Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
6 сентября 2004 г.

Вероника Суле | Libération

Насилие и репрессии: Путин остается верен себе

Он обещал сделать все возможное для спасения детей. И произошла бойня. Пострадает ли заоблачный рейтинг Путина (от 70 до 75% опрошенных его поддерживают) в глазах населения, шокированного ошибками в ходе разрешения кризиса и уставшего от нескончаемой войны в Чечне? Готов ли российский президент, зашедший в тупик, изменить свою упрямую и кровожадную политику? Его субботние заявления позволяют сделать прогноз скорее об ужесточении существующей линии: он как никогда резко ополчился против "международного терроризма".

Общая борьба. Не допустив ни малейшей самокритики за тот хаос, в котором проходил штурм, Путин обвинил в некомпетентности и коррумпированности силы безопасности, оказавшиеся не способными предупредить волну терактов и ответить на них должным образом. Словно он сам, уже четыре года возглавляя страну, в которой президент сосредотачивает в своих руках всю власть, не несет за это никакой ответственности. Не сказав ни слова о Чечне, он обвинил международный терроризм в объявлении "тотальной войны" России и желании развязать кровавую войну на Северном Кавказе. Верный своему курсу, он проигнорировал существование сторонников независимости Чечни, подчеркнув тем самым, что Россия и страны Запада ведут общую борьбу.

"Мы проявили слабость. А слабых - бьют", - отчеканил Путин. Выдвинувшийся на вершину власти благодаря своей политике "сильной руки" в Чечне, он, судя по всему, не может предложить ничего, кроме "нормализации" под армейским сапогом. К этому его поощряет его кремлевское окружение, выходцы из "силовых структур" - армии, МВД и ФСБ (бывшего КГБ, в котором работал он сам): продолжение "грязной войны" приносит им медали, власть и деньги от незаконных операций. Пророссийская администрация Чечни тоже в этом заинтересована. Она расхищает деньги, выделяемые Москвой на восстановление республики. К тому же Путин только что обещал новому чеченскому президенту, что доходы от чеченской нефти будут находиться под его контролем.

Вчера в российской прессе появились прогнозы относительно общего ужесточения режима. Чтобы защититься от новой волны терактов, власть примет законы типа "Патриотического акта" в США, который еще больше ограничит и без того урезанные свободы в России. Министр иностранных дел Сергей Лавров сравнил свою страну с Израилем. Однако у России есть существенное отличие: в ней больше нет оппозиции.

"Демократы хотели быть ближе к власти, - отметил социолог Юрий Левада, выступая 1 июля в Центре исследований в области международных отношений (CERI). - Они побоялись создать настоящую оппозицию, у них не хватило смелости потребовать прекращения боевых действий в Чечне, они потеряли лицо и были устранены". Социолог отмечал усталость россиян от этой войны, сопровождающейся большими жертвами не только среди чеченцев, но и среди солдат федеральных войск: "Люди поняли, что это тупик и что власти нечего предложить".

Президент обманулся? Согласно результатам опросов, большинство россиян выступает сегодня за вывод войск. Общественность сомневается в реальном стремлении Кремля спасать человеческие жизни и задается вопросом о причинах молчания президента на протяжении целой серии терактов. Но будут ли позиции Путина ослаблены настолько, что он решит пересмотреть свою политику? Его поведение во время катастрофы атомохода "Курск", произошедшей в августе 2001 года, привело к снижению его популярности. Когда было объявлено о гибели экипажа, он не прервал своего отпуска.

На этот раз Путин, видимо, решил парировать угрозу. Во время своего ночного визита в Беслан (президент заехал в больницу и провел совещание с местными руководителями) он выглядел недовольным, словно кто-то не выполнил его указаний. Может быть, глава Северной Осетии, бывший функционер ФСБ, и военные, командовавшие штурмом, вовремя не проинформировали его или проявили излишнее рвение, желая уничтожить террористов любой ценой? Еще в Чечне Путин был обманут генералами, уверявшими его на протяжении месяцев, что там ликвидирована "последняя вооруженная банда".

Но у него, по словам социолога Юрия Левады, существует весомый козырь: "Залог его популярности - это отсутствие альтернативы".

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru