Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
8 апреля 2003 г.

Паоло Мастролилли | La Stampa

Подразделения "антистресс" в Ираке: "Теперь и генералы признали нашу роль"

Полчаса на кушетке у доктора Фрейда - и можешь идти в бой. Без особых трудностей вы можете побывать в палатке майора Грэхама Хоффмана, психиатра из подразделения "вправления мозгов", сопровождающего американских солдат в Ираке. Для нас, наблюдающих за войной сидя в кресле, атаки на президентские дворцы воспринимаются как видеоигра. Для тех, кто должен войти внутрь, это может оказаться самым ужасным испытанием в жизни. Некоторые идут в бой, не думая об этом, - возможно, они самые отважные, легко переносят напряжение. Но кто-то другой срывается, и при этом у него все в порядке с головой, просто ему, чтобы восстановиться, необходима помощь психолога.

Подразделения по лечению стрессов существуют в американской армии со времен Первой мировой войны, когда в тылу создавались специальные зоны для реабилитации солдат, переживших кризисные состояния. Через 50 лет, во Вьетнаме, отличить сумасшествие от психического здоровья было сложно даже профессионалам, и военные, терявшие рассудок, вывозились из страны в надежде на то, что вдали от линии фронта произойдет чудо. Но методики лечения постоянно совершенствовались. И на этот раз Пентагон решил включить в боевые части подразделения, состоящие из психиатров и психологов - с тем, чтобы они могли лечить возможные кризисные состояния на месте и быстрее возвращать военнослужащих в строй.

Майор Хоффман, например, служит в 883-м отделении по борьбе со стрессами, наряду с другими психиатрами и психологами. Они не профессиональные военные, но они без промедления оставили гражданские занятия, стали резервистами и предложили свои профессиональные услуги. В состав 5-го корпуса, или всех сухопутных войск, дислоцированных в Ираке, входят два подразделения по борьбе со стрессами. В каждой дивизии есть по меньшей мере один психиатр, один психолог и ассистент.

По словам майора Хоффмана, солдаты начинают по-иному относиться к тем, кто посещает психолога. "Мы не говорим о сумасшедших или больных людях. Посмотри вокруг - ты оказался в самой большой в мире песочнице. Здесь нет игрушек, кроме винтовок. Совершенно нормально - испытывать страх, потому что ты больше не контролируешь свою повседневную жизнь. Некоторые жалуются на стресс, и наша задача заключается в том, чтобы научить их преодолевать его, чтобы он как можно быстрее вернулся в свою часть".

По словам майора Тимоти Паттерсона, коллеги Хоффмана, "самыми распространенными симптомами являются беспокойство, боли в желудке, соматические реакции, нервные тики, эмоциональные и душевные проблемы. В большинстве случаев мы применяем самые простые методы лечения: дыхательные упражнения, самомассаж, сеансы, в ходе которых обсуждаются страхи, иногда мы рекомендуем день отдыха или горячую еду и облегченный график выполнения служебных обязанностей. Мы не применяем психотропные препараты или антидепрессанты, поскольку в большинстве случае речь не идет о настоящих патологиях. Это нормальные проявления стресса в анормальной ситуации. Применять препараты было бы опасно, поскольку у солдата может возникнуть впечатление, что он болен. И это замедлит его восстановление".

Эта психологическая помощь и лечение оказываются непосредственно в подразделениях, "чтобы не отдалять пациентов от их "племени". В прошлом их вывозили с фронта и отправляли на родину. Но это приводило к двум негативным результатами - во-первых, не удавалось излечить солдат, которые через несколько дней оказания помощи могли вернуться к выполнению своих обязанностей, во-вторых, появлялись очень сложные эмоциональные проблемы, потому что многие люди до конца своей жизни страдали от чувства несостоятельности".

Новый подход, по словам Паттерсона, обеспечивает возвращение в строй 80% солдат, которым была оказана помощь. В иных случаях, как, например, в случае с сержантом Хасаном Акаром, убившим двух своих коллег из 101-й воздушно-десантной дивизии, бросив гранату в их палатку, следует задать вопрос, как могла бы развиваться ситуация, если бы его вовремя обследовал психиатр. И Джессике Линч, попавшей в плен к иракцам, оказывается психологическая помощь. В ее случае, однако, речь идет о том, чтобы она вновь привыкла к жизни, которая кажется ей потерянной.

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2023 InoPressa.ru