Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
7 апреля 2005 г.

Мур Дикки, Виктор Малле и Деметри Севастопуло | Financial Times

Угроза, которая беспокоит США больше, чем ядерная программа КНДР

Со времени Корейской войны 1950-х годов появление огромной, но плохо оснащенной армии Китая, как глобальной и даже региональной угрозы, волновало, скорее, футурологов, чем серьезных военных планировщиков. Но все изменилось. Вашингтонские политики начинают сомневаться в том, что Китай сможет бросить вызов американскому военному господству в Азиатско-тихоокеанском регионе лишь через десятилетия.

Каждый год, утверждает высокопоставленный американский военный источник, у Пентагона "наступает отрезвление", когда он готовит для конгресса доклад о военной мощи Китая. "Масштабы, количество, качество, глубина и сложность модернизации являются постоянным источником беспокойства, - утверждает источник. - Вывод неизбежен: мы имеем дело с масштабной модернизацией, которая каждый год превосходит наши ожидания и прогнозы по поводу того, чего они добьются в предстоящем году".

Адмирал Вильям Фоллон, новый глава Тихоокеанского командования США, в марте заявил подкомитету сената по вооруженным силам, что его особенно тревожит сила китайского флота, в том числе увеличивающегося подводного флота. "Он больше, чем может понадобиться для обороны". Директор ЦРУ Портер Госс предупреждает, что Китай смещает баланс сил в Тайваньском проливе. Джон Ткачик, научный сотрудник Центра азиатских проблем при консервативном вашингтонском аналитическом центре Heritage Foundation, говорит, что озабоченность Пентагона представляет разительный контраст с "неоправданно снисходительным" отношением Госдепартамента к Китаю на протяжении первого президентского срока Джорджа Буша.

"Министерство обороны видит постоянно растущую мощь и тревожится все сильнее", - отмечает он.

Ткачик полагает, что американские дипломаты будут проводить более жесткую линию в отношении Китая при Кондолизе Райс, бывшем советнике по национальной безопасности и эксперте по Советскому Союзу во времена холодной войны, сменившей Колина Пауэлла на посту госсекретаря единственной оставшейся в мире сверхдержавы. Но озабоченность военной мощью Китая уже вышла за пределы Пентагона и ЦРУ. Ирак и Ближний Восток уже не являются единственной темой разговоров в Вашингтоне, политики и эксперты, от членов конгресса до кадровых дипломатов, уже говорят о "китайской угрозе" больше, чем когда-либо с 2001 года.

Даже голуби из Госдепартамента, выступающие за расширение связей с Китаем, говорят, что это не подразумевает игнорирование наращивания военной мощи. Высокопоставленный источник в Госдепартаменте говорит, что США следят за закупками Китаем военной техники, например, в России, и наблюдают за реакцией Китая на стремление Тайваня к независимости. Тайваньский пролив в Вашингтоне считают наиболее опасной точкой в регионе, в настоящий момент - более опасной, чем даже ядерная программа КНДР.

Китай грозится применить против Тайваня силу, если остров официально провозгласит независимость, которой он де-факто обладает с 1949 года: сотни китайских ракет, нацеленных в ту сторону, воспринимаются как грубый намек на то, что Тайбэю не стоит идти на риск. Однако США начинают беспокоиться, что наращивание военной мощи является не предупреждением, а прелюдией к нападению.

Несмотря на то что, по оценкам разведки, в течение десятилетия у Китая может появиться столько же кораблей, сколько у американского флота, представители США уверены, что качество американских кораблей и высокотехнологичных боевых систем в ближайшие годы позволят США сохранить военное превосходство. По максимальным оценкам, ежегодные военные расходы Китая составляют меньше четверти бюджета Пентагона, превышающего 400 млрд долларов. Но и в этом случае быстрый рост китайской экономики и темпы индустриализации дают Пекину доселе невиданные финансовые и технические ресурсы для модернизации армии.

Китайский бюджет нынешнего года предполагает увеличение военных расходов на 12,6%, почти до 30 млрд долларов, но бюджет непрозрачен и не включает в себя многое из того, что Китай покупает за границей. В США полагают, что реальный военный бюджет втрое больше официальной цифры.

Американских планировщиков беспокоят не столько деньги, сколько то, на что их выделяют. Хотя правящие в Китае коммунисты утверждают, что их страна занимается "мирным наращиванием" силы, американские военные говорят, что Китай закупает и разрабатывает вооружения, способные противостоять морской и воздушной мощи США, особенно в Тайваньском проливе. США обязались помогать острову, приняв в 1979 году закон "Об отношениях с Тайванем", которым сопровождалось признание американской дипломатией Пекина, а не Тайбэя.

Одним из поводов для беспокойства США является то, что китайские лидеры, хотя и отрицают намерение применять силу за границей, оставляют за собой право прибегнуть к насилию дома и ради сохранения целостности Китая. При этом они подчеркивают, что Тайвань является частью китайской территории. Национальный народный конгресс, ручной парламент, контролируемый компартией, в марте проигнорировал возражения США и Тайваня против принятия антисепаратистского закона, в котором воплотилась угроза Пекина применить силу для предотвращения формальной независимости Тайваня.

Другой причиной для беспокойства является то, что Китай наращивает силы, которые можно использовать для нападения на Тайвань. По американским данным, Китай имеет более 700 ракет, нацеленных на Тайвань, вблизи юго-восточного побережья, ежегодно добавляя к ним 70-75 ракет, тогда как несколько лет назад добавлял по 50. Китай также улучшает точность своих ракет.

Китай также увеличивает количество вылетов своих современных истребителей российского производства Су-27 в Тайваньском проливе. В октябре за один день было произведено более 30 вылетов, что напугало всех.

Тем временем Народная Освободительная армия упорно модернизирует надводный и подводный флот. В ноябре японские военные обнаружили китайскую атомную субмарину в территориальных водах Японии недалеко от Тайваня. Полагают, что подлодка выполняла разведывательную миссию.

Американские и тайваньские стратеги считают, что Пекин хочет иметь возможность нанести по Тайваню быстрый "обезглавливающий" удар, используя высокоточные ракеты и другие вооружения, чтобы сделать недееспособным правительство Тайваня, разрушить коммуникации и загнать Тайвань за стол переговоров в течение нескольких часов, до того, как американский флот придет на помощь. Первым планом США по отражению китайской угрозы является вооружение Тайваня американским оружием, как предусматривает закон "Об отношениях с Тайванем, чтобы остров, хотя бы в течение какого-то времени, мог обороняться.

Американских законодателей, включая тех, кто поддерживает Тайвань и его демократию, приводит в уныние постоянное сокращение тайваньских военных расходов относительно валового внутреннего продукта на протяжении последнего десятилетия и блокирование предлагаемых военных закупок парламентом Тайваня.

Том Лантос, демократ из комитета Палаты представителей по международным отношениям, отмечает, что в последние годы Тайвань, как и другие страны Азии, аккумулировал миллиарды долларов в виде валютных резервов. "Если вы рассчитываете, что мы придем на помощь, - говорит он, - игры с закупками на сумму 18 млрд долларов возмутительны". Дэвид Ли, фактически являющийся послом Тайваня в США, надеется, что законодатели в этом году одобрят закупки, хотя парламент контролируют противники президента Чэня Шуй Бяня, которые, вероятно, будут настаивать на уменьшении закупок.

Ли отвергает предположения о том, что Тайвань дрогнет перед китайским вторжением точно так же, как Кувейт, сдавшийся практически без единого выстрела после иракского вторжения в 1990 году. "Нам повезло больше, поскольку от противника нас отделяют 100 миль Тайваньского пролива, - говорит он. - И мы полны решимости защитить себя своими силами".

Вторым шагом США по сдерживанию китайских амбиций в Тайваньском проливе является расширение военного сотрудничества с тайваньской армией и Японией, крупнейшей союзницей США в регионе, чтобы обеспечить координацию в случае конфликта. Чиновники неохотно говорят о деталях, а Пентагон стремится преуменьшить значение укрепления связей с Тайванем, отчасти из-за того, что гласность могут использовать тайваньские политики, выступающие за независимость. Но и в Вашингтоне, и в Тайбэе говорят о том, что военные связи укрепляются с конца 1990-х годов.

"В Пентагоне все время говорят о "взаимодействии" между США и Тайванем, - отмечает Дерек Митчелл, эксперт по азиатской безопасности из вашингтонского Центра стратегических и международных проблем и бывший сотрудник министерства обороны. - Мы вместе осуществляем планирование, мы изучаем тайваньскую армию, чтобы понять, как мы будем действовать вместе, если дело дойдет до китайского нападения". По его словам, "сотрудничество действительно приближается к восстановлению альянса", существовавшего между Тайванем и США до того, как Вашингтон признал Пекин. Ткачик утверждает, что японские и тайваньские военные обмениваются разведывательной информацией через Тихоокеанское командование США. "Это не хочет признавать Япония. Это не хотят признавать США", - говорит он.

О совместных военных учениях не может быть и речи, но стороны улучшили коммуникации, обмениваются сотрудниками в штатском и вместе проводят военные игры на компьютерах. "Это незаметно, недорого и очень полезно", - утверждает информированный источник.

Третьим американским методом снижения китайской угрозы является попытка предотвратить закупки и производство необходимых Китаю современных боевых систем. Именно поэтому США, при поддержке Японии, так яростно критикуют планы Европейского союза отменить оружейное эмбарго против Китая. Хотя Китай покупает военную технику в России, Израиле и Восточной Европе, США опасаются, что западноевропейские комплектующие, подсистемы и технологии могут помочь Китаю довести системы командования и контроля и военные информационные технологии почти до американского уровня.

Отмена европейского эмбарго, предупреждает администрация Буша, не только откроет двери поставщикам из ЕС, но также ликвидирует то что мешает России, Израилю и другим продавать Китаю лучшую технику.

Даже если бы проблемы Тайваня не существовало, соперники Китая следили бы за быстрой военной модернизацией с тревогой. В последние недели американские военные и чиновники, вплоть до министра обороны Дональда Рамсфельда, выражали свою озабоченность на слушаниях на Капитолийском холме.

"Если бы Тайваня не существовало, нам все равно пришлось бы иметь дело с Народной освободительной армией, повышающей свою боеспособность", - утверждает источник в Пентагоне.

Цель закупок - защитить "дорогу жизни"

Хотя рост военной мощи Китая может восприниматься как угроза соседями в регионе, китайские власти считают этот рост естественным и важным для расширения торговли и повышения уровня жизни.

Унижения, от Опиумных войн середины XIX века до японского вторжения и оккупации 1931-1945 годов, укрепили решимость создать более боеспособные вооруженные силы.

"Военная политика Китая - это политика самообороны, - заявил премьер-министр Вэнь Цзябао на закрытии сессии парламента в апреле. - На протяжении последних 100 лет на Китай все время нападали. Китай ни разу не послал ни одного солдата оккупировать хотя бы пядь чужой земли".

Желание Пекина иметь более сильную армию подогревается и его уязвимостью перед внешними событиями. Когда-то самодостаточный, Китай становится все более зависимым от импорта нефти и сырья. Мэнь Хунгхуа, специалист по стратегическим исследованиям из Центральной партийной школы для коммунистических кадров, отмечал в недавнем эссе, что китайская "дорога жизни" пролегает через Тайваньский пролив, Южно-китайское море, Малаккский пролив и Аравийское море.

"Китай должен укреплять военно-морской флот, чтобы обеспечить безопасность доступа к доставляемым по морю ресурсам, и активно развивать торговый флот, способный действовать в далеких океанах", - писал Мэнь.

Забота о международных торговых путях делает военно-морской флот центром модернизации Народной освободительной армии. Пекин хочет превратить флот из сил береговой обороны в "глубоководный флот", способный осуществлять независимые операции. С этой целью Китай приобрел у России мощные эсминцы класса "Современный", оснащенные сверхзвуковыми противокорабельными ракетами, и сверхтихие дизельные подводные лодки класса Kilo, которые, по мнению аналитиков, способны бросить вызов даже американскому флоту.

Россия также поставляет оружие китайским ВВС, которые покупают и развертывают истребители Су-30 и Су-27 во внушительных количествах.

Источником современных вооружений является также Израиль, хотя США в 2000 году блокировали продажу разведывательных самолетов Phalcon и, похоже, похоронили план Израиля модернизировать невидимые для радаров беспилотные летательные аппараты, проданные Пекину в 1990-е годы.

Некоторые наблюдатели сомневаются в полезности для Китая даже успешных сделок, отмечая трудности, с которыми флот и ВВС сталкиваются при эксплуатации и обслуживании техники, закупленной в России, и нежелание Москвы продавать свои лучшие системы. По международным меркам, значительная часть китайской армии остается примитивной.

Но редактор азиатско-тихоокеанского отдела еженедельника Jane's Defence Weekly Роберт Карниол говорит, что было бы наивностью недооценивать значение таких закупок. "Усилия Китая, направленные на повышение обороноспособности путем приобретения подобной техники и систем, говорит о направлении движения, и они, скорее всего, доберутся до цели. Единственный вопрос - через пять лет, через 10 или через 15".

Пекин также активно развивает местную военную промышленность, добиваясь от России продажи большего количества технологий, но также и путем коммерциализации военных поставщиков и включения рыночных сил в стратегию закупок.

При всех этих усилиях заявления китайских лидеров о "миролюбии" своей страны не могут успокоить Вашингтон, Токио и Тайбэй. Трактовка Вэнем китайской истории однобока. Китай, например, считает вторжения в Индию и Вьетнам в 1960-е и 1970-е годы оборонительными акциями по защите своих границ, но его бывшие противники придерживаются иной точки зрения. Многие тибетцы сказали бы, что этот гималайский регион фактически оккупирован с тех пор, как Народная освободительная армия вошла туда в 1950 году.

У Китая множество пограничных споров, в частности из-за группы островов, на которые претендует Япония, а приверженность Вэня миру кончается, когда речь заходит о Тайване.

После возведения в ранг закона угроз Китая суверенитету острова, он обратился к предположению, что в случае конфликта США могут поддержать Тайвань.

"Мы не рассчитываем на иностранное вмешательство, но мы не боимся иностранного вмешательства", - заявил премьер-министр.

Такие заявления смахивают на браваду, поскольку многие аналитики сомневаются в том, что Китай может осуществить успешное вторжение на Тайвань, даже если США останутся в стороне.

Заявления Вэня напоминают также о риске того, что усилия Китая, направленные на его превращение в региональную военную силу, могут поставить под угрозу его отношения с США - важным рынком и источником инвестиций.

Некоторые китайские комментаторы уже сознают эту опасность. Ши Ин Хун, эксперт по международным отношениям, предупреждает, что растущая военная мощь может оказаться "критическим вопросом" в трансформации отношения к Китаю США, которые видят в нем экономического партнера, а могут увидеть потенциальную угрозу. По словам профессора Ши, США пока "терпимо относятся" к военной модернизации Китая, но терпение может кончиться, если Китай обретет способность применять силу далеко за пределами своих границ. "Если тенденция сохранится, в один прекрасный день мнение США о Китае изменится", - говорит он.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru