Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
7 февраля 2014 г.

Стивен Ли Майерс | The New York Times

В то время как начинается Олимпиада, Россия переживает спад

Без малого семь лет назад президент Путин сказал, что выбор Сочи для проведения Олимпиады - это, "без сомнения, оценка нашей страны", напоминает The New York Times. "Он объявил это решение международной "легализацией" России, которая восстала из руин СССР", - полагает журналист Стивен Ли Майерс.

Сегодня, когда состязания начинаются, Путин и его союзники воспринимают Олимпиаду как "самоочевидный триумф воли России" (формулировка автора). Лавину критики - от жалоб на отели и бродячих собак до серьезных тревог в связи с затратами, безопасностью и состоянием прав человека - они стряхивают, "как снежинки с пальто".

Корреспондент полагает, что Олимпиада станет одним из высших достижений Путина, но, возможно, не России. Российская экономика замедляется, так как падают цены на сырье, зарубежные инвестиции сокращаются. "Кремль уже дал понять, что будет вынужден урезать расходы. Около 50 млрд долларов, щедро потраченные на Сочи, превращаются в "политическую обузу", - говорится в статье.

Аналитик Лилия Шевцова полагает: МОК выбрал Сочи в период, когда Путин был в зените своей власти, но его наследие еще не получило однозначной оценки. Тогда многие критиковали Путина за авторитарные инстинкты, но Россия, несомненно, оправилась от хаоса 1990-х.

"Тогда Россия "вставала с колен", - пишет Шевцова в своем эссе, - а теперь, в 2014 году, Россия начала скатываться вниз".

Замедление экономического роста вызывает страх перед народным недовольством, которое обрушится на Кремль, и ответным наступлением на политические свободы после Олимпиады.

Стоимость Олимпиады стала проблемой даже в системе, где пространство для публичных дебатов о расходах государства крайне ограниченно. "Речь идет об упущенном шансе", - поясняет Алексей Навальный, чей Фонд борьбы с коррупцией недавно создал интерактивный сайт об олимпийских стройках. "Мы могли бы провести новую индустриализацию в духе индустриализации при Сталине", - пояснил он. Вместо этого "один безумный царек предпочел швыряться деньгами направо и налево в каком-то безумии".

Автор статьи тут же оговаривается: "Россия не близка к коллапсу. Нет и никаких предсказуемых вызовов для власти Путина: это признает даже такой решительный критик, как Навальный".

И все же проведение Олимпиады оказалось не столь полезным для внутреннего и мирового престижа России, как рассчитывали чиновники.

"Олимпиада вновь привлекла внимание мира к жесткой политике, которую правительство Путина проводит после его возвращения на президентский пост в 2012 году, и вдохновила призывы к протестам и даже бойкотам", - говорится в статье.

Со своей стороны, многие российские чиновники ощущают в критике Олимпиады "пагубные обертоны враждебности Запада к России", попытку отказать России в ее законном месте на международной арене. "Эти настроения обуславливают внешнюю политику России, особенно в отношении США", - считает автор.

Как бы то ни было, лидеры США, Франции, Германии и Великобритании отклонили приглашения на Олимпиаду, но все равно скоро посетят Сочи. Путин решил провести там саммит G8, завершает статью Стивен Ли Майерс.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru