Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
7 сентября 2006 г.

Андре Либих | Le Temps

Война в Ливане: в чем причины?

Еще не успело замолчать оружие, а уже появились многочисленные рассуждения по поводу мотивов войны в Ливане. Факты известны, причины остаются покрыты мраком. В результате засады, устроенной боевиками ливанского шиитского движения "Хизбаллах", несколько израильских солдат гибнет, еще двое захвачены. Израиль начинает массированную бомбардировку, заодно уничтожая ключевые звенья ливанской инфраструктуры. Спираль войны запущена.

Те, кто строит версии по поводу причин войны, сосредотачиваются на двух моментах. Одни пытаются восстановить логику "Хизбаллах", другие обращают внимание на мотивацию действий Израиля. Первые указывают на открытое стремление "Хизбаллах" добиться обмена заложниками, чтобы обменять захваченных военнослужащих на ливанских и палестинских заключенных, находящихся в израильских тюрьмах. Они напоминают, что "Хизбаллах" объявила нынешний год "годом пленных" и что в прошлом такие обмены происходили неоднократно. Согласно этому объяснению, "Хизбаллах" не ожидала такого мощного ответа со стороны Израиля. Впрочем, об этом заявил после войны сам лидер движения, шейх Насралла, подчеркнувший, что он не втянул бы страну в такие страдания, если бы мог предвидеть тяжелейших последствий своей инициативы.

Таким образом, согласно этой версии, война стала результатом просчета со стороны "Хизбаллах". Если исходить из логики, выдвигающей на первый план роль "Хизбаллах", то возникает и ряд других соображений. Будучи миноритарным партнером в ливанском правительстве, "Хизбаллах" уже сталкивалась с давлением, целью которого было претворить в жизнь резолюцию 1559 Совета Безопасности, требовавшую разоружения вооруженных отрядов. В "национальном диалоге", который шел уже долгие месяцы, антисирийское и проамериканское правительственное большинство в Бейруте припирало шиитское движение к стене. И "Хизбаллах" провела свою операцию на границе, чтобы спровоцировать кризис, в котором правительству пришлось бы встать на ее сторону против израильского врага. Расчет оказался точен, так как с интенсификацией израильского наступления критика в адрес "Хизбаллах" замолкла, а правительство, как и все ливанское общество, поддержало ее боевиков.

Но "Хизбаллах" находит поддержку не только в Ливане. Вопрос лишь в том, в какой мере ее контролируют ее патроны и иностранные спонсоры, в частности Иран, но также и Сирия. Даже если к утверждениям об управляемости "Хизбаллах" из Тегерана или Дамаска следует относиться с осторожностью, невозможно не замечать материальной зависимости и общности концепций этих трех сторон. В момент, когда великие державы готовятся к введению санкций против Ирана, чтобы наказать его за ядерную программу, Тегеран, возможно, захотел напомнить миру о своих возможностях негативно влиять на ситуацию в регионе. Дамаск же, потерявший все дипломатические карты в борьбе за возвращение оккупированных Голанских высот, показывает, что у него есть еще одна карта на ливанской границе.

Эти соображения, несомненно, находят отклик у лидеров "Хизбаллах". Но главный фактор, порождающий действительное единство взглядов между "Хизбаллах" и странами, ему покровительствующими, - это палестинский вопрос и прежде всего драматическая ситуация в Газе. Видя кровавую баню на этой территории, недавно оставленной и вновь занятой Израилем, "Хизбаллах" могла попытаться открыть второй фронт или, по крайней мере, сделать показательный предупредительный жест в адрес израильтян.

Если посмотреть на проблему со стороны Израиля, то вопрос вызывает масштабность израильского ответа на то, что можно считать пограничным инцидентом. Может быть, нации просто "надоело"? Но в последние годы израильско-ливанская граница оставалась довольно спокойной. Нарушения границы со стороны Израиля и набеги "Хизбаллах" не выливались в настоящую конфронтацию. Война же против Ливана была начата молниеносно и носила систематический характер. Она была несоразмерна инциденту, который ее спровоцировал. Способность "Хизбаллах" обстреливать север Израиля столь внушительным количеством ракет стала сюрпризом для израильских стратегов. Следовательно, на нее сослаться можно было только уже постфактум, чтобы оправдать израильские действия.

Первые объяснения делали упор на психологический момент. Премьер-министр Ольмерт и его министр обороны Перец - штатские люди в стране, где тон в политике задают генералы, - должны были доказать свою воинственную мужественность. Но очень маловероятно, что они начали такую операцию под влиянием всплеска эмоций. В чем же заключалась их мотивация?

Заслуживает внимания версия, согласно которой ликвидация "Хизбаллах" входила в среднесрочные планы Израиля. ЦАХАЛ был унижен поражением, которое нанесло ему шиитское движение, шесть лет назад вынудившее его уйти из Ливана. Он ждал момента для реванша, который позволил бы ему восстановить свою репутацию непобедимой армии. Правительство, пользовавшееся почти единодушной поддержкой общества, не могло не испытывать беспокойства в связи с усилением вблизи границы радикального исламистского движения, связанного с заклятыми врагами еврейского государства. При такой перспективе кампания против "Хизбаллах" была лишь вопросом времени.

Итак, израильским руководителям не терпелось. По словам известного американского журналиста Сеймура Херша, во время майского визита премьер-министра Ольмерта в Вашингтон Тель-Авив получил зеленый свет на атаку. Воодушевленный изоляцией Сирии и международным нажимом на Иран, а также проамериканской ориентацией ливанского правительства, Израиль счел, что операция против "Хизбаллах" не вызовет негативной реакции на международной арене и даже встретит поддержку со стороны ливанцев. В первом пункте Израиль не ошибся. Поначалу международное осуждение провокационного жеста "Хизбаллах" (его осуждали даже арабские столицы) превосходило все надежды Тель-Авива. Но во втором пункте Израиль все же допустил ошибку. С яростью обрушившись на северного соседа, Израиль тут же превратил войну против "Хизбаллах" в войну, в которой "Хизбаллах" защищала Ливан. Да и международное общественное мнение вскоре выступило против Израиля.

Последняя, наиболее смелая версия исходит из того, что инициатором войны был скорее Вашингтон, чем Тель-Авив. Согласно этой гипотезе, именно США подтолкнули Израиль к войне, как только для этого появился удобный повод. "Хизбаллах", несущая ответственность за гибель в Бейруте в 1983 году более 200 американских солдат, была приоритетной мишенью для США в их глобальной борьбе с терроризмом. Тесные связи между Ираном и "Хизбаллах" делали поражение этой цели еще более необходимым. Уничтожение "Хизбаллах" стало бы хорошим сигналом для Тегерана. Если бы его оказалось недостаточным для того, чтобы запугать мулл, оно лишило бы их важного козыря в ближневосточной игре. В случае американской или израильской атаки на иранские ядерные объекты Тегеран, по крайней мере, не смог бы воспользоваться этим оружием в попытке нанести ответный удар. Раздавшиеся позже в Израиле сетования на то, что страну втянули в войну, к которой она была не готова, придают этой версии правдоподобность.

Война закончилась, а дебаты продолжаются. В Израиле звучит все больше упреков как в адрес правительства, так и в адрес военного командования. Значительная часть общества считает, что война велась слишком осторожно и неуклюже. В рядах "Хизбаллах" и ее почитателей во всем мире празднуют победу и радуются растерянности в стане безжалостного противника, делая вывод, что враг уязвим. А в Бейруте смиряются с вероятностью новой войны...

Источник: Le Temps


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru