Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
8 мая 2007 г.

Лори Монтгомери | The Washington Post

Незамеченная цена войны

Почему Ирак и Афганистан не опустошают кошелек среднего американца

Глобальная война с терроризмом, как президент Буш называет бои в Ираке и Афганистане и сопутствующие военные операции, скоро станет вторым самым дорогостоящим конфликтом в американской истории, после Второй мировой войны.

Со времени терактов 11 сентября 2001 года Конгресс выделил на войны более 609 млрд долларов, и эта цифра, вероятно, выдержит пересмотр законодателями очередного законопроекта о военных расходах в ответ на вето Буша. Решения Конгресса ждет запрос на еще 145 млрд долларов, который поднимет стоимость с учетом инфляции выше расходов на войны в Корее и Вьетнаме.

Но сегодня США гораздо богаче, чем в те времена, и цена войны меркнет в сравнении с богатством страны, говорят экономисты. В прошлом году затраты на Ирак составили меньше 1% средств, которые крутятся в экономике страны, - примерно столько же, сколько американцы потратили на покупки через интернет, и меньше половины того, что они потратили в Wal-Mart. В совокупности военные расходы составляют 4% валового внутреннего продукта, которым измеряется экономическое производство страны. Для сравнения: военные расходы составляли 14% ВВП в разгар Корейской войны и 9% во время войны во Вьетнаме.

И в этот раз военные счета идут прямиком на кредитную карточку страны. В отличие от своих предшественников, Буш финансирует крупный конфликт, не повышая налоги и не производя значительных сокращений во внутренних программах. Вместо этого он снизил налоги и увеличил национальный долг. Результатом, говорят экономисты, является война, которая почти не отразилась на кошельке рядового американца и не вызвала серьезного отклика со стороны экономики в целом.

"Нынешней войной легче управлять, потому что это очень маленькая часть ВВП по сравнению с прошлым, - заявил Роберт Хорматс, управляющий директор Goldman Sachs и бывший чиновник администрации Рейгана, недавно издавший историю финансирования войн. - Даже заемные средства относительно малы по сравнению с прошлыми войнами, и влияние на экономику сравнительно мало".

Однако, подобно всем долгам, по счетам за Ирак и Афганистан когда-нибудь придется платить. Хотя это вряд ли приведет к экономическим потрясениям вроде опустошительной инфляции, которая последовала за Вьетнамской войной, экономисты прогнозируют значительное увеличение бюджетных расходов на восстановление истощенных вооруженных сил страны, лечение изувеченных ветеранов и покрытие растущих платежей по учетным ставкам.

Чиновники администрации говорят, что расплатиться по этим платежам будет легче, так как уменьшение Бушем налогов усилило экономику и увеличило налоговые поступления. Но даже многие консервативные экономисты настроены скептически. Кое-кто опасается, что время платежа за Ирак наступит как раз тогда, когда начнет выходить на пенсию поколение бэби-бума, что увеличит нагрузку на бюджет и потребует сокращения расходов, повышения налогов и увеличения дефицита.

"Когда берешь в долг, чтобы платить за войну, это чувствуется меньше, - заявил Алан Виард, бывший экономист администрации Буша, а ныне - научный сотрудник American Enterprise Institute. - Но если все-таки берешь в долг, возможно, приносишь в жертву будущие нужды. Это всегда жертва".

Займы - это непременный атрибут военного времени. По мнению Хорматса, практически все американские войны требовали влезать в долги. Его книга "Цена свободы. Плата за американские войны" называется так же, как доклад первого министра финансов страны Александра Гамильтона в 1790 году. Гамильтон писал, что большой долг, который помог финансировать Войну за независимость, был "ценой свободы", и требовал, чтобы новое государство аккуратно выплатило его, сохранив способность занимать в будущем.

Гамильтон вышел победителем в этом споре, и приверженность правительства уплате своих долгов стала краеугольным американским принципом. В то же время многие военные президенты пытались покрыть хотя бы часть затрат на свои конфликты иными способами, чем займы, часто проводя радикальные изменения в налоговой политике, направленные на ограничение дефицита и инфляции, пишет Хорматс.

Чтобы заплатить за Вторую мировую войну, пока что самую дорогую из тех, которые вела страна, Франклин Рузвельт увеличил количество налогоплательщиков с 4 млн до 42 млн, утроил налоги, привязав их к ВВП, и урезал расходы на программы в рамках своего обожаемого Нового курса. Поскольку военные расходы поглощали больше трети экономики, Рузвельт призвал к массовому самопожертвованию, нормировав продовольствие и бензин, установив "потолок" цен и зарплат и заставив американцев тратить все, что возможно, на военные облигации и марки.

Огромные расходы на Корейскую войну спровоцировали инфляцию, которая приближалась к 8% в 1951 году. Чтобы заплатить за эту кампанию, президент Гарри Трумэн поднял максимальную налоговую ставку до 91% для физических лиц и до исторического максимума в 70% для корпораций, одновременно введя контроль над зарплатами и ценами.

Линдон Джонсон, пытавшийся защитить снижение налогов 1964 года и программы Великого общества, одновременно наращивая американское присутствие во Вьетнаме, сдался и подписал увеличение налогов и сокращение расходов в 1968 году - слишком поздно, чтобы предотвратить инфляцию, длившуюся больше десятилетия.

В отличие от них, Буш разрешает рост внутренних расходов и неоднократно снижал налоги после прихода к власти, увеличив национальный долг больше чем на 3 триллиона долларов. Он подписал огромный пакет стимулирования через два месяца после марша на Багдад в марте 2003 года. Несколькими месяцами позже он подписал закон об оплате лекарств в рамках системы медицинского страхования - крупнейшее увеличение федеральной программы здравоохранения для пожилых с момента ее создания в 1965 году.

Это беспрецедентное сочетание, говорят Хорматс и другие.

"Возможно, это первая война в истории - в мировой истории - на фоне которой происходит снижение налогов, а не их повышение", - заявил Алан Блиндер, экономист Принстонского университета, который был вице-президентом Федеральной резервной системы в администрации Клинтона.

Чиновники администрации говорят, что экономика XXI века существенно отличается от экономики 1960-х годов, когда у правительства США не было легкого доступа к дешевым капиталам. В той же мере, в какой военные действия в Ираке способствовали росту цен на нефть, они увеличили инфляционное давление, говорят экономисты. Но они добавили, что военные расходы сами по себе за это не ответственны. А низкая стоимость кредитов делает растущий долг достойной инвестицией "в безопасность и защищенность американцев", заявил пресс-секретарь Белого дома Тони Фратто.

Хотя администрация не урезала внутренние расходы, в последние годы ей удается удерживать бюджет дискреционных программ примерно на одном уровне, отметил Фратто. После терактов 2001 года увеличение налогов для оплаты последующей войны разрушило бы экономику, сказал он.

"Можно ли было платить за нее за счет увеличения налогов? Полагаю, что да. Но чего бы это стоило экономике?" - заявил Фратто.

Гровер Норкуист, советник Буша, радеющий за уменьшение налогов, подчеркнул, что снижения налогов помогли создать миллионы рабочих мест и принесли триллионы долларов нового богатства, которое в итоге облегчит выплату долга.

"Если собираешься финансировать войну, лучше финансировать ее путем роста и увеличения доходов", а не путем повышения налогов, сказал Норкуист. "Лучше было бы тратить меньше денег? Да. Но моя аргументация заключается в том, что экономический рост, создающий рабочие места, это прекрасная политика, вне зависимости от того, бряцаем мы оружием или живем в мире со всем миром".

Норкуист был одним из немногих аналитиков, всей душой готовых встать на защиту администрации. Многие консерваторы говорили, что их беспокоит неспособность Буша ограничить невоенные расходы.

"Думаю, в свою защиту они сказали бы, что хотят это сделать, но просто не могут, потому что Конгресс не разрешит", - сказал Кевин Хассет, возглавляющий исследования экономической политики в American Enterprise Institute.

Хорматс назвал финансирование войны Бушем "недальновидным" не только из-за потенциальных финансовых последствий, но и из-за того, что оно упускает из виду возможность привлечь поддержку общества, которое все более скептично относится к войне.

"Они попробовали сделать это без больших затрат и без откровенного разговора с американским народом о цене, - заявил Хорматс. - Но парадокс заключается в том, что великие лидеры военного времени видели это совсем иначе", полагая, что призыв к самопожертвованию "связывает людей с военными усилиями".

Джозеф Штиглиц, профессор Университета Колумбии, возглавлявший Экономический совет при президенте Клинтоне, и один из лауреатов Нобелевской премии по экономике 2001 года, заявил, что Буш проводит "политику обмана, говоря, что можно иметь и пушки, и масло", стратегию, подобную той, которую избрал Джонсон в первые годы Вьетнамской войны. В декабре Штиглиц в соавторстве опубликовал исследование, в котором прогнозировал, что только конфликт в Ираке в итоге будет стоить налогоплательщикам больше триллиона долларов с учетом восстановления армии и лечения раненых участников войны.

"Эта война действительно оказывается очень дорогой", - заявил Штиглиц. Но "она была задумана как война, которую американский народ не чувствует".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru