Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
7 октября 2003 г.

Франко Вентурини | Corriere della Sera

Альтернативы нет. Необходимо следовать "Дорожной карте"

Верховный представитель ЕС Хавьер Солана без обиняков говорит об израильском рейде против подозрительной учебной базы в Сирии: "Речь идет о крайне негативном факте, потому что война с терроризмом, в которой мы все участвуем, должна вестись в рамках международного права. Теракт в Хайфе вызывал у нас ужас, но на Ближнем Востоке необходимо "охладить" кризис, а такие методы могут привести лишь к его дальнейшему разжиганию".

- Вы согласны с теми, кто говорит, что "Дорожная карта" мертва?

- Абсолютно нет. Я признаю наличие трудностей, но положения, содержащиеся в этом плане, не имеют альтернатив. Цель - мирное сосуществование двух соседних государств - не должна становиться заложницей отдельных событий. Конечно, необходимо, чтобы Израиль и палестинцы прошли свою часть пути, Израиль - продолжая вывод войск и отказываясь от создания новых поселений, палестинцы же - осознавая, что без выполнения основополагающих условий у них не будет своего государства.

Одним из таких условий является контроль за финансовыми средствами, и в этой области мы добились значительных успехов: палестинский министр финансов Салам Файяд стал достойным партнером международного сообщества и МВФ. Другое основное условие я бы назвал монополией на оружие. Полиция и все службы безопасности должны иметь единое руководство, в том числе и в целях противостояния терроризму. Иными словами, я бы сказал, что новые подходы не нужны, нужна удвоенная политическая воля, чтобы реализовать идеи, содержащиеся в "Дорожной карте".

- А в отношении Арафата Европа продолжает придерживаться иной позиции, нежели Соединенные Штаты и Израиль?

- Да, мы продолжаем считать Арафата лидером, избранным палестинским народом. Мы думаем, что он является частью проблемы и частью решения, мы продолжаем требовать от него вести борьбу с терроризмом с максимальной энергией. Принимая во внимание, что два основных участника кризиса не признают его как собеседника, мы требуем от него предоставить премьер-министру полномочия, необходимые для участия в переговорах. Но игнорировать его, по нашему мнению, было бы ошибкой. Такой же ошибкой, как его ликвидация или выдворение из страны.

- Обратимся к теме межправительственной конференции. Вас разочаровали итоги первого дня римского саммита?

- Вы же сами сказали, что это был первый день работы конференции. В весьма конструктивном духе стороны заявили о своих позициях.

- Я не могу забыть, что вы - испанец, а Испания может создать препятствия.

- Не вынуждайте меня говорить от имени испанского правительства, я не имею таких полномочий. Я могу лишь сказать, что у меня большой опыт проведения переговоров не меньшей сложности и что по вопросу о внешних обязательствах Европы, по моему мнению, будет достигнут компромисс. Вспомним и о том, что с расширением ЕС численность населения Евросоюза в два раза превысит численность населения США и в четыре раза - население Японии, вспомним также, что у нас общая валюта, что мы играем важную роль на мировой арене. Мы должны быть сумасшедшими, чтобы разрушить все это.

- Вы, как известно, разработали проект "европейской доктрины". Проблема заключается в том, что каждый ее понимает, как ему нравится, например, американцы выделяют концепцию превентивного применения силы. Могли бы вы изложить эту концепцию так, как вы сами ее представляете?

- Я основывался на трех элементах: региональная безопасность в зонах, окружающих Союз, Европа как стратегическое действующее лицо, которое должно заниматься существующими угрозами, и, наконец, методология, которую мы определяем с позиций действенной многополярности. Я должен подчеркнуть, что нас не интересует многополярность, которая не решает проблем. Я бы хотел, чтобы наша терминология воспринималась правильно: формулировка "превентивные действия" для нас не является синонимом "превентивных военных действий", ведь существует еще и дипломатия, экономические и торговые отношения, предотвращение конфликтов через ООН - механизм, который уже неоднократно срабатывал. Превентивными в данном смысле должны быть действия против СПИДа, против терроризма. Такова наша философия. При этом нельзя исключать, что может возникнуть необходимость и в использовании военных механизмов. Но в отношении терроризма, по нашему мнению, самыми действенными инструментами являются обмен разведывательной информацией и сотрудничество в сфере банковского контроля, а не применение военной силы.

- Ситуация в послевоенном Ираке подтверждает правильность такого подхода?

- Всем известно, что по вопросу о войне в Ираке мнения европейских стран разделились, и теперь все могут оценить послевоенную ситуацию. Но самым важным на сегодняшний день моментом является то, что все обязаны внести свой вклад в решение проблемы. В противном случае нам всем придется покинуть Багдад побежденными.

- Таким образом, трансатлантические отношения будут улучшаться?

- Никто, ни Европа, ни США, не заинтересован в обратном. Рецепт на будущее заключается в том, что следует сбалансировать европейско-американские отношения. Естественно, в военной области этого никогда не будет. Но, как я уже говорил, нынешние проблемы невозможно решать лишь военным путем. Более того, эти проблемы, включая терроризм, одна страна не может решить самостоятельно, и даже с применением военных методов. Таким образом, остается сотрудничество, то, что мы называем действенной многополярностью. Хорошим примером этого являются послевоенный период в Ираке и дискуссии в ООН.

- Хорошим примером можно назвать и Боснию, где Европа, как говорят, с согласия американцев, возглавит миротворческие силы?

- Я не могу пока этого гарантировать, но мы продвигаемся в этом направлении. Для Европы это будет серьезным обязательством, после Македонии и определенного периода в Конго.

- Поговорим об обязательствах иного рода: если Иран до конца октября не согласится с требованиями, в том числе и со стороны европейских стран, о прозрачности своих ядерных программ, отразится ли это на экономических отношениях с Тегераном?

- Здесь идет речь о простой последовательности. Мы не обсуждали с Ираном договор о сотрудничестве, мы лишь вели разговор о соблюдении прав человека, о борьбе с терроризмом и о конструктивном подходе к палестино-израильскому конфликту. Затем мы решили добавить еще одну тему: вопрос о проверках ядерных объектов. Если Иран не подчинится, не будет никакого экономического соглашения. В Тегеране об этом знают, я сам объяснял им это.

- Что вы ответите тем, кто говорит, что США и Европа пожертвовали защитой прав человека в Чечне сотрудничеству с Москвой в борьбе с терроризмом?

- Позавчера в Чечне состоялись выборы. Я прекрасно знаю, что там были проблемы и что некоторые кандидаты отказались от борьбы, но мне кажется, что эти выборы стали, несмотря ни на что, шагом в направлении политического урегулирования. Это уже хорошо, с той точки зрения, что в отношении Чечни мы не верим в военное решение проблемы.

- Господин Солана, вашу работу порой можно назвать героической. Но вы на самом деле верите, что в один прекрасный день у Европы будет единый голос во внешней политике?

- Я бы не смог заниматься своей работой, если бы не был в этом убежден.

Источник: Corriere della Sera


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru