Архив
Поиск
Press digest
17 сентября 2021 г.
8 января 2014 г.

Максим Трудолюбов | The New York Times

"Лишние люди" России

Русские имеют привычку думать о политике в погодных терминах, говорится в статье Максима Трудолюбова в The New York Times. Когда в конце декабря Путин стал выпускать на свободу заключенных, многие задались вопросом: "Это что, оттепель?" Ответ почти у всех был отрицательным.

Люди понимают, что помилование Ходорковского, участниц Pussy Riot и активистов Greenpeace - это единичное явление, а не следствие системной реформы. На посту президента нынешний премьер-министр Дмитрий Медведев предпринял ряд шагов по гуманизации Уголовного кодекса, однако большинство его нововведений были отменены. Внесенные за прошедший год в законодательство страны изменения не реформировали правоохранительные органы, а расширили их полномочия, говорится в статье.

В России имеется социальная группа, которая может стать барометром системных изменений, полагает автор. Это неоднородное объединение профессионалов, работников среднего звена, владельцев малых предприятий, интеллектуалов, художников, писателей и разношерстной богемы. Специалист по истории России Юрий Пивоваров называет их "лишними людьми": они не встроены во властный механизм, но и к бессловесным обывателям их отнести нельзя. Их объединяет финансовая независимость от правительства, а их главная черта - непринятие правил, которые диктует власть.

Как заметил в одном из последних интервью Михаил Ходорковский, Путин хочет быть русским Дэн Сяопином - мудрым арбитром людей и кланов: "Как только он почувствовал, что какой-то части общества не нравится его роль арбитра, он просто вынес ее за скобки".

Путин и его соратники поняли, что в больших городах им не победить. Тогда они попытались показать, что могут пренебречь критиками, и стали апеллировать к "корням" российского народа. В конце концов, что такое Москва? Как сказал глава путинской администрации Сергей Иванов, "это дворники, водители, офисный планктон, журналисты, чиновники, сфера обслуживания, торговля. В крайнем случае - блоггеры. Что эта 15-20-миллионная масса производит? Ровным счетом ничего".

В действительности же это меньшинство обладает огромной политической значимостью: ни одна политическая партия не представляет его интересы, однако все действия Кремля - это реакция на его активность, констатирует журналист.

"Русское слово "лишний" также означает "избыточный", "чрезмерный", "добавочный", "ненужный". Однако "лишних людей" это не касается - они незаменимы: каждое их действие вызывает реакцию Кремля. Они поднимают вопрос - Кремль отвечает, и в этой игре в оттепель и заморозки можно проследить тенденцию к потеплению. Будет ли так всегда? Сложно сказать. Предсказывать политику в России так же трудно, как и погоду", - заключает Трудолюбов.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru