Архив
Поиск
Press digest
17 февраля 2020 г.
6 декабря 2007 г.

Уве Клуссманн, Андреа Лоренц | Der Spiegel

Тихое злорадство Путина

Россия видит подтверждение своей прагматической позиции в отношении ядерного спора с Ираном в докладе, подготовленном американскими спецслужбами. Москва делает ставку на более тесное сотрудничество Ирана с МАГАТЭ

Президент России Владимир Путин может тихо злорадствовать: американские спецслужбы пришли к выводу, что Иран не работает в настоящий момент над программой по созданию ядерного оружия. Это соответствует данным российской внешней разведки СВР, в которой некогда работал и сам Путин.

Российское руководство всегда ясно давало понять, что оно не заинтересовано в ядерном вооружении Ирана. В том числе и потому, что ее южные территории и территории ее союзников, например Армении, находятся в потенциальном секторе обстрела иранских ракет средней дальности. И тем не менее, в Москве считают иранский стиль руководства более рациональным, чем об этом можно было судить по безответственной риторике президента Махмуда Ахмадинежада.

Иран стал в 1990-е годы конструктивным партнером России в ходе прекращения гражданской войны между светскими друзьями Москвы и исламистами в Таджикистане. Более того: российские дипломаты и эксперты в области безопасности ценят то, что Тегеран не стал экспортировать идеи революции в бывшие советские республики. Это разочаровало, в первую очередь, чеченских сепаратистов, что отразилось в ожесточенной полемике, направленной против "иранских предателей". Несомненно, Иран мог бы преумножить проблемы Москвы, связанные с безопасностью на Северном Кавказе, снабжая сепаратистов деньгами и оружием и обучая военному ремеслу мусульманских боевиков.

Что касается иранской ядерной программы, Москва придерживается прагматической позиции, которую Путин сейчас в очередной раз подтвердил: Иран имеет право на мирное использование ядерной энергии до тех пор, пока он сотрудничает с МАГАТЭ в рамках предусмотренных для всех стран стандартов. Международное агентство по атомной энергии должно поддерживать это сотрудничество, тогда как эмбарго или военные угрозы, по мнению Москвы, контрпродуктивны.

Менторский тон беседы

Строительство ядерного реактора в южно-иранском Бушере, которым занимаются русские, под разными предлогами замедляется, как будто Москва хочет доказать, что именно российский Минатом изобрел такой прием, как затягивание работ. За этим, по всей видимости, кроется договоренность с США и Израилем - Россия не хочет давать обоим противникам Ирана серьезных поводов для критики.

В понедельник в своей резиденции в Ново-Огарево Путин довольно радушно принял секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана Саида Джалили. В дружественной дипломатической манере Путин сказал своему гостю, что ему "очень приятно отметить активизацию контактов вашей страны с МАГАТЭ".

И, как учитель ученику, который после долгого бойкота снова пообещал выполнять домашние задания, Путин добавил: " Мы рассчитываем на то, что все ваши программы в ядерной сфере будут открытыми, транспарентными и будут проходить под контролем этой универсальной международной организации".

Вздох облегчения в Пекине

В Пекине также вздохнули с облегчением после публикации фрагментов доклада американских спецслужб относительно ядерных планов Ирана. Давление, которое вынуждало Пекин голосовать против союзника Ирана в Совбезе ООН либо, в противном случае, иметь дело с гневом Запада, китайское руководство больше испытывать не будет.

Официально Пекин до сих пор реагировал на новое развитие ядерного спора с Ираном довольно сдержанно. Посол Китая при ООН Ван Гуанья заявил лишь о необходимости взвесить все "последствия" доклада американских спецслужб, поскольку он "многое меняет".

Источник: Der Spiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru