Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
8 июня 2005 г.

Ариэль Коэн | The Washington Times

Вердикт с пугающими последствиями

Жесткий приговор - 9 лет лишения свободы - вынесенный российским судом 31 мая бывшему владельцу ЮКОСа Михаилу Ходорковскому и его партнеру Платону Лебедеву, подрывает американо-российские отношения и посылает пугающий сигнал западным и российским инвесторам.

Президент Джордж Буш выразился необычно резко: "Это выглядит так, как будто он (Ходорковский) был осужден еще до того, как состоялось судебное разбирательство". В феврале этого года сенаторы Джон Маккейн, республиканец от штата Аризона, и Джо Либерман, демократ от штата Коннектикут, при поддержке конгрессменов республиканца Криса Кокса и демократа Тома Лантонса предложили к обсуждению в конгрессе законопроект, призывающий к приостановке членства России в "большой восьмерке" ведущих индустриальных стран, сославшись на "наступление на демократию и политическую свободу" в России.

Так не должно было быть. Суд над Ходорковским и предшествовавшее ему разрушение его нефтяной компании ЮКОС намного вышли за рамки самого вопроса о влиятельных магнатах, которых называют олигархами и которые в 1990-х часто уклонялись от налогов и вели политические игры. Это наступление, как раньше часто бывало в российской истории, вместе с водой выплеснуло и ребенка.

Уроки суда над Ходорковским только начинают проявляться. Американские и международные политики и лидеры бизнеса понимают, что законностью в России почти не пахнет. Судопроизводство было откровенно произвольным, судебные разбирательства проводились с огромными нарушениями, современный налоговый кодекс применялся в ретроспективе, к сделкам прошлого, подверглись аресту адвокаты Ходорковского, нарушались нормы уголовного процесса.

Преступления, в которых обвинили Ходорковского и еще одного олигарха, Лебедева, вероятно, совершали и многие другие олигархи. Однако их не подвергли почти никаким преследованиям.

Дмитрий Медведев, глава администрации президента Владимира Путина, заявил, что Ходорковский подвергся преследованию в качестве "примера" для российского бизнеса - по-видимому, для того, чтобы донести до него, что ему лучше исправно платить налоги и держаться подальше от политики. В разгар суда над Ходорковским Путин инициировал амнистию по приватизационным нарушениям того типа, за которые в итоге и засудили Ходорковского. В своем обращении к Федеральному Собранию Путин также подверг критике террор в отношении бизнеса со стороны налоговых властей, т.е. тех же бюрократов, которые уничтожили ЮКОС, вкатив ему налоговую претензию на 30 млрд долларов.

Неудивительно, что в результате всего этого российские и западные инвесторы проголосовали ногами. В 2004 году утечка капитала из России увеличилась в четыре раза. По данным российского министерства финансов, ее уровень поднялся до 9-12 млрд долларов. По оценке собственного экономического советника Путина Андрея Илларионова, который подверг дело ЮКОСа резкой критике, в действительности этот уровень может достигать 24 млрд.

Немногие в России отрицают, что Ходорковский, возможно, имел политические амбиции и что его компания поддерживала депутатов Госдумы из двух либеральных оппозиционных партий, "Яблока" и Союза правых сил, и даже некоторых коммунистов.

Однако то, что Кремль злоупотребил полномочиями налоговых органов и уголовного судопроизводства, использовав их для широкого возмездия политическому врагу, поднимает вопрос о разделении власти в России.

Наступление на ЮКОС и дальнейшие шаги правительства разбили какие бы то ни было надежды на то, что в России развивается находящийся в частной собственности и финансируемый из частных источников нефтяной сектор. Такая модель, если бы ей позволили процветать, помогла бы России интегрироваться в глобальную экономику и привлекла бы западные инвестиции и ноу-хау в энергетическую индустрию в таких масштабах, какие и представить себе невозможно в ситуации, когда правительство является главным игроком в сфере нефти и газа. Сегодня иностранные инвестиции в российский энергетический сектор сокращаются, его эффективность падает, а производство, которое до 2003 года росло не по дням, а по часам, выдыхается.

ЮКОС был среди защитников экспортного нефтепровода в Мурманск, и еще одного - в китайский город Дайкин. Теперь идея о мурманском трубопроводе, похоже, утонула, а Дайкин трансформировался в отрезок главного нефтепровода, который протянется по Сибири до тихоокеанского порта Находка и будет находиться под патронатом "Транснефти", принадлежащего правительству монополиста в сфере транспортировки нефти.

Российское правительство консолидирует власть в добывающих отраслях. "Юганск", главное производственное подразделение ЮКОСа, был продан с аукциона в декабре 2004 года фирме-однодневке, созданной в качестве прикрытия, а затем быстро передан "Роснефти", контролируемой правительством нефтяной компании.

Этой весной налоговые власти выдвинули налоговую претензию на сумму 1 млрд долларов против ТНК, российской стороны в совместном предприятии с BP, которое называется ТНК-BP и оценивается в 6 млрд долларов, что является самой крупной западной инвестицией в Россию. Exxon объявил о заморозке инвестиций в нефтяные проекты на Сахалине после того, как российское министерство энергетики запросило у компании еще 1 млрд долларов.

Министр природных ресурсов России Юрий Трутнев в феврале заявил, что ряд привлекательных проектов, связанных с полезными ископаемыми, будет закрыт для западных инвесторов. А вслед за ним и Путин призвал принять закон о "стратегических секторах", который закроет для иностранных инвестиций отдельные индустрии. Наконец, российское правительство планирует приобрести более 10% газовой монополии "Газпром", что даст ему формальный контроль в этой области.

Таким образом, дело ЮКОСа и приговор Ходорковскому - это лишь часть тревожной тенденции: российское государство восстанавливает контроль над "командными высотами" экономики.

Падение Ходорковского и ЮКОСа также привело к наступлению на его благотворительный фонд "Открытая Россия", который поддерживал множество неправительственных организаций, занимавшихся вопросами демократии, прав человека, гражданского общества, и вел образовательные проекты, в рамках которых сотни студентов выехали на учебу за границу.

Российские секретные службы не отказывают себе в удовольствии открыто жестко поразглагольствовать о западных и финансируемых из-за рубежа неправительственных организациях. Эти организации обвинили в связях с западными разведывательными агентствами. Некоторые подверглись преследованию.

Соединенные Штаты и Запад должны признать, что Россия изменилась. У США и России до сих пор есть важные общие интересы, включая попытки помешать Ирану стать ядерной державой, совместные усилия по созданию безопасных условий хранения российских арсеналов ядерного и иного оружия массового поражения, войну с терроризмом и экономическое сотрудничество.

Однако отсутствие прозрачности, отклонение в соблюдении норм права и угрозы для прав собственности и политического плюрализма наполняют американо-российские отношения подозрениями и осложняют экономическое сотрудничество.

Ариэль Коэн - старший научный сотрудник по российским и евразийским исследованиям и международной энергетической безопасности в фонде Heritage.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru