Архив
Поиск
Press digest
16 апреля 2021 г.
8 июля 2009 г.

Майкл Слекмен | The New York Times

В Иране становится спокойнее, но борьба за политическую власть активизируется

На улицах в Иране стало тихо, но за кулисами продолжается борьба за власть, причем на кон поставлен характер государства в целом, утверждает The New York Times. "Эта борьба выходит за рамки актуального конфликта вокруг президентских выборов: она началась 30 лет назад, когда Исламская революция создала новую форму правления, где в идеале должны были объединяться теократия с ограниченной демократией", - пишет корреспондент Майкл Слекмен.

С самого начала теократия и демократия соперничали за господствующее положение, и ныне репутация обеих замарана, отмечает газета. По словам аналитиков, многие представители политической и клерикальной элиты Ирана опасаются, что форма правления лишилась своей религиозной и электоральной легитимности, переродившись в настоящую диктатуру. "Некоторые союзники иранского президента вообще сомневаются в необходимости выборных должностей и органов", - поясняет издание.

Ряд влиятельных религиозных лидеров не высказались в поддержку Ахмадинежада и Али Хаменеи. Даже среди традиционных сторонников правительства многие отмолчались или даже выступили с мягкой, но очевидной критикой. "Лишь два из высших священнослужителей поздравили Ахмадинежада с переизбранием, что в теократическом государстве равносильно публичному укору", - пишет автор статьи. Некоторые влиятельные аятоллы объявили результаты выборов фальсифицированными, а в субботу крупная ассоциация священнослужителей назвала новое правительство незаконным.

Однако Хаменеи, Ахмадинежад и их союзники монопольно контролируют полицию, суды и прокуратуру, армию и военизированные организации. В ближайшем будущем никто не в силах отнять власть у этой группы лиц, но дальнейшие события будут предопределены развитием конфликта, утверждает автор. На взгляд многих аналитиков, аятолла Хаменеи скомпрометировал "боговдохновенный" авторитет, открыто приняв одну из сторон в политической борьбе.

В свое время аятолла Хомейни объединил два часто несовместимых принципа - подотчетность обществу и власть религиозных иерархов, использовав древнее понятие "вилаяте факих", власти специалиста по исламскому праву, напоминает Майкл Слекмен. У шиитов факихом именуют верховного лидера, который правит как земной наместник Аллаха вплоть до возвращения 12-го имама.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru