Архив
Поиск
Press digest
17 мая 2021 г.
8 июня 2007 г.

Встретившись с Путиным в 2001 году, Джордж Буш сказал, что заглянул российскому президенту в глаза и постиг его душу, увидев в нем надежного человека. Шесть лет спустя, когда двое лидеров встречаются на саммите "большой восьмерки" в Германии, западные исследователи внутреннего мира Путина скорее увидят там жесткого стратегического противника.

По мере того, как Россия движется к новой форме авторитаризма, антизападная риторика Путина стала еще более резкой и еще больше напоминает времена холодной войны. В этом году выпады сторон развивались по нарастающей. Все началось с того, что Путин в январе обвинил Америку в том, что ее "ничем не сдерживаемое, гипертрофированное применение силы" создает угрозу для мира. В мае ситуация усугубилась, когда он косвенно сравнил Америку с нацистской Германией, и наконец кульминацией в этом месяце стала угроза направить российские ядерные ракеты на цели в Европе.

Если верить Путину, его гнев отражает страх перед разрушением ядерного баланса из-за программы Буша по размещению ограниченной системы ПРО на территории Чехии и Польши. "В случае размещения систем противоракетной обороны в Европе и сегодня предупреждаем: будут ответные шаги. Мы вынуждены обеспечивать свою безопасность, - сказал Путин журналистам в преддверии саммита. - Какие это шаги? Конечно, у нас должны появиться новые цели в Европе".

Таким образом, эра концепции "взаимного гарантированного уничтожения" (известной как MAD - доктрины стабильности времен холодной войны, основывающейся на обоюдном знании, что, если одна из сторон выпустит ядерную ракету, вторая может нанести разрушительный ответный удар), предположительно закончившаяся с падением красного флага, может вернуться.

Пресс-секретарь Кремля назвал слова своего президента "гипотетическим ответом на гипотетический вопрос". Но это не было случайной оговоркой; подобные заявления ранее делали российские генералы. Путин, судя по всему, хочет, чтобы западные государства осознали глубину его негодования.

Америка заявляет, что система ПРО не направлена против России; она предназначена для защиты от иранских ракет, которые однажды могут оказаться снабжены ядерными боеголовками. Однако для Путина противоракетный щит - это только попытка возродить старую программу "звездных войн", направленную против Кремля - если не сейчас, то в будущем. Путин никогда не любил американскую ПРО, но, казалось, смирился, когда Буш вышел из договора по антибаллистическим ракетам в 2002 году. В тот момент Америка и Россия пришли к соглашению сократить количество ядерных боеголовок до 1700-2200 для каждой стороны.

С той более дружеской поры произошло несколько событий. Америка ослабла из-за войны в Ираке. Россия разбогатела благодаря нефти, а Путин разозлился из-за расширения НАТО у его границ, в особенности из-за прозападной "оранжевой революции" на Украине в 2004 году.

Решение США установить пусть даже ограниченные системы ПРО в двух странах бывшего Варшавского договора для Путина было чудовищной провокацией, усугубив ощущение, что его страну берут в кольцо.

Неделю назад Россия произвела испытательный запуск новой межконтинентальной баллистической ракеты с несколькими боеголовками, которая, по словам России, способна преодолеть любой противоракетный щит. Путин обвинил Америку в развязывании новой гонки вооружений. Недавно он начал сотрясать другие столпы миропорядка, образовавшегося после холодной войны. В феврале российский генерал сказал, что Россия может выйти из договора о ядерных силах средней и меньшей дальности; в апреле Путин пригрозил заморозить участие России в договоре об обычных вооружениях в Европе.

Кремль подает неоднозначные сигналы в отношении того, как он намерен аннулировать эти соглашения и насколько эти шаги обусловлены спором из-за ПРО.

Путин возражает против установки ПРО в Европе, так как говорит, что ракеты Ирана не представляют непосредственной угрозы для НАТО. Однако 7 июня он удивил американцев, предложив в качестве альтернативы для ПРО Азербайджан, где США и Россия могли бы совместно установить противоракетный щит, который будет служить нуждам одновременно Европы и России.

Россия выступает на одном форуме за другим - НАТО, ЕС, ОБСЕ - пока что без особого успеха.

Она попросила экстренно собрать на следующей неделе в Вене участников договора об обычных вооружениях в Европе. Путин осуждает НАТО за то, что оно не ратифицировало текст договора с поправками, внесенными в 1999 году. (НАТО ссылается на то, что Россия не выполнила свои обязательства по выводу войск из Грузии и Молдавии; российские вооруженные силы продолжают находиться в обеих странах в качестве "миротворцев" в прокремлевских непризнанных республиках.)

Ответ Запада на выпады Путина до сих пор звучал достаточно приглушенно. Буш настаивает, что план по ПРО открыт для участия России. "Россия не враг", - сказал он на этой неделе, пытаясь оттеснить на задний план ядерные угрозы Путина. Он отправил в Москву ряд высокопоставленных чиновников, с тем чтобы они уломали Россию, пока безуспешно. Он также удостоил своего "друга" Владимира беспрецедентного приглашения посетить свой семейный дом в Мэне 1 июля.

Некоторые американцы ощущают, что ухудшение ситуации отражает также и ошибки Запада.

"Когда Россия пыталась с нами сотрудничать, ее игнорировали, а теперь, когда она плохо себя ведет, на нее начали обращать внимание", - считает Тоби Гати, бывший советник Белого дома.

Путин может быть искренне раздосадован тем, что Америка принимала его прошлую готовность к сотрудничеству как должное - например, в войне с террором. Он также может понимать, что, нанося удары по программе ПРО, он может усугубить противоречия в западном лагере.

Тон последних заявлений Путина отражает также атмосферу растущего напряжения после того, как Королевская прокурорская служба Великобритании попросила экстрадиции бывшего офицера КГБ Андрея Лугового, подозреваемого в убийстве с помощью радиоактивного яда проживавшего в Лондоне бывшего шпиона Александра Литвиненко.

Путина, кажется, больше раздражает эта "глупая" просьба об экстрадиции, нежели суть обвинения. Он говорит, что Конституция РФ запрещает ему удовлетворять такие просьбы, и, по-видимому, чувствует себя загнанным в угол. Выдача Лугового или суд над ним в России были бы угодничеством перед Западом (и предательством бывшего коллеги по КГБ); бездействие может сделать его укрывателем убийцы.

Глава России может ощущать, что ему нечего терять, вступая во вражду с Западом. Однако основные результаты его освобождения от международных обязательств ощущаются в большей степени в России, чем в мире. Недавно Путин отпустил сомнительную остроту, заявив, что кроме него в мире после Махатмы Ганди нет "чистых демократов".

Гарри Каспаров, экс-чемпион мира по шахматам, превратившийся в оппозиционера, придерживается иного мнения: он называет Россию "полицейским государством, маскирующимся под демократию".

Источник: The Economist


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru