Архив
Поиск
Press digest
25 сентября 2020 г.
8 апреля 2020 г.

Максим Трудолюбов | The New York Times

Вступив в игру с опозданием, Россия берется за COVID-19

"(...) Пандемия коронавируса застала меня в Вильнюсе, в Литве, городе, где улицы пустынны, бары мертвы, и все рейсы прекращены. Я никогда и представить себе не мог, что в европейской демократии я увижу водворяемый полицией порядок, ограничивающий личные свободы, в противовес сценам шумного общественного веселья в Москве, моем обычно одержимом порядком и контролируемом государством родном городе", - пишет Максим Трудолюбов, редактор делового издания "Ведомости" в Москве и редактор The Russia File, блога, публикуемого Институтом Кеннана в Вашингтоне, на страницах The New York Times.

"Когда я пишу эти строки, Россия догоняет другие страны. Тем не менее, инверсия между Востоком и Западом в отношении к индивидуальным свободам во время катастрофы Covid-19 поражает. В Москве, конечно, нет недостатка полицейских. Но Кремль припозднился с введением последовательных карантинных мер, потому что он не определился. Это напоминает смятение, охватившее ныне Соединенные Штаты, где запоздалое и путанное начало президента Трампа внесло вклад в бедствие. У президента Владимира Путина не было планов по поводу прихода коронавируса из-за границы. Теперь он вмешался в его политику - которая, по его мнению, всегда должна иметь приоритет над всем остальным. В результате его страна столкнется с гораздо более разрушительными последствиями, которых можно было бы избежать, если бы он начал раньше", - считает автор публикации.

(...) Но, "(...) Как и президенту Трампу, Путину, как представляется, неудобно признавать биологическую, неполитическую природу вируса - его называют "китайским", как будто это объясняет его свирепость. Стандартный режим возложения вины, в котором политика и популярность обоих лидеров имеют первостепенное значение, по-видимому, трудно примирить с реальностью, которой нельзя манипулировать", - говорится в статье.

"Во времена стихийных бедствий внезапно командование принимают суровые истины. И если вы живете в мире, где все и вся - либо за вас, либо против вас, вся эта история с вирусом звучит политически подозрительно. Вот почему в течение последних нескольких недель некоторые российские государственные СМИ и службы безопасности были озабочены тем, чтобы заставить замолчать тех, кто распространяет "панику среди населения". А российская таблоидная пресса наполнена теориями заговора о том, что вирус является биологическим оружием или обманом (...)", - указывается в публикации.

"Кремль выглядел растерянным. 25 марта в своем неожиданном обращении к нации президент Путин на неопределенный срок отложил голосование 22 апреля по конституционным поправкам, (...) и объявил общенациональный оплачиваемый отпуск, но позже его представитель Дмитрий Песков сказал, что он не распространяется на людей, работающих удаленно. В четверг Путин продлил выходные до конца апреля, фактически возложив бремя поддержки слабеющей экономики прямо на плечи бизнеса и других работодателей, - напоминает Трудолюбов. - Шаг с оплачиваемым отпуском озадачивает многих. Со временем стало ясно, что объявление отпуска - это типичный прием Путина, используемый для того, чтобы он не ассоциировался с "негативными" решениями. Он отказывается использовать такие слова, как "чрезвычайная ситуация", "ограничения" или "карантин".

Автор напоминает, что принятие карантинных решений возглавил мэр Москвы Сергей Собянин, а "(...) сейчас, когда не было объявлено последовательной общенациональной политики, другие региональные и муниципальные органы власти принимают свои собственные решения, что является необычным, учитывая, что в России процесс принятия решений обычно гиперцентрализован".

"После обращения Путина к стране число случаев заболевания COVID-19 начало расти (...), - отмечается в статье. - Но большинство россиян не уверены, во что верить: 24% опрошенных неправительственным "Левада-центром" говорят, что не доверяют официальной информации о пандемии; 35% говорят, что доверяют ей только "частично". Это заставляет многих россиян думать, что власти замазывают угрозу, не давая врачам диагностировать COVID-19. Действительно, в январе в России был зафиксирован всплеск пневмонии на 37% по сравнению с ситуацией год назад, по данным российского статистического агентства. Многие думают, что на самом деле большинство случаев пневмонии могли быть случаями COVID-19. Для страны с населением 144 миллиона человек, имеющей протяженную границу с Китаем и до недавнего времени имеющей деловые связи с Италией, официальное число заболевших кажется невероятно низким".

"По всем этим и иным причинам истинные масштабы распространения вируса в России неизвестны. Российские тесты на коронавирус гораздо менее чувствительны, чем тесты, используемые в других странах. По состоянию на 21 марта, Россия провела 133 100 тестов, 306 из которых дали положительный результат. По сравнению с результатами большинства других стран, соотношение количества тестов и положительных случаев составляет 0,21 процента".

"(...) Так что же может сделать Россия? Китай и Германия представляют противоположные альтернативы. Лидеры Китая, не долго думая, выпустили всю мощь авторитарного государства против вспышки. Это сработало, но агрессивные карантинные усилия и широкое использование технологий отслеживания людей еще долго будут вызывать критику. Германия выбрала политическую открытость. Вначале канцлер Ангела Меркель изложила факты и статистические данные о наиболее вероятных перспективах Германии. "Консенсус среди экспертов, - сказала она, - заключается в том, что от 60 до 70% населения будут инфицированы, если ситуация сохранится". До настоящего времени ответная реакция Германии была относительно успешной: коэффициент смертности от COVID-19 намного ниже, чем во многих других странах".

"Реакция Кремля была гораздо менее агрессивной, чем в Китае, и гораздо менее открытой, чем в большинстве европейских стран. Она может отставать от прогрессирования болезни из-за политических целей Путина. Или это может быть намеренное позволение вирусу развиваться своим ходом. В обоих случаях мы имеем дело с политическим экспериментом на людях, последствия которого неизвестны",- заключает Трудолюбов.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru