Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
8 мая 2014 г.

Нил Макфаркьюхар | The New York Times

Путин объявил об отводе войск от украинской границы

"В среду президент Владимир Путин "поставил на паузу" процесс, который уже начал казаться неизбежным маршем в сторону войны", - пишет корреспондент The New York Times Нил Макфаркьюхар. По мнению журналиста, Путин столкнулся с "ростом насилия на юго-восточной Украине, который создает риск дорогостоящего втягивания российской армии и может стать толчком к жестким новым экономическим санкциям Запада".

Но аналитикам и политическим лидерам по обе стороны Атлантики пока неясно, действительно ли Путин сменил курс или это "очередной из его обманных ударов, вдохновленных дзюдо". Факт тот, что на пресс-конференции в Кремле в среду Путин высказался об Украине "гораздо менее зловещим тоном, чем прежде", - констатирует автор.

Западные правительства приветствовали этот разворот на 180 градусов, но одновременно испытывают сильный скептицизм, отчасти основанный на событиях в Крыму.

Представитель Белого дома Джош Эрнест, а также представители НАТО утверждают, что нет признаков отвода российских войск.

Британские официальные лица тоже среагировали опасливо. Они напомнили, что Путин как-то уже объявлял об отводе войск, но передислоцировал лишь один батальон, говорится в статье.

И все же британские официальные лица позитивно восприняли слова Путина. Они предположили, что он хочет избежать более жесткой экономической конфронтации и что его окружение наконец-то услышало российских бизнесменов, которые бьют тревогу.

Со своей стороны, московские аналитики приводят веские военные, экономические и политические резоны для смены курса. Прежде всего это ощущение, что Украина стремительно становится похожа на Югославию накануне распада.

"Проблема в том, что в конфликтах всех этих типов вы никогда не сможете контролировать ситуацию, едва полетят "черные лебеди", - сказал Сергей А.Караганов, периодически консультирующий Кремль по внешней политике. "Черными лебедями" принято называть неожиданные события с непредсказуемыми последствиями.

Автор приводит и другие резоны: "вторжение российской армии на Украину было бы безумно дорогостоящим, кровавым и непредсказуемым". Это риск партизанской войны, громадных затрат на восстановление юго-востока и возникновения антироссийского государства на Западной Украине, а также ужесточения западных санкций.

По мнению аналитиков, целью Путина была аннексия Крыма с минимальными последствиями. Теперь же он хочет "сохранить способность манипулировать событиями на Украине, чтобы не допустить ее полноценного альянса с ЕС и, что было бы еще хуже, с НАТО", пишет Макфаркьюхар. Потому-то Россия настаивает на автономии регионов - концепции, которая оставляет простор для последующих маневров. Если Путин убедит европейских посредников протолкнуть план автономии, тем лучше.

Аналитики рассуждают: если бы в ближайшее воскресенье Восточная Украина проголосовала за присоединение к России или независимость, либо попросила бы у России защиты, Путин был бы вынужден откликнуться.

"Было принято решение не наращивать участие России в событиях на Украине и не повышать вероятность серьезного насилия в этой стране", - говорит аналитик Константин фон Эггерт.

Большинство аналитиков полагает, что Путин хотел избежать войны. На их взгляд, затяжная кампания на Украине испортила бы реноме, которое Путин приобрел благодаря практически бескровной аннексии Крыма.

А как реагируют на высказывания Путина Киев и сепаратисты? "Подозрительность, смешанная с недоверием", - такое впечатление сложилось у автора статьи.

Глава Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрей Парубий заявил, что высказывания Путина - "четкое доказательство" того, что сепаратистами руководят из России.

Повстанцы, как показалось, в среду были озадачены заявлением Кремля. "Народный мэр" Славянска Вячеслав Пономарев вначале утверждал, что не слышал заявления Путина, а затем сказал: "Я точно не знаю, к кому он обращается с этой просьбой".

"Пономарев добавил, что повстанцы все еще готовы провести референдум, что бюллетени напечатаны и избирательные участки организуются. "Если будет принято коллективное решение не проводить референдум, тогда мы его не проведем, - заявил он. - Если нет, то мы готовы", - так завершается статья.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru