Архив
Поиск
Press digest
25 сентября 2020 г.
8 марта 2007 г.

Руслан Гринберг | Handelsblatt

Мужество, чтобы открыться друг другу

Российско-германские экономические связи динамично растут: в 2006 году товарооборот вырос на 30% и составил 42,9 млрд долларов. Однако при этом все еще существуют проблемы, которые обусловлены инертной российской системой. В это понятие входят раздутая бюрократия; отсутствие прозрачности в принятии административных решений, в частности, на местном уровне; слабость российской банковской системы и сложные таможенные процедуры.

Присутствие россиян в Германии практически незаметно, хотя здесь уже зарегистрировано около 3000 российских фирм - больше, чем в других европейских странах. Однако в своем большинстве они импортируют немецкие товары и услуги, экспортом занимаются единицы. Причина этому далеко не всегда кроется в дискриминации или ограничении доступа к рынку. Однако европейская антидемпинговая система, квоты ЕС на импорт металлургической продукции и ограничения на импорт ядерного топлива - это весьма ощутимые барьеры. Тем не менее, главная причина заключается в том, что ввиду высокой рентабельности экспорта энергоносителей поставки готовой продукции из России отходят на второй план.

В последнее время в России, очевидно, пришли к выводу, что позиция крупнейшего поставщика энергоносителей для Европы предоставляет возможность получения гораздо больших экономических и политических выгод, чем прежде. Под этим углом зрения нужно также рассматривать переход России на рыночные цены в торговле со своими соседями и партнерами по СНГ.

Тему "энергозависимости от России" в российско-германских отношениях в последнее время затаскали. Зависимость сама по себе - это не хорошо и не плохо. Да, в потреблении энергии Германия и некоторые другие государства ЕС очень зависимы от России. Но и Россия находится в зависимости от ЕС, так как 67% экспорта ее природного газа приходится на Европу. Москве необходим стабильный сбыт. Именно так развивается взаимозависимость, о которой также говорила федеральный канцлер Ангела Меркель. В любом случае, этот процесс вряд ли возможен без дальнейшего взаимного открытия рынков и улучшения инвестиционного климата.

Многие российские предприятия, прежде всего в топливно-энергетической сфере, представляют для иностранных инвесторов немалый интерес. Однако именно в случае этих лакомых кусочков российское правительство ввело максимальные ограничения для иностранцев, хотя до недавнего времени еще не существовало никакой правовой основы для ограничений.

Только тогда, когда концерн Siemens захотел приобрести контрольный пакет российского предприятия "Силовые машины", правительство приняло решение разработать полноценный закон о регулировании иностранных инвестиций в "предприятия, имеющие стратегическое значение для безопасности Российской Федерации". Документ состоит из 40 разделов, которые регулируют участие иностранных инвесторов в стратегически значимых предприятиях.

Так, иностранным инвесторам в принципе не запрещено контролировать предприятие, которое занимается разработкой полезных ископаемых. В этом случае инвестор должен обратиться в уполномоченную инстанцию с просьбой об одобрении его планов. Итоговое решение не в последнюю очередь будет зависеть от того, в каком положении в соответствующей стране находятся российские инвесторы, имеющие аналогичные намерения.

Российские бизнесмены стремятся получить доступ не только к газораспределительным сетям, но и к высокотехнологичным отраслям в ЕС и, в особенности, в Германии. На и без того узкое и отягощенное конкуренцией европейское экономическое пространство приходят новые игроки из России. Нельзя не заметить, что европейцы этому далеко не всегда рады.

Реакция вроде "русские не только привязали нас к своей газовой трубе, они к тому же хотят скупить еще и наши предприятия" является скорее нерациональным и контрпродуктивным паникерством. Например, государственный российский "Внешторгбанк" приобрел 5% аэрокосмического концерна EADS. При этом Eon Ruhrgas владеет 6,4% акций "Газпрома". Европейцы неплохо умеют себя защищать. Однако имеющийся опыт свидетельствует, что лучше всего проблемы регулируются путем взаимных уступок. Легче всего согласие достигается через обмен активами. Поэтому обеспечить доступ инвесторам и осознанно содействовать интеграции должны обе стороны.

Руслан Гринберг - директор Института экономики РАН

Источник: Handelsblatt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru