Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
7 июля 2005 г.

Тимоти Гартон Аш | The Guardian

От "большой восьмерки" к "большой девятке"

Кто должен "возглавлять таблицу" мировой политики? Важен не только размер государства, но и степень свободы в нем.

Сегодня на саммите "большой восьмерки" в Шотландии будет поставлен вопрос о том, кто должен "возглавлять таблицу" мировой политики. Сколько стран должно входить в элитный клуб государств - мировых лидеров? Семь? Восемь? Восемь плюс еще пять? Двадцать две?

Однажды, во времена нефтяного кризиса начала 70-х годов, Соединенные Штаты организовали неформальный финансовый саммит, назвав его Library Group ("Библиотечная группа"). В число участников саммита входили высокопоставленные официальные лица, курирующие вопросы финансов, из Соединенных Штатов, Великобритании, Франции, Германии и Японии. В 1975 году Франция настояла на том, чтобы участником саммита сделали Италию. В следующем году американцы предложили нового участника - свою "Италию" - Канаду. За круглым столом оказались семь "медведей" - лидеры семи государств. Все они были лидерами демократии, ведущими экономическими и политическими державами "Запада" (в той форме, в какой "Запад" представлялся в годы холодной войны, когда к "Западу" относили и вошедшую в "большую семерку" Японию).

После окончания холодной войны, по настоянию Вашингтона, в элитный клуб приняли "медведя" несколько иного рода - Россию. Это было в 1998 году, и администрация Клинтона высказывала оптимистические прогнозы, что ельцинская Россия станет демократической, только ей нужно в этом помочь. Итак, в элитный клуб стало входить уже восемь стран.

Кроме того, для участия в ежегодных саммитах "большой восьмерки" стали приглашать президента Европейской комиссии и лидера государства, к которому перешла очередь быть президентом Евросоюза. В итоге в саммитах "большой восьмерки" стали участвовать лидеры "восьми плюс двух" государств. Между тем возникла еще большая путаница, когда были образованы несколько более крупных организаций - "большая двадцатка" министров финансов богатых и бедных стран. На встрече в Канкуне в 2003 году была создана "большая организация 22 государств", которая представляет интересы развивающихся государств на переговорах по глобальной торговле. Также еще намного раньше была создана коалиция стран "третьего мира", известная как "большая организация 77 государств".

Кто будет сегодня сидеть за круглым столом на саммите "большой восьмерки" в Шотландии? Костяк группы составят лидеры стран "большой восьмерки" плюс председатель Европейской комиссии. Поскольку в этом году президентом Евросоюза является Великобритания, британский лидер Тони Блэр будет присутствовать на саммите в двух ролях - в роли главы государства "большой восьмерки" и президента Евросоюза. Между тем к основной группе для участия в рабочем заседании "большой восьмерки" и в последующем за ней обеде присоединятся лидеры Индии, Китая, Мексики, Бразилии и ЮАР, а также Генеральный секретарь ООН, главы Всемирной торговой организации и Международного энергетического агентства, президент Всемирного банка и исполнительный директор Международного валютного фонда. Это уже далеко не те "интимные встречи" "Библиотечной группы" 30 лет назад.

В отличие от Совета Безопасности ООН, "большая восьмерка" не имеет статуса официальной организации, поэтому она может расширять число государств - членов этого элитного клуба до какого угодно предела - для этого потребуется лишь согласие сегодняшних членов клуба. Вопрос о том, кто должен входить в этот клуб, имеет большое значение - ответ на него даст представление о характере мировой политики в XXI столетии.

Какие государства и по каким критериям должны считаться ведущими современными державами? Должен ли прежде всего учитываться размер доходов на душу населения и общий объем экономики? Должны это быть демократические государства? Какую часть членов клуба должны составлять государства и какую - международные организации? И как реагировать на то, что представители некоторых неправительственных организаций и протестных движений сегодня занимаются организацией альтернативного "большой восьмерке" Эдинбургского фестиваля?

У меня нет ответа на последний вопрос, скорее, я не понимаю, как можно было заняться организацией такого альтернативного "большой восьмерке" мероприятия. Что касается присутствия в элитном клубе и государств, и международных организаций, то я считаю это правильным, но не вижу причины, по которой Евросоюз должен иметь в "большой восьмерке" двух представителей, как это происходит сейчас. Ведь даже ООН представлена здесь всего лишь одним человеком - Генеральным секретарем.

Но самый волнующий вопрос - это вопрос о том, какие государства и по каким критериям должны приниматься в "большую восьмерку".

"Большая восьмерка" известна прежде всего как клуб богатых и сильных - сильных главным образом благодаря своему богатству. Есть два способа оценки стран по уровню богатства и состоянию экономики: по объему общего валового внутреннего продукта и размеру доходов на душу населения. Если, к примеру, оценивать Китай по первому критерию, то его экономику можно назвать второй в мире. Когда же мы посмотрим на показатель размера доходов на душу населения в Китае, то рейтинг экономики этой страны станет намного ниже. Люксембург имеет самый высокий показатель доходов на душу населения, но стоит лишь на 94-м месте по объему общего валового внутреннего продукта.

То есть Китай является и богатой, и бедной страной одновременно, и экономическим гигантом, и в то же время развивающейся страной. При всем уважении к Люксембургу, я не думаю, что эта страна с населением в 470 тысяч человек может серьезно претендовать на членство в "большой восьмерке". А как быть с Китаем и Индией? Экономики обеих этих стран по размеру больше, чем Германия, причем эти экономики растут более быстрыми темпами, чем экономики "старых" стран Запада. Население и Китая, и Индии превышает миллиард человек - то есть в этих двух странах проживает более трети населения Земли.

Многие вопросы, которые сегодня обсуждаются на саммитах "большой восьмерки" - в том числе вопросы борьбы с бедностью и глобальным потеплением климата, - нельзя решать без участия этих двух гигантов. Китай и Индия - великие державы завтрашней эпохи. Разве им не нужно дать место за круглым столом элитного клуба?

Но, если принять Индию и Китай, то нужно принимать и Бразилию, экономика которой является десятой в мире. В отличие от Китая, Бразилия - демократическая страна, что имеет большое значение.

На интернет-сайте британского правительства, на страничке, посвященной "большой восьмерке", в разделе "вопросы и ответы", помещен вопрос: "Насколько легитимна "большая восьмерка"?" И дается ответ: "Страны "большой восьмерки" на саммитах представлены на уровне глав государств - людей, которые были избраны демократическим путем в своих странах". Конечно, за исключением Владимира Путина, последние выборы с участием которого явно не были свободными и честными. При этом, к смущению всех, за исключением самого Путина, в следующем году - черед России председательствовать в "большой восьмерке". Возможно, Путин станет проводить заседания G-8 в Ялте.

В идеале членами "большой восьмерки" должны быть демократические государства с крупнейшими мировыми экономиками. Но для этого надо исключить из "большой восьмерки" Россию и включить в элитный клуб Индию и Бразилию, тем самым образовав "большую девятку". Мне нравится эта идея. Важен не только размер государства, но и степень свободы в нем.

Вообразите, какую ярость это вызовет у Москвы и Пекина! При этом, "большая восьмерка" перестанет представлять "Запад", она станет представлять весь мир. Сейчас, когда мы переходим от конца "американской эпохи" к началу "азиатской эпохи", было бы абсурдом не сделать великие державы других континентов постоянными членами элитного клуба.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2023 InoPressa.ru