Архив
Поиск
Press digest
22 августа 2017 г.
8 июня 2017 г.

Ронен Бергман | The New York Times

Как КГБ начал войну, которая изменила Ближний Восток

Журналист Ронен Бергман рассказывает в The New York Times о роли, сыгранной в Шестидневной войне на Ближнем Востоке "напористым" офицером КГБ Юрией Котовым, который завербовал "видного молодого члена израильской правящей "Партии труда", получившего кодовое имя Boy". Однако тот, будучи патриотом Израиля, стал двойным агентом и был назван "Шин-Бет" (Общей службой безопасности Израиля. - Прим. ред.) кодовым именем Orange. "Спецслужба до сих пор рассматривает это дело как очень деликатное и запрещает рассекречивать его имя", - говорится в статье.

"В июне 1967 года Котов и его товарищи в Тель-Авиве увидели, что Израиль готовится к войне, но их начальство в Москве было убеждено, что ничего не произойдет, несмотря на угрозы арабов и развертывание ими войск в наступательных целях", - говорится в статье. "Советы начали спрашивать своих агентов, что происходит. Контрразведка "Шин-Бет" решила "активировать двойных агентов, чтобы попытаться предотвратить войну", скормив русским правильную информацию, как сказал мне Реувен Мерхав, один из кураторов [агента] Orange", - пишет Бергман.

Агенту Orange было поручено встретиться с Котовым в офицерской форме и сказать ему, что Израиль развертывает войска на границе с Египтом, готовясь к войне, и будет атаковать первым, если СССР не добьется снижения напряженности и вывода египетской армии из Синая. Такую же инструкцию получил второй двойной агент - польский журналист Виктор Граевский.

"Отчеты были переданы в Москву, но ничего не изменили. Обман и дезинформация, подготовленные в штаб-квартире КГБ, уже поставили Израиль и его соседей на дорогу войны", - пишет Бергман.

"Знать, как советская разведка пыталась перестроить баланс сил на Ближнем Востоке, необходимо для понимания маневров, приведших к началу Шестидневной войны. А еще это объясняет склад ума людей, выросших в КГБ и управляющих Россией сегодня, а также способы, которыми они пытаются влиять на международную политику", - утверждает журналист.

"КГБ называл этот modus operandi "активными мерами". Согласно документам КГБ, они были "направлены на оказание полезного влияния на аспекты политической жизни целевой страны, в том числе ее внешней политики; введение противника в заблуждение; подрыв и ослабление позиций противника", - сообщается далее.

Руководители КГБ были убежденными антисемитами и видели в Израиле и мировом еврействе "опасность, уступающую только главному врагу - Соединенным Штатам", говорится в статье. КГБ был решительно настроен дестабилизировать Израиль - совершенно непропорционально силе или влиянию этой страны. В апреле 1967 года, когда США добились успехов во Вьетнаме, Советы решили предпринять решительные активные меры для ослабления Израиля - и этим также нанести удар по американцам. "Передавая ложную информацию, Советы надеялись увеличить зависимость Сирии и Египта от Москвы и усугубить вовлеченность Египта в ближневосточную напряженность, заставив Египет применить свои мускулы против Израиля", - пишет автор.

"Большинство экспертов в Москве были уверены, что в случае войны Израиль будет побежден в течение двух недель. Советы продолжали скармливать союзникам ложную информацию. Русские также одобрили полеты египетских МИГов (как утверждают некоторые, пилотируемых и советскими летчиками) над израильским атомным реактором в пустыне Негев - акт, воспринятый Израилем как прямая угроза этому в высшей степени секретному объекту", - рассказывает Бергман.

1 июня глава "Моссада" (политической разведки Израиля. - Прим. ред.) получил от министра обороны США Роберта Макнамары "зеленый свет" для старта предупредительной атаки. 5 июня она состоялась, и через шесть дней война закончилась победой Израиля. Советские "активные меры" привели к результату, противоположному запланированному. Израиль стал региональной державой и более значимым союзником США, а Сирия и Египет были посрамлены. 10 июня СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем. Через восемь дней все служащие советского посольства уплыли из страны, оставив здание пустым.

"Я осознал, что это конец эпохи", - вспоминает Мерхав, но добавляет, что он подумал: "Ближний Восток слишком важен для них. Они вернутся".

"Он был прав, - говорится в статье. - Россия вернулась и снова играет разрушительную, дьявольскую роль в мировой политике. Технология распространения дезинформации и использования фальшивых фактов для того, чтобы множить трения и разногласия, обманывать и запугивать, возможно, изменилась, но менталитет остался прежним. Возглавляемая стреляным воробьем из КГБ Владимиром Путиным, Россия по-прежнему считает "активные меры" законным способом сокращать разрыв между Россией и Западом и усиливать влияние Москвы на весь мир - в том числе на Ближний Восток".

"Разница между июнем 1967-го и сегодняшним днем заключается в том, что теперь русские, похоже, прекрасно справляются", - резюмирует Бергман.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2017 InoPressa.ru