Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
7 ноября 2005 г.

Кристиане Шлецер | Süddeutsche Zeitung

Горы, полные надежд

Уже десять лет люди в Карабахе мечтают вырваться из изоляции - сейчас для оптимизма появился новый повод

Когда пришли боевики, Элеонора Григорян была одна, мужа не было дома. С тех пор она его больше не видела. Тогда, 13 лет назад, Элеонору выгнали из ее квартиры. "Они были агрессивно настроены", - рассказывает эта седая женщина. Когда ей, армянке, пришлось бежать из своего родного города Баку, армяне и азербайджанцы воевали за Нагорный Карабах - армянский анклав на территории Азербайджана. Итог ожесточенной войны - 30 тысяч погибших и более миллиона беженцев.

Сегодня Карабах называет себя независимым государством, однако его не признала ни одна страна в мире, даже Армения, которая при всем том поддерживает с ним самые тесные отношения. Азербайджан официально все еще настаивает, что этот зеленый горный район является его территорией, хотя между Баку и Карабахом уже не существует никакого транспортного сообщения. В 1994 году здесь было установлено перемирие, которое не нарушалось, если не считать нескольких мелких столкновений. Но никакого мирного договора не существует, все посреднические попытки потерпели неудачу. Карабах входит в число забытых конфликтов. Однако теперь армянские политики с надеждой смотрят на Балканы, где вскоре будет решаться будущее Косово. Если для Косово будут установлены новые государственные границы, говорил недавно министр иностранных дел Армении Вартан Осканян, это может стать примером для Нагорного Карабаха.

Свежезаасфальтированные бульвары

Элеонору Григорян не интересует, что происходит в верхах. Она предпочла бы знать, как ей выжить в сырой, пострадавшей в боях квартире в городе Шуше, бывшем карабахском курорте, где она, беженка, живет со своим 17-летним сыном Димитрием. Здесь, на высоте 1300 метров над уровнем моря, зимы бывают страшно холодными. Когда-то густонаселенная Шуша с ее выгоревшими домами выглядит так, будто война закончилась только вчера. Практически никто из 3500 жителей города, где когда-то проживало 12 тысяч человек, не имеет работы.

С высоты Шуши, как из орлиного гнезда, виден расположенный на 500 метров ниже Степанакерт. Новая столица Карабаха, в отличие от разбомбленной Шуши, встречает гостей свежезаасфальтированными бульварами и великолепным, однако еще недостроенным, зданием парламента. Это производит впечатление, будто бедности в столице не существует. Если кто спрашивает о вопиющих различиях в облике Шуши и Степанокерта, то Масис Маилян, заместитель министра иностранных дел Карабаха, говорит, что "в 2006 году в Шуше планируется создать свободную экономическую зону".

Пока что Шуша может похвастаться только установкой для розлива святой воды, которую благословляет архиепископ. В Степанакерте же гранят алмазы. Снижение подоходного налога до 5% вызвало маленький инвестиционный бум. Из Бельгии, Ливана, России, Швейцарии, из Ирана, Австралии и США приходят предприниматели, которых, очевидно, больше не пугает непонятный статус самопровозглашенной кавказской республики. Армянская диаспора и прежде оказывала ей существенную поддержку.

Заместитель министра Маилян сидит в элегантном офисе, отделанным деревом, и гордо указывает на двухметровую полку с книгами, среди которых в глаза бросаются произведения графа Гельмута фон Мольтке и "Искусство войны". "Это лучшая военная библиотека на Кавказе", - восторженно говорит 38-летний политик, который рассказывает, что его правительство не собирается больше уступать Карабах Азербайджану, как и отвоеванный в 1992 году у азербайджанцев высокогорный коридор, соединяющий Карабах с Арменией.

По этому Лачинскому коридору проходит единственный путь, по которому в Карабах попадают товары и люди. Аэропорт в Степанакерте закрыт. "Из-за возможности обстрела азербайджанцами", - говорит Маилян. Путь через коридор здесь называют "дорогой жизни". Воронки на этой дороге были заделаны благодаря миллионным пожертвованиям со стороны представителей армянской диаспоры. В министерстве Маиляна прямо у входа располагается офис Armenian General Benevolent Union (AGBU), крупнейшей в мире благотворительной армянской организация. В комнате напротив располагается "армянское посольство" - дипломатический курьез, поскольку, находясь под международным давлением, Армения не признает Карабах.

Президент Армении Роберт Кочарян - выходец из Карабаха. Многие говорят, что только ястреб в случае возобновления конфликта мог бы потребовать болезненных компромиссов от собственных граждан. Тон в последнее время обостряет Азербайджан. Президент Ильхам Алиев настаивает на том, что Баку "имеет полное право освободить свою землю". Это похоже на бряцание оружием. В воскресенье в Азербайджане прошли выборы, в любом случае власть Алиева они не уменьшат.

В Степанакерте с тревогой отмечают, что в 2006 году Азербайджан хочет удвоить свой оборонный бюджет, доведя его до 600 млн долларов. Это больше, чем весь государственный бюджет Армении. Баку полагает, что может позволить себе такие расходы. С вводом в строй нового нефтепровода в турецкий Джейхан, по оценке экспертов, в течение последующих 20 лет в Баку в виде поступлений от нефти придет около 20 млрд долларов. Собственно, трубопровод должен был проходить по территории Армении. Но из-за Карабаха он пошел по обходному пути через Грузию.

Конфликт для Армении - это тяжкая ноша. В 1992 году Турция закрыла свою границу с Арменией в знак солидарности с союзниками из Баку. Это перекрывает кислород армянской экономике. Около миллиона человек - примерно четверть населения - в течение последних десяти лет покинуло Армению в поисках лучшей жизни. Много народа уехало и из Карабаха. Официально в самопровозглашенной республике проживает 145 тысяч человек. "На деле их много меньше", - говорит глава Национальной статистической службы Беник Бабаян. Он сейчас как раз организует первую перепись населения после 1989 года.

Тогда еще существовал Советский Союз, который в начале 1920-х годов поспособствовал тому, чтобы Карабах, населенный преимущественно армянами, стал частью Азербайджана. В русле сталинской национальной политики. Армяне видели, как разрушались их церкви, и обращали свой гнев на Баку. В 1988 году началась перестройка, и Карабах потребовал сначала объединения с Арменией, а затем и независимости. Ответом стали избиения армян в Азербайджане, организованные, видимо, КГБ. Затем началась открытая война - мусульмане против христиан и наоборот. В Шуше еще стоят два минарета, оставшиеся от когда-то великолепной мечети. Перед ними дети играют в футбол. Они целятся мячом в ворота обгоревшего здания мусульманской церкви. "Это турецкая церковь",- говорит один маленький мальчик.

Страх перед турками

Азербайджанцы или турки - многие армяне не видят между ними никакой разницы. Они вспоминают об османском геноциде армян и связывают это с борьбой за выживание в Карабахе. Сегодня в Карабахе не осталось азербайджанцев, которые могли бы рассказать о своих страданиях или о прежней мирной совместной жизни. Во всяком случае, армянские беженцы не могут представить себе возвращение в Азербайджан. Так же сильно они не хотят, чтобы бывшие соседи-азербайджанцы вернулись в карабахские села. "Когда я вечером иду спать, я боюсь, что придут турки", - говорит Лаура Зафарян, торгующая в крохотном продовольственном магазине в Шуше, рядом с мечетью. В магазине продаются дешевая водка и залежавшееся на полке печенье.

Молодое поколение не столь пессимистично, во всяком случае, это относится к студентам из Степанакерта. "Государственный университет" приведен в порядок на деньги диаспоры. То, что государства, давшего имя ее вузу, не существует, не мешает Кристине, студентке математического факультета. "Главное в том, что мы сами себя признали", - говорит уверенная 20-летняя девушка.

Источник: Süddeutsche Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru