется проект Shell.

Во время экскурсии Митволь сердито показывал на грязный склон холма на трассе трубопровода Shell. Указывая на поваленные деревья, он заявил, что подозревает, что загрязнение стало причиной смерти двух рыб, которых он видел в реке плавающими кверху брюхом. Он рассказал, как водолазы показали ему то, что он назвал "мутантом" - рыбу-звезду с тремя концами вместо пяти. В какой-то момент один из его помощников небрежно бросил окурок сигареты в Тихий океан, в то время как Митволь стоял на рыболовном причале и клеймил вмешательство Shell в бухте Анива.

Он заявил, что Sakhalin Energy, эксплуатационная компания Shell, портит реки, где нерестится лосось. Он также обвинил компанию в незаконном сбросе материалов дноуглубления в бухту и вырубке деревьев в парке.

"Мы подписали с компанией соглашение на бурение нефти и газа, - заявил Митволь. - Вырубка деревьев в заповеднике - это, извините, нечто иное".

В интервью на грязной поляне возле трубопровода Митволь сказал, что Shell грозит до 50 млрд долларов штрафов и пошлин, если компания хочет остаться в России. Он также пригрозил "завести уголовное дело на каждое дерево, которое они срубили".

Greenpeace, International Fund for Animal Welfare и организация Лисицына "Сахалинская экологическая охрана" поддерживают обвинения Митволя, которые, по их словам, повторяют жалобы, которые они высказывали годами, до последнего времени - без особой реакции со стороны властей.

Sakhalin Energy отвергла обвинения, выдвинутые Митволем. "Хотя проект сталкивается с рядом экологических сложностей, компания уверена, что им уделяется все необходимое внимание", - говорится в заявлении компании. Аналитики называют жалобы регулирующих органов слабо завуалированной попыткой возобновить переговоры об условиях контрактов на миллиарды долларов, подписанных в 1990-е годы. "Ты не станешь воевать с мэрией и, конечно, не станешь воевать с Кремлем", - сказал Кристофер Уифер, главный аналитик "Альфа-Банка".

Десятилетие назад Россия впервые подписала соглашения о разделе продукции, которыми регулируются сахалинские проекты Shell и Exxon. Тогда нефтяные цены колебались вокруг 15 долларов за баррель. По соглашениям, государство не облагает компании налогами, а вместо этого получает долю нефти, но лишь после того, как компания вернет начальные инвестиции.

За прошедший год Shell удвоила оценку своих затрат до 20 млрд долларов, Exxon Mobil, со своей стороны, увеличила ее на 30%, до 17 млрд долларов, ссылаясь на повышение цен на сталь и стоимость рубля. В обоих случаях новая оценка затрат откладывает на годы получение правительством прибыли. Не удивительно, что правительство отвергло эти оценки, отсюда и конфликт.

"Было ясно, что Россия никогда на это не согласится", - заявил в среду экономический советник президента Владимира Путина Аркадий Дворкович, имея в виду новую оценку "Сахалина-2".

Тем временем российская компания "Газпром" ведет переговоры о покупке 25% проекта Shell, но эти переговоры идут не гладко. Shell объявила об увеличении затрат лишь в июле 2005 года, всего через неделю после подписания соглашения об обмене активами с "Газпромом".

"Газпром", который стремится к монополии в экспорте газа из России в Азию, хотел получить право вето в совете директоров с правом голоса в принятии решений по поводу рынков. По предыдущему уставу эксплуатационной компании Shell, 25% плюс одна акция давали бы "Газпрому" право голоса в таких решениях.

Но за несколько дней до подписания сделки в июле Shell и ее японские партнеры Mitsubishi и Mitsui изменили устав, увеличив пакет акций, необходимый для вето, сообщил юрист, видевший документы. "Газпром" не поставили в известность об изменениях перед подписанием, рассердив влиятельную компанию.

"Они просто взвились", - сказал юрист, не желающий, чтобы его имя было названо, так как он не уполномочен публично обсуждать сделку.

Руководители Shell, Mitsui и Mitsubishi на этой неделе должны были встретиться в Лондоне, что принять решение о своем ответе, сообщило во вторник агентство Reuters.

Параллельно регулирующие органы ведут проверку сахалинского проекта Exxon Mobil стоимостью 17 млрд долларов - приезд Митволя на терминал Де-Кастри ожидается в понедельник - и грозится отозвать за экологические недочеты лицензию на сибирское газовое месторождение стоимостью 18 млрд долларов, которое осваивает российское совместное предприятие BP, компания ТНК-BP.

"Экологическое оружие в этом смысле позволяет российским властям оказывать давление на компании и одновременно защищать благородное дело, - сказал Виталий Ермаков, директор российско-каспийской программы в Кембриджской ассоциации энергетических исследований. - В шахматах каждый удачный ход должен одновременно быть наступательным и оборонительным. Русские - очень хорошие шахматисты".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru