Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
8 июля 2021 г.

Кассандра Лерай | Libération

Война защищенных наименований в России: "Если допустить это с шампанским, то завтра будет коньяк, а потом все продукты"

"Новый закон о регулировании алкогольной продукции, подписанный в пятницу Владимиром Путиным, оставляет название "шампанское" на кириллице только для российских производителей игристых вин, что вызывает недовольство французских виноделов. Каролина Маршетти, эксперт в области анализа мнений и коммуникационных стратегий, в интервью Liberation раскрывает смысл этой ситуации.

"(...) Этот закон обязывает дистрибьюторов шампанского иностранных марок писать на задней этикетке, размещенной на обратной стороне бутылки, слова "игристое вино" вместо "шампанское". (...) Эта новость вызвала смятение во всем винодельческом секторе. По мнению Максима Тубара и Жан-Мари Барийера, сопредседателей комитета вин Шампани, "лишение жителей Шампани права использовать название "шампанское" [написанного кириллицей] является возмутительным: это наше общее наследие, и мы дорожим им как зеницей ока". В своем официальном сообщении Комитет сожалеет, что "такое регулирование не предоставляет российским потребителям четкую и прозрачную информацию о происхождении и характеристиках вин", - указывает Libération.

"(...) Сложившаяся ситуация показывает, насколько важно называть вещи своими именами. Мы можем сказать себе, что это выглядит безобидно, поскольку производители французского шампанского всегда будут иметь право писать слово "шампанское" на своей этикетке. Но это еще и перевернутый мир. На бутылках французского шампанского будет надпись латинскими буквами. А на русских бутылках слово шампанское будет написано по-русски, что создаст тотальное искажение действительности. Мы не должны забывать, что в России не говорят на французском языке и у них не такой же алфавит, как во Франции. Так что отличить шампанское от русского "шампанского" людям будет намного сложнее", - поясняет Каролина Маршетти.

"Кроме того, на мой взгляд, за всем этим кроется дипломатический аспект. Разве эта история с AOC [наименование, контролируемое по происхождению] в конечном итоге, не является упорной борьбой за власть? Путин принимает решение, которое противоречит тому, на что согласились 120 стран мира, а именно признать шампанское AOC. (...) И тут Владимир Путин говорит: "я действую так, как будто этого не существует, я выше законов, которые регулируют совместную жизнь". Из всего этого следует извлечь урок о том, что Путин воплощает некую политическую цель, он ничего не делает просто так. Это символично и представляет собой нечто большее. Если допустить это с шампанским, то завтра будет коньяк, а послезавтра все продукты", - продолжает она.

"(...) Конкретно в краткосрочной перспективе это отразится только на российских потребителях. Россия не является очень крупным рынком для французского шампанского, это 15-я страна по поставкам шампанского за пределы Франции [при обороте в 35,03 млн евро]. Таким образом, экономическое воздействие само по себе ограниченное. Для французского потребителя это ничего не изменит. Но подобная ставка носит символический характер: если завтра больше не будет высшей категории вин, контролируемой по региону, то что гарантирует нам, что у нас будет качественная продукция? Если мы сдадим этот бастион и ничего не сделаем для защиты AOC, то что будет дальше? Сегодня в России есть бренди, напитки, которые нельзя называть коньяком. Но если не обращать внимания на то, что происходит с шампанским, то скоро бренди будут называться коньяком? А что насчет всего остального?" - задумывается эксперт.

"(...) Вино с указанием и контролем места производства - это признание специфичности, уникальности и качества, оправдывающих более высокую цену. Цена выше не потому, что есть этикетка, а потому, что есть уникальное в мире ноу-хау. Это признание исключительного характера. Именно в комплексе местных природных условий мы знаем, как это сделать, и больше нигде. (...) Без AOC качество падает, поскольку как вы как потребитель больше не можете отличить исключительное от повседневного", - отмечает Маршетти.

"(...) Что касается политической стороны, то министр иностранных дел Жан-Ив Ле Дриан сказал, что Франция будет действовать в ближайшие дни, министр-делегат по вопросам внешней торговли и экономической привлекательности Франк Ристер написал по этому поводу в Twitter... Происходит обострение ситуации на дипломатическом уровне. Теперь нужно посмотреть, выйдут ли они за рамки заявлений о намерениях и твитов. Собственно, вопрос состоит в том, заставим ли мы русских вернуться назад?" - резюмирует собеседница издания.

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2023 InoPressa.ru