Архив
Поиск
Press digest
25 июня 2021 г.
7 апреля 2005 г.

Дело, которое ФБР считало крупным прорывом в борьбе с российским шпионажем на территории США, похоже, близко к провалу в связи с очевидными ошибками в расследовании, утверждают юристы и другие лица, близкие к следствию.

Дело строится вокруг попытки ирландского бизнесмена вывезти без лицензии на экспорт радиоаппаратуру из Силиконовой долины в Калифорнии и передать ее российскому государственному агентству. За делом пристально следит правительство, ибо оно является одной из первых попыток ФБР получить ведущую роль в расследовании дел, связанных с экспортом вооружений и технологий - в сфере, которая, как говорят чиновники бюро, сегодня является важной частью их разведывательной миссии. Ранее ею ведало министерство торговли и таможенно-пограничная служба США, которая сейчас входит в состав министерства внутренней безопасности.

Однако в последние дни, как удалось узнать Newsweek, федеральные прокуроры в Сан-Франциско начали переговоры с адвокатами бизнесмена с намерением снять с него все уголовные обвинения, предъявляемые ему в рамках данного расследования, что потенциально станет двусмысленным откатом для ФБР. Главная причина, заявили правовые и правительственные источники, заключается в том, что другие федеральные агентства серьезно сомневаются, требует ли лицензии на экспорт радиоаппаратура, о которой идет речь.

Возможный провал дела в отношении бизнесмена Дениса Сагрю стал очевиден в то время, когда разведывательные и контртеррористические усилия ФБР - и его готовность сотрудничать с другими федеральными правоохранительными агентствами - вновь попали в центр внимания.

В объемном докладе, обнародованном на прошлой неделе созданной Белым домом комиссией по разведке, подверглись резкой критике многие разведывательные программы бюро. Кроме того, доклад содержит рекомендации о проведении широких изменений, включая создание нового подразделения национальной безопасности, которое хотя бы частично должно контролироваться новым национальным директором разведки Джоном Негропонте.

Одним из главных примеров, приводимых в докладе, являются усилия ФБР накануне иракской войны в 2003 году - тогда бюро опросило почти 10 тыс. иракских иммигрантов, живущих в США. Директор ФБР Роберт Мюллер сообщил конгрессу в то время, что эти беседы дали "массу информации", которая окажет содействие в подготовке к войне, включая разведданные об иракской системе бункеров и расположении телекоммуникационных объектов.

Однако в докладе комиссии, сопредседателями которой были судья апелляционного суда США Лоуренс Силберман и бывший губернатор Вирджинии Чарльз Робб, успешность этой акция была подвергнута сомнению, так как она была слишком широкой и в ней не использовался "стратегический анализ или таргетинг". Хотя в докладе признавалось, что опросы дали "некоторую полезную информацию", они "потребовали привлечения бесчисленного количества следователей ФБР и многих месяцев".

Силберман в интервью Newsweek высказался более жестко: "Это были напрасно потраченные усилия".

Кроме того, в докладе ФБР подвергли критике за нежелание делиться информацией с другими агентствами и за ведение войн за влияние с ЦРУ, особенно в связи с попыткой ФБР установить контроль над внутренними программами ЦРУ, в рамках которых с бизнесменами и другими путешественниками беседуют об их визитах в отдельные зарубежные страны.

Насколько щекотливым ФБР считает предмет доклада Силбермана-Робба, сказал источник из ФБР, можно понять по тому, что Мюллер приказал всем высокопоставленным чиновникам воздержаться от публичных заявлений о докладе на период подготовки официальной реакции бюро. Мюллер надеется убедить Белый дом в том, что часть критики Силбермана-Робба основана на устаревшей информации и что нет необходимости вводить все указываемые в докладе изменения - и особенно нет нужды создавать отдельное подразделение национальной безопасности. "Это (обнародование доклада) произошло в тот период, когда случилось крупнейшее изменение за всю нашу историю", - заметил один сотрудник ФБР.

Вопрос о войнах за влияние, который поднимает в своем докладе комиссия, тоже фигурирует в истории о предположительно плохо сработанном калифорнийском деле о попытке экспорта в Россию.

Правоохранительные источники говорят, что в конце прошлого года ФБР инициировало то, что обернулось крупной войной за влияние на расследования в сфере контроля над экспортом со структурой - создателем ФБР, министерством юстиции, и министерством внутренней безопасности, которое сейчас включает в себя то, что было следственным подразделением американской таможни. ФБР убедило генерального прокурора Джона Эшкрофта объявить, что ФБР настаивает на том, что эта сфера должна быть в его юрисдикции, и намерено возглавлять расследования случаев контрабанды оружия и технологий, в которых есть следы "иностранной контрразведки".

Ранее практически все подобные расследования возглавляло либо американское таможенное управление, либо министерство торговли. Источники в министерстве внутренней безопасности пожаловались, что высокопоставленные чиновники министерства, включая министра Тома Риджа, не были уведомлены о заявлении Эшкрофта заранее. Чиновники министерства юстиции сообщили, что Эшкрофт согласовал свой шаг с Белым домом.

После переговоров министерств юстиции и внутренней безопасности было обнародовано совместное заявление, в котором обе стороны попытались присвоить победу себе. В заявлении говорилось, что ФБР будет расследовать случаи контрабанды оружия, связанные с иностранными шпионами, а Иммиграционно-таможенное управление (Immigration and Customs Enforcement - ICE) министерства внутренних дел будет продолжать расследовать случаи контрабанды оружия и технологий, не связанных напрямую со шпионажем.

Однако чиновники ICE сочли первоначальный шаг Эшкрофта откровенной попыткой ФБР отобрать влияние у якобы нефункционального и политически более слабого министерства внутренней безопасности. Некоторые источники в ICE говорят, что - в ходе встреч между агентами ICE и ФБР - ФБР приняло слишком "либеральную" точку зрения на то, что считать "иностранной контрразведкой" - ФБР дало понять, что попытается захватить контроль надо всеми случаями в сфере экспорта, связанными с любой иностранной страной.

Однако отдельные следователи ICE сразу же предположили, что ФБР будет испытывать сложности с разбором дел о контрабанде. Поэтому чиновники ICE внимательно следили за тем, как ФБР справится с одним из первых дел по контрабанде технологий, которое бюро попыталось поставить под свою юрисдикцию. В январе, после "интенсивного наблюдения" (как говорится в судебных документах), которое длилось несколько дней, агенты ФБР арестовали в Международном аэропорту Лос-Анджелеса Дениса Сагрю, ирландского бизнесмена, который сейчас проживает в Москве. Его обвинили в попытке экспортировать предметы обороны без требуемой лицензии.

По данным ФБР, Сагрю купил радиоприбор под названием эквалайзер-демодулятор, который он предположительно собирался отвезти в Ирландию, в компанию своей семьи, но затем отправить его российскому правительственному агентству "Главный радиочастотный центр", которое является федеральным государственным унитарным предприятием.

ФБР утверждает, что этот прибор может быть использован для "содействия отправке и перехвату несущих сигналов".

Некоторые чиновники правоохранительных органов называют это дело возможным доказательством активизации российского шпионажа на территории США.

Чтобы обосновать то, что попытка Сагрю вывезти оборудование без лицензии на экспорт была незаконной, сообщили правительственные источники, ФБР пыталось получить анализ и рекомендации о важности и эффективности оборудования у американского разведывательного сообщества. Однако некоторые скептично настроенные сотрудники ICE, которые наблюдают за делом, почти с самого начала предрекали провал следствия из-за вполне обоснованного утверждения Сагрю о том, что оборудование, которое он пытался вывезти, не требует лицензии на экспорт.

На судебном слушании 24 марта, прошедшем почти незамеченным, адвокаты по этому делу дали понять, что правительство может быть на грани того, чтобы поднять лапки кверху. Адвокат Сагрю Марк Харрис сообщил суду, что защита и обвинение ведут дискуссии о разрешении дела без суда, что позволит прокурорам снять обвинения против Сагрю в обмен на обещание не нарушать закон в течение определенного периода времени (если Сагрю нарушит свое обещание, прокуроры могут вновь предъявить ему эти обвинения). Харрис заявил Newsweek, что пока он не может дать подробные комментарии по этому делу, однако прокурор публично подтвердил факт проведения дискуссий с защитой.

Источники, знакомые с ходом расследования, говорят, что главная причина, по которой прокуроры считают, что не могут доводить дело до суда, - это наличие серьезных сомнений в том, что оборудование, которое Сагрю пытался вывезти, действительно требует получения лицензии. Сотрудники ICE, наблюдающие за делом, говорят, что подобного рода невнятность была предсказуема, потому что-то у ФБР нет опыта разбора сложных деталей законов о контроле над экспортом.

Отдельные следователи министерства внутренней безопасности жалуются, что агрессивное поведение ФБР в таких случаях, как дело Сагрю, и относительно слабая реакция руководства министерства внутренней безопасности на эти посягательства на сферы влияния нанесли ущерб моральному состоянию и доверию среди таможенных следователей, которые некогда считали себя элитой правительственных профессиональных следственных органов.

Однако одно из последних политических событий может служить хорошим предзнаменованием для следователей министерства внутренней безопасности, которые обеспокоены тем, что ФБР отнимает у них полномочия и юрисдикцию. На прошлой неделе Белый дом объявил, что президент Буш назначит на пост главы отдела расследования уголовных преступлений министерства юстиции, который контролирует деятельность ФБР и федеральных прокуроров по всей стране, юриста Элис Фишер.

Это потенциально хорошая новость для ICE и других следователей министерства внутренней безопасности, потому что Фишер - союзник и друг недавно назначенного министра внутренней безопасности Майкла Чертофф. Во время первого срока Буша Чертофф был главой отдела расследования уголовных преступлений, а Фишер - его заместителем. Кроме того, они оба работали в одной и той же частной юридической фирме. Как только Фишер займет место в министерстве юстиции, Чертофф сможет пресечь все войны за сферы влияния между министерствами юстиции и внутренней безопасности одним телефонным звонком.

Источник: Newsweek


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru