Архив
Поиск
Press digest
18 мая 2021 г.
8 июня 2007 г.

Збигнев Бжезинский | Time

Как избежать новой холодной войны

Российско-американские отношения постоянно ухудшаются. Недавняя угроза со стороны президента Владимира Путина нацелить российские ракеты на ряд европейских союзников США - лишь последнее из проявлений этого процесса.

Показная и притворная дружба между Путиным и Джорджем Бушем, которая началась несколько лет назад, когда Буш заглянул в глубину души своего российского коллеги, не помогает справиться с происходящим. Тот факт, что аналогичная "дружба" - между Франклином Рузвельтом и "Дядюшкой Джо" Сталиным, между Никсоном и Брежневым, Клинтоном и Ельциным - всегда заканчивалась взаимным разочарованием, не помешал госсекретарю Кондолизе Райс похвастаться, что состояние российско-американских отношений теперь лучше, чем когда-либо в истории. Бесспорно, куда полезнее будет добиться подлинного и стабильного улучшения в отношениях, чем создавать показными жестами иллюзию прогресса. Об этом стоит помнить Бушу в июле, когда Путин намерен навестить его в Кеннебанкпорте, штат Мэн.

Для охлаждения российско-американских отношений есть множество причин, но первейшие из них - отталкивающие войны, которые ведут обе страны: Россия воюет в Чечне, США - в Ираке. Эти войны помешали достичь целей, которые еще 15 лет назад казались реальными. Тогда ждали, что Россия и США будут сотрудничать на базе общих ценностей, что исчезнут прежние границы времен холодной войны, ситуация с безопасностью во всем мире улучшится, расширится трансатлантическое сообщество.

Война в Чечне обратила вспять и без того непрямое демократическое развитие России. Безжалостная война, которую Путин повел с необычайной жестокостью, стала не только ударом для немногочисленного народа, издавна страдавшего от русского и советского империализма, но и привела к политическим репрессиям и усилению авторитаризма в России. Она же способствовала подъему шовинизма среди населения. Добившись стабилизации общества, находившегося в состоянии хаоса после развала СССР, Путин использовал свой успех, чтобы вернуть центральной власти контроль над политической жизнью. Война в Чечне стала его личным крестовым походом и характерным проявлением возрождающегося кремлевского влияния.

После начала этой войны при Путине выдвинулась особая политическая элита - силовики из ФСБ (новое название КГБ) и покорные власти новые олигархи. Эта элита с радостью поставила острый национализм на смену коммунистической идеологии и поощряет почти неприкрытое применение насилия против инакомыслящих. Путин едва ли не с издевкой отмахнулся от убийства одной из ведущих российских журналисток, Анны Политковской, которая расследовала преступления против чеченцев. Аналогичным образом тревожные доказательства британской стороны о причастности россиян к убийству в Лондоне печально известного перебежчика из ФСБ были подняты на смех российскими чиновниками. Одновременно перед российскими СМИ ставятся все новые политические ограничения.

Несомненно, от внимания Кремля не ускользнуло, что Запад, включая Соединенные Штаты, фактически хранит молчание. Администрация Буша безразлична к бойне в Чечне, а после 11 сентября она в качестве тактического хода даже признала слова Путина о том, что, ведя войну с чеченцами, он служит добровольцем во всемирной "войне с террором". Убийство журналистки Политковской и заявления Путина о его незначительности также на испортили дружеских отношений между хозяевами Белого дома и Кремля. В этом случае ни один из них не заметил отхода от демократии в российской политической жизни.

Явное безразличие со стороны США не стоит списывать исключительно на низкие моральные качества ряда американских политиков. Россия обрела безнаказанность отчасти из-за чудовищных последствий войны в Ираке для внешней политики США. Каковы эти последствия? Тюрьма в Гуантанамо подорвала веру в легитимность американских действий. Ложные заявления об оружии массового поражения в Ираке дискредитировали США. Из-за непрекращающегося хаоса и насилия в Ираке уважение к силе США утрачено. В итоге из-за Ирака Соединенным Штатам гораздо больше нужна поддержка России в таких вопросах, как Северная Корея и Иран.

В результате среди кремлевской элиты господствуют два настроения: злорадство по поводу неудач США и опасная вера в то, что Россия может делать что угодно, особенно на своих геополитических задворках. Злорадство привело к тому, что Москва, ожидая дальнейшего упадка США, нанесла несколько жестоких ударов, еще более подорвавших образ Америки как сверхдержавы. Не стоит недооценивать, насколько Россия недовольна развалом Советского Союза (Путин назвал его величайшей катастрофой XX века), и то, насколько сильно она надеется, что США постигнет та же участь. Действительно, кремлевские стратеги явно получают удовольствие от мысли о том, что США глубоко застрянут не только в Ираке, но и в войне с Ираном. Благодаря этому резко поднимутся цены на нефть - а ее запасы в России очень велики.

Вера в то, что Россия может вести себя на международной арене как заблагорассудится, также вызывает тревогу. Из-за этой убежденности Москва запугивает Грузию, недавно обретшую независимость, стремится искоренить завоевания "оранжевой революции" на Украине. Она развязала кибервойну с Эстонией, входящей в ЕС, после того как эстонцы захотели перенести из центра столицы памятник, символизирующий советскую власть. Россия ввела эмбарго на экспорт нефти в Литву, монополизировала доступ к энергетическим ресурсам Центральной Азии. И во всех перечисленных случаях США, поглощенные войной в Ираке, вели себя достаточно пассивно. Политика США по отношению к России - это скорее высокопарные заявления, чем стратегически выверенные действия.

Несмотря на существующую напряженность, не нужно думать, что непростые отношения приведут к холодной войне. Долгосрочные перспективы просто не отвечают ностальгическим устремлениям кремлевской верхушки. Несмотря на все признаки стабилизации российской экономики, ее перспективы остаются неясными. Население России резко сокращается, а население ее азиатских соседей в то же время увеличивается, они наращивают военную и экономическую мощь. Московская роскошь и петербургский блеск не могут скрыть того факта, что на большей территории России до сих пор нет даже зачатков современной инфраструктуры.

Богатая нефтью Россия (лидеры страны называют ее "энергетической сверхдержавой") в чем-то напоминает Нигерию, где коррупция и отмывание денег приводят к растрате большей части национальных богатств. До определенной степени Россия может использовать свои огромные доходы, чтобы проводить свою линию. И все же, купив влияние, пусть даже влияние в Вашингтоне (где деньги играют большую роль), невозможно обрести мощь Советского Союза, который выступал носителем идеологии, имевшим множество сторонников по всему миру.

В этих обстоятельства Соединенным Штатам следует вести сдержанную, стратегически взвешенную (а не показную) политику по отношению к Москве. Это должно способствовать тому, что в будущем более трезвомыслящие кремлевские лидеры признают, что наращивание связей с США и ЕС принесет России большие выгоды, она станет более демократичной страной и сможет эффективнее защищать свою территорию. США следует избегать неосторожных шагов, которые могут вызвать раздражение, вроде неуклюжей инициативы по размещению противоракетной системы по соседству с Россией. Также не следует сбрасывать со счетов взгляды Москвы по таким вопросам, как переговоры с Ираном. Иначе Россия может решить, что ее интересам скорее отвечает американо-иранская война.

Однако в случаях, когда Россия стремится запугать своих соседей, Соединенным Штатам следует реагировать твердо. Америка должна настоять на ратификации Россией Европейской энергетической хартии, чтобы развеять опасения относительно энергетического шантажа. США следует продолжить терпеливо встраивать Украину в западный мир. Тогда России придется последовать за ней, ведь иначе она рискует оказаться в изоляции между евро-атлантическим сообществом и могущественным Китаем. И, что важнее всего, США следует окончить войну в Ираке, которая столь плачевно сказывается на способности Америки вести продуманную и всестороннюю внешнюю политику.

Збигнев Бжезинский - сотрудник администрации президента Картера, автор книги "Второй шанс: Три президента и кризис Америки как сверхдержавы".

Источник: Time


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru