Архив
Поиск
Press digest
18 апреля 2019 г.
7 ноября 2006 г.

Колум Линч | The Washington Post

Разногласия в ООН по Ирану нарастают

Китай и Россия возражают против американского военного варианта

Пока администрация Буша изо всех сил старается организовать международное давление на Иран, чтобы остановить его ядерную программу, Китай и Россия работают над тем, чтобы лишить ее самого сильного дипломатического оружия - военного варианта.

Сейчас в Нью-Йорке идут переговоры по резолюции ООН о санкциях. Москва и Пекин настаивают, что ничто в ее тексте не должно давать предлога для военного удара по иранским ядерным объектам. Они пользуются молчаливой поддержкой со стороны основных европейских партнеров США - Британии, Франции и Германии.

Но, как утверждают аналитики, отказ Совета Безопасности, куда входят 15 стран, сохранить возможность - пусть даже отдаленную - военной операции ослабляет его способность ответить на одну из серьезнейших угроз XXI века: возможное появление ядерного оружия в руках радикального ближневосточного правительства.

"Вы начинаете с того, что говорите: "Да, кстати, того, чего вы больше всего боитесь, мы делать не собираемся". Тогда на какие же средства принуждения мы можем рассчитывать?" - говорит Патрик Клоусон, научный директор Вашингтонского института ближневосточной политики. Он говорит, что на случай, если правительство, угрожавшее стереть Израиль с карты мира, разработает ядерное оружие, Совет Безопасности должен "иметь в запасе военный вариант".

Усилия по сдерживанию Соединенных Штатов высвечивают затяжное недоверие, связанное с решением администрации Буша о вторжении в Ирак в марте 2003 года, принятое без недвусмысленного одобрения Совета Безопасности, говорят аналитики. Им предшествовали подобные же попытки помешать США провести резолюции ООН, которые когда-нибудь можно будет использовать, чтобы наказать Судан и КНДР ужесточением санкций или военной силой.

"Люди боятся, что это скользкая дорожка: если сегодня они согласятся на санкции, они открывают возможность военного вмешательства завтра", - говорит Эдвард Лак, историк из Университета Колумбии, изучающий ООН. Он считает, что политические споры о применении силы подрывают авторитет Совета Безопасности. "Это признак слабости и раскола", - сказал Лак.

Спор в ООН о применении силы совпал с перестановкой сил в регионе, которая и так уже сокращает возможности американской военной операции против Ирана, говорят аналитики. Военные неудачи США и НАТО в Ираке и Афганистане ослабляют общественную поддержку еще одной американской военной акции в регионе. А европейские союзники США твердо выступают против американской военной операции в Иране.

Позиция администрации Буша состоит в том, что, хотя военный вариант не исключается, ее дипломатическая кампания по усилению санкций против Ирана и КНДР - не просто завеса для подготовки новых конфликтов.

Но российские и китайские дипломаты отмечают, что и перед вторжением в Ирак в марте 2003 года, США несколько месяцев утверждали, что привержены дипломатическому пути. Когда же США и Британия не получили поддержки ООН для силового ответа, они сделали юридической основой вторжения резолюцию ООН 12-летней давности. Резолюция номер 687 определяла условия прекращения огня по завершении войны в Персидском заливе в 1991 году.

"Мы извлекли уроки из того, что случилось в Ираке, и поэтому теперь мы выступаем очень четко", - заявил китайский дипломат на условиях анонимности.

В марте Сергей Лавров, российский министр иностранных дел и бывший посол Москвы в ООН, сказал журналистам, что дебаты об Иране напоминают ему подготовку к вторжению США в Ирак. "Это выглядит очень знакомо, - заявил Лавров. - Я не считаю, что мы должны ввязываться в то, что впоследствии может стать самосбывающимся пророчеством. Мы убеждены, что этот кризис не имеет военного решения".

Но некоторые обозреватели опасаются, что ссора подорвала способность Совета Безопасности блефовать, позволив Ирану, КНДР и Судану открыто и безнаказанно пренебрегать ООН. "Некоторые заявления СБ звучат почти как пустопорожние", - сказал заместитель генерального секретаря ООН Марк Маллоч Браун, выступая в Brookings Institution в октябре.

Маллоч Браун считает, что суданский президент Омар Хассан аль-Башир истолковал бездействие СБ как признак слабости. Поэтому Башир и отказался выполнить требование СБ пустить более 20 тыс. миротворцев ООН в Дарфур с целью прекратить одно из крупнейших бедствий в Африке за целое десятилетие и массовые нарушения прав человека.

"Президент Башир смотрит на нас и считает, что мы прячем глаза. Это очень мешает адекватно разобраться с вопросом о его согласии на размещение миротворческих сил", - сказал Маллоч Браун. Признавая, что никто не склонен использовать силу, чтобы заставить Башира принять войска ООН, он все равно говорит, что "совсем исключать военный вариант никогда нельзя".

Дебаты в ООН об использовании силы против Ирана и КНДР сейчас сконцентрировались вокруг главы 7 Устава ООН, положения которой традиционно используются, чтобы путем угрозы экономических санкций или военной силы обеспечить выполнение требований ООН. Россия и Китай отказались поддержать применение этих положений, утверждая, что они могут быть использованы для оправдания военной операции в будущем.

Администрация Буша утверждает, что резолюция на основе главы 7 необходима, чтобы сделать санкции обязательными. "Это просто неверно", что ссылка на главу 7 "каким-то образом разрешает применение силы", сказал в октябре посол США в ООН Джон Болтон.

"Существует подозрение, неверное представление, будто это неизбежно приведет к применению силы. Это не так", - добавил британский посол Эмир Джонс Парри в ходе недавних переговоров по Северной Корее.

Через посредничество Британии, Франции и Германии была выработана компромиссная резолюция о санкциях, со ссылкой на главу 7, но со специальной оговоркой, что она не может быть использована как предлог для военной операции.

Некоторые эксперты ООН говорят, что важность ссылки на главу 7 как разрешения на использование силы преувеличена. Они отмечают, что разрешения на две важнейшие силовые операции ООН в ходе холодной войны - корейскую войну и миротворческую операцию в Конго в 1960 году - были даны не на основе главы 7. Когда Совет Безопасности дал миротворцам ООН право использовать силу против израильских войск и боевиков "Хизбаллах" с целью обеспечить прекращение огня между ними, он тоже не ссылался на главу 7.

Возможно, без использования главы 7 обосновать военную операцию будет сложнее, "но это не закрывает дверь совсем", говорит Колин Китинг, бывший посол Новой Зеландии в ООН, а ныне руководитель нью-йоркской организации Security Council Report.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru