Архив
Поиск
Press digest
18 февраля 2020 г.
6 декабря 2007 г.

Джон Р. Болтон | The Washington Post

Недостатки прогноза разведки США по Ирану

Редко случается так, чтобы документ из гипотетически тайного мира разведслужб оказывал такое огромное влияние, как доклад Национальной разведки (NIE) США, опубликованный на этой неделе. И редко бывает, чтобы администрация США была столь мало готова к подобному событию. Редко случается также, чтобы ярые критики "разведывательного сообщества" по таким вопросам, как иранское оружие массового поражения, столь быстро меняли свое мнение на противоположное.

Все это демонстрирует: нам не только сложно разгадать намерения тегеранских мулл, у нас есть еще одна, более фундаментальная проблема - слишком многие представители разведывательного сообщества занимаются формулированием политического курса, а не аналитической работой, присущей разведке, и слишком многие конгрессмены и журналисты этому рады. Возможно, в последний год нахождения у власти президент Буш и не сумеет "отремонтировать" свою политику в отношении Ирана (которая и раньше не была столь уж четкой), но он оставил бы долговременное наследие, вернув разведывательному сообществу присущие ему функции.

Рассмотрим ряд недостатков в "ключевых выводах" NIE, которые были преданы огласке, хотя примерно 140 страниц аналитических выкладок и разведданные, на коих они основаны, остаются засекреченными.

Прежде всего, вывод, который попал в "шапки" газет - сообщение, что Иран в 2003 году приостановил разработки ядерного оружия - изложен таким языком, что общая совокупность выводов будет гарантированно понята неправильно. По сути, в NIE от 2005 и в NIE от 2007 года нет особых существенных различий между выводами о ядерном потенциале Ирана. Более того, разграничение "военной" и "гражданской" программ весьма искусственно, поскольку обогащение урана, которое Иран, по всеобщему мнению, продолжает осуществлять, имеет ключевую роль и для гражданской, и для военной атомной промышленности. Собственно, с самого начала именно "гражданская" программа Ирана и представляла собой главную опасность "прорыва" в ядерной отрасли.

Истинные отличия между прогнозами касаются не объективных данных, а психологической оценки, которая дается мотивам и целям иранских мулл. В новейшем докладе открыто декларируется всего лишь умеренная уверенность в том, что разработки по-прежнему приостановлены, а также сказано, что в наших разведданных есть крупные лакуны и наши аналитики не согласны со своей первоначальной оценкой насчет приостановления программы. Этого уже достаточно, чтобы надолго задуматься.

Во-вторых, NIE отличается внутренней противоречивостью и недостаточно подкреплен данными. Из него подспудно следует, что Иран уязвим перед дипломатическими уговорами и давлением, однако единственным событием в 2003 году, которое могло повлиять на Иран, было наше вторжение в Ирак и свержение Саддама Хусейна, - то есть далеко не дипломатический балет. В 2003 году я был младшим госсекретарем по вопросам контроля над вооружениями, а потому знаю, что мы не предпринимали тогда ничего похожего на какое-либо серьезное дипломатическое давление на Иран. Нигде в докладе не разъясняется, какие логические выкладки стоят за этим ключевым выводом. Более того, риски и выгоды применения дипломатической стратегии - это расчеты, касающиеся политики, а не выводы из аналитической деятельности разведчиков. Уже тот факт, что в NIE публично излагается некая дипломатическая стратегия, обнажает предвзятое мышление, которое скрывается за этой "потемкинской деревней" так называемых "разведданных".

В-третьих, опасность дезинформации со стороны Ирана реальна. В последние годы мы потеряли много результативных источников в Ираке из-за того, что Иран улучшил свои меры безопасности и перешел на более эффективные методы разведки. К внезапному появлению новых источников стоит отнестись с немалым скептицизмом. На брифинге, касавшемся основы для данного доклада, сотрудники разведки сообщили: согласно их выводам, "возможно", но "маловероятно", что новая информация, на которую они опираются, является дезинформацией. Такие выводы нельзя назвать четкими научными заключениями. Одно противоположное мнение исходило от крайне неожиданного источника - неназванного сотрудника МАГАТЭ, слова которого процитировала New York Times; он сказал: "Мы настроены более скептично. Мы не принимаем американскую оценку всецело. Мы не столь великодушно относимся к Ирану". Когда МАГАТЭ дает более жесткую оценку, чем наши аналитики, можно дать голову на отсечение, что кто-то протаскивает тут свои политические цели.

В-четвертых, доклад Национальной разведки страдает от общего бича государственных структур: новейшей информации придается чрезмерно большое значение. В административно-чиновничьем аппарате, где доступ к информации - основа статуса и престижа, широко распространено продвижение нового политического курса с опорой на свежий фрагмент информации. На самом деле это приносит огромный вред. Среди разведданных редко встречается некая конкретная информация, которая была бы настолько важна, чтобы решающим или даже серьезным образом изменить взгляд на уже имеющийся корпус данных. Однако предвзятое предпочтение свежих данных, по-видимому, оказало диспропорциональный эффект на аналитическую деятельность разведслужб.

В-пятых, многие лица, причастные к составлению чернового варианта и одобрению NIE, являются не профессиональными разведчиками, а беженцами из Госдепартамента, которых взяли в новое центральное административное ведомство - отдел директора национальной разведки. Эти чиновники пять-шесть лет тому назад сравнительно милосердно оценивали ядерные амбиции Ирана; теперь же они излагают эти оценки с таким видом, словно на них снизошло откровение свыше. В действительности это те же самые предвзятые, политизированные мнения, которые они отстаивали и раньше, но перелицованные в форме "оценок разведки".

Тот факт, что после затяжной битвы чиновников был создан столь некачественный продукт, крайне тревожит. В то время как президент и другие уверяют, что нам необходимо не ослаблять давления на Иран, данная "торпеда", посланная "разведкой", едва не потопила эти усилия при всей их неадекватности. Как ни смешно, NIE позволяет Ирану осуществить его ядерные амбиции в военной сфере практически невозбранно, на горе всем нам.

Джон Р. Болтон, бывший представитель США в ООН, - автор книги "Капитуляция - это не вариант: защита Америки в ООН и за рубежом". Он старший научный сотрудник American Enterprise Institute

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru