Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
6 сентября 2016 г.

Селестина Болен | The New York Times

Что если мессенджер "Телеграм" слишком далеко заходит в погоне за неприкосновенностью частной жизни?

"Шифрование цифровой информации считается лучшей защитой от хакеров, соглядатаев или потенциальных противников, которые пытаются заглянуть во всевозможную частную переписку", - пишет The New York Times. Поэтому в августе эксперты и борцы за неприкосновенность частной жизни насторожились, когда МВД Франции заявило о возможном ограничении шифрования в рамках борьбы с терроризмом, сообщает журналистка Селестина Болен.

Правда, 23 августа страхи несколько утихли, так как министр внутренних дел Франции Казнев на пресс-конференции дал понять, что отказывается от всеобъемлющего проекта. Вместо этого он призвал международное сообщество слаженными усилиями заставить мессенджер-сервисы выполнять судебные предписания о предоставлении информации.

Казнев назвал один из таких сервисов - "Телеграм". Это приложение-мессенджер "нравится "Исламскому государству" (запрещено в РФ. - Прим. ред.), которое взяло на себя ответственность за серию терактов в Европе в последние годы", - пишет автор.

Если верить сообщениям в прессе, участники двух терактов, произошедших во Франции этим летом, переписывались через "Телеграм".

Болен пишет: "Восхваляемые механизмы секретности "Телеграм", которые задействуют множество серверов в разных странах, призваны не допускать, чтобы даже сам сервис имел доступ к информации о его пользователях".

На пресс-конференции Казнев признал это, но утверждал, что французские следователи с предписанием суда не смогли даже связаться с "собеседником" в "Телеграм".

Сооснователь сервиса Павел Дуров, отвечая на вопрос в своем аккаунте на "Телеграм", отверг утверждения Казнева.

"Мы не получали такого запроса и понятия не имеем, чего ищут французские власти, - написал он. - В любом случае, секретные чаты "Телеграм" и информация о них не протоколируются на наших серверах".

В прошлом году, после ноябрьских терактов в Париже, "Телеграм" удалил 78 публичных каналов, связанных с "Исламским государством", но Дуров уверял, что для остальных элементов его сервиса секретность останется высшей задачей.

По мнению автора статьи, биография Дурова объясняет его подход. "В 2014 году он покинул родную Россию после того, как отказался предоставлять разведке информацию об украинских протестующих", - говорится в статье.

Однако большинство борцов за неприкосновенность частной жизни согласны с мнением, что мессенджеры должны выполнять судебные предписания, даже если они не в силах предоставить следователям полную информацию о пользователях.

В то же время они обеспокоены требованиями политиков, которые хотят обеспечить обязательный доступ к зашифрованным данным "с черного хода". Они возражают, что это лишь ослабит защиту от террористов и других преступников, передает журналистка.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru