Архив
Поиск
Press digest
27 октября 2020 г.
8 февраля 2007 г.

Том Паррфитт | The Guardian

Чеченский вопрос жизни в смерти

Блог Тома Паррфитта на сайте издания The Guardian

В эти дни Чечня не часто мелькает в заголовках новостей, однако в мусульманской республике, которая остается составной частью России, несмотря на более чем 10 лет спорадического сопротивления боевиков-повстанцев, обретает форму интригующая борьба за власть.

В администрации Грозного, которую поддерживает Кремль, доминируют две фигуры - президент Алу Алханов, экс-милиционер, и премьер-министр Рамзан Кадыров, 30-летний крепыш, отец которого управлял республикой вплоть до убийства повстанцами в 2004 году.

Кадыров получает львиную долю поддержки Москвы, потому что он контролирует силы безопасности Чечни. Алханов же выглядит все более и более изолированным.

В прошлом году появлялось все больше признаков раскола между этими двумя людьми - вплоть до вооруженной конфронтации их телохранителей. Но сейчас впервые Кадыров публично подверг критике Алханова, обвинив своего босса в оскорблении памяти двух самых почитаемых в Чечне фигур.

Ошибка президента заключалась в том, что в интервью для прессы он сказал, что Шамиль - легендарный воин-имам, который возглавлял 25-летнюю кампанию сопротивления захватническим устремлениям российского царя, - и еще один почитаемый человек XIX века, Кунта Хаджи, мертвы.

Дело в том, что многие чеченцы, мусульмане суфийской традиции, почитают этих двух людей и верят в то, что оба вернутся и будут находиться среди них. В интервью российскому журналу "Профиль" Кадыров набросился на Алханова за проявление "верха человеческой бестактности и политической близорукости".

"Это наши главные святые, почитаемые абсолютным большинством чеченцев, мы их ждем и уверены, что они вернутся. Десятки тысяч людей не считают, что они умерли. А он заявляет такое. Я настолько зол на него, что готов сделать заявление и стать его официальным оппозиционером".

Кадыров - один из последователей Кунта Хаджи, практикующих особенно энергичную форму зикра, ритуала, в котором участники впадают в своего рода транс, скандируя и вместе двигаясь в танце по кругу.

В какой степени Кадыров действительно неприятно поражен словами Алханова, а в какой степени все это - срежиссированная причина для конфронтации и дискредитации его босса, остается неясным.

Каким бы странным нам ни казалось, что никто не имеет права упоминать о смерти исторических фигур, скончавшихся лишь 150 лет назад, это определенно деликатный вопрос.

Мне повезло: я видел, как Кадыров и его сторонники исполняли зикр в его доме в Центорое прошлой весной и воспринял это как ошеломляющее и искреннее выражение веры. Кажется сомнительным, что премьер-министр изображает возмущение. Главный муфтий Чечни поддержал Кадырова и подверг критике Алханова, заявив, что Кунта Хаджи до сих пор жив "в скрытой форме".

Сторонники президента тем временем заявляют, что ему мешают выступить по телевидению и извиниться, если он в какой-то мере оскорбил свой народ.

Что случится дальше в ходе этой усугубляющейся борьбы за контроль над Чечней, почти наверняка будет зависеть от того, кого решит поддержать своим весом Кремль. За этим и нужно следить.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru