Архив
Поиск
Press digest
10 декабря 2018 г.
7 апреля 2014 г.

Питер Финн и Петра Куве | The Washington Post

В годы холодной войны ЦРУ применяло "Доктора Живаго" как инструмент подрыва СССР

"В январе 1958 года в штаб-квартиру ЦРУ поступила секретная посылка - два рулона фотопленки, на которую британская разведка сфотографировала страницы романа "Доктор Живаго", - так начинается статья Питера Финна и Петры Куве в The Washington Post, основанная на книге тех же авторов "Дело Живаго: Кремль, ЦРУ и битва за запрещенную книгу" ("The Zhivago Affair: The Kremlin, the CIA and the Battle Over a Forbidden Book"). Книга увидит свет летом, авторы пользовались документами и брали интервью у нынешних и бывших сотрудников спецслужб.

Британцы посоветовали ЦРУ переправить экземпляры "Доктора Живаго", запрещенного к изданию в СССР, за "железный занавес". В Вашингтоне идею приняли на ура.

В служебной записке ЦРУ всем руководителям отделов в подразделении Советской России говорилось: "Эта книга имеет огромную пропагандистскую ценность не только благодаря ее важному содержанию и свойству побуждать к размышлениям, но и благодаря обстоятельствам ее издания: у нас есть шанс заставить советских граждан призадуматься, что не в порядке с их правительством, если литературный шедевр человека, который слывет величайшим из ныне живущих русских писателей, не могут достать, чтобы прочесть на языке оригинала, его собственные соотечественники на его собственной родине".

Авторы поясняют: эта служебная записка и еще более 130 только что рассекреченных документов ЦРУ отражают тайный вклад агентства в издание и распространение "Доктора Живаго" на русском языке. Причастность ЦРУ к заграничным русскоязычным изданиям романа долгое время скрывалась. Авторы рассказывают об издании в твердом переплете, отпечатанном в Нидерландах, и миниатюрном издании в бумажной обложке, отпечатанном прямо в штаб-квартире ЦРУ.

"Операцией по изданию книги руководило подразделение Советской России ЦРУ. За работой надзирал директор ЦРУ Аллен Даллес, свою санкцию дал Совет координации операций (Operations Coordinating Board, OCB) при президенте Дуайте Д. Эйзенхауэре, подотчетный Совету национальной безопасности в Белом доме. OCB, курировавший тайные операции, предоставил ЦРУ эксклюзивный контроль над "эксплуатацией" романа", - пишут авторы, ссылаясь на документы ЦРУ.

Документы предписывают "никоим образом не демонстрировать", что к изданию причастна "рука правительства США".

Авторы дают контекст: "В годы холодной войны ЦРУ обожало литературу". Произведения, недоступные или запретные в СССР и/или Восточной Европе, можно было использовать как пропаганду, оспаривающую советскую версию реальности. За период холодной войны ЦРУ тайно распространило по ту сторону "железного занавеса" до 10 млн экземпляров книг и журналов.

"В этом свете "Доктор Живаго" стал для ЦРУ бесценным шансом", - считают авторы. И Пастернак, и его герой Юрий Живаго - люди из "утраченного прошлого", которое в советской литературе было принято презирать, если о нем вообще писали. Пастернак знал, что советский литературный истеблишмент отвергнет его роман.

К счастью для Пастернака, рукопись попала к итальянскому издателю Джанджакомо Фельтринелли. В 1956 году автор и издатель подписали договор. В 1957 году Фельтринелли издал книгу на итальянском языке вопреки всем усилиям Кремля и итальянской компартии.

Авторы приводят мнение Джона Мори, главы подразделения Советской России, о "Докторе Живаго": "Гуманистические мысли Пастернака - то, что всякий человек имеет право на частную жизнь и заслуживает уважения в качестве человека, независимо от степени его политической лояльности или вклада в дело государства - несут основополагающий вызов советской этике, которая предписывает жертвовать индивидуальным во имя коммунистической системы" (служебная записка от 1958 года).

Вскоре после издания романа в Италии сотрудники ЦРУ в служебном документе рекомендовали издать "Доктора Живаго" "в максимальном количестве зарубежных изданий, дабы он максимально распространился в западном мире, получил признание и был выдвинут на такую почесть, как Нобелевская премия".

Авторы замечают: и все же не подтверждается гипотеза, о которой спорят уже несколько десятилетий. А именно, "ничто не свидетельствует, что усилия ЦРУ издать роман на русском языке мотивировались желанием помочь Пастернаку получить (Нобелевскую) премию".

Авторы также рассказывают о распространении русскоязычного издания "Доктора Живаго" ЦРУ. Первая попытка была предпринята на Всемирной выставке летом 1958 года в Брюсселе, куда прибыло 16 тыс. гостей из СССР.

Книгу напечатали в Нидерландах при содействии местной разведки, БВД. Сотрудник ЦРУ Уолтер Сайни сообщил голландским коллегам, что ЦРУ готово предоставить рукопись и хорошо заплатить, а также указал, что нужно скрыть все следы причастности спецслужб, в том числе ЦРУ, к изданию.

"Доктора Живаго" нельзя было раздавать в павильоне США на ярмарке, но у ЦРУ неподалеку был союзник - Ватикан", - пишут авторы. Российские эмигранты-католики устроили в ватиканском павильоне небольшую библиотеку. Там-то советским гражданам и вручали "Доктора Живаго".

Вскоре можно было увидеть обложки книги, валяющиеся на земле. "Некоторые из тех, кто получил роман, отрывали обложку, а страницы рассовывали по карманам, чтобы было легче спрятать", - поясняет газета.

ЦРУ сочло, что все прошло успешно. Но была одна загвоздка: вопреки ожиданиям ЦРУ, голландское издательство не заключило контракт с правообладателем - Фельтринелли. Тот возмутился "пиратским" голландским изданием, пресса заинтересовалась, начали ходить слухи о причастности ЦРУ.

В октябре 1958 года Пастернак стал лауреатом Нобелевской премии. ЦРУ с новым пылом возобновило свои усилия.

ЦРУ подробно инструктировало сотрудников, как поощрять разговоры западных туристов с советскими гражданами о литературе. "Доктор Живаго" - отличный трамплин для бесед с советскими гражданами по широкой теме "коммунизм против свободы выражения мнений", - писал Мори в служебной записке в 1959 году.

Было решено вновь издать роман "в штаб-квартире ЦРУ, используя первый текст Фельтринелли и приписав издание вымышленному издателю", согласно документам. Было придумано несуществующее парижское издательство Société d?Edition et d?Impression Mondiale. К июлю 1959 года было напечатано не менее 9 тыс. экземпляров.

Крупные усилия по распространению книг были предприняты в Вене на Всемирном фестивале молодежи и студентов 1959 года. "Речь шла примерно о 30 тыс. экземпляров на 14 языках. Среди книг были "1984" и "Скотный двор" Оруэлла, "Бог, который потерпел неудачу" (сборник эссе известных западных писателей и журналистов, которые в прошлом были коммунистами) и "Доктор Живаго", - говорится в статье. Планировалось раздавать издания "Доктора Живаго" на русском, польском, немецком, чешском, венгерском и китайском языках. По словам авторов, русские эмигранты толпились у автобусов советской делегации и забрасывали "Доктора Живаго" в открытые окна.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru