Архив
Поиск
Press digest
10 мая 2021 г.
8 октября 2004 г.

Эндрю Джек | Financial Times

Неопределенная судьба иностранных инвестиций из-за смены курса командой Путина

Спустя два года после переговоров Alcoabegan о создании совместного предприятия стоимостью 2 млрд долларов на российском Крайнем Севере и спустя пять месяцев после того, как американская алюминиевая компания объявила о другой сделке - по покупке двух заводов в России за более чем 200 млн долларов, эти планы остаются лежать на полке.

Первый проект был отложен из-за неопределенности по поводу реформы российского энергетического сектора и ее воздействия на стоимость электричества. Второй проект замер, потому что руководство ждет одобрения государственного антимонопольного агентства.

Эти проекты - в числе десятков других, предложенных иностранными и внутренними инвесторами. Довести их до реализации стало гораздо сложнее после переизбрания президента Путина на второй срок в марте.

Когда в феврале Путин уволил с поста премьер-министра Михаила Касьянова и назначил на его место Михаила Фрадкова, вероятной причиной такого решения казалась необходимость урегулирования внутреннего конфликта и начала свежих экономических реформ. Подавляющая победа Путина на выборах вселила новые надежды на то, что темп реформ ускорится.

Спустя полгода создается впечатление, что произошло обратное. Тупик породила комбинация трех элементов: поставлен под вопрос Путиным и его новой командой широкий путь экономических реформ; Кремль еще больше централизовал власть и создал перегрузку в верхушке; "административная реформа", нацеленная на оптимизацию работы правительства, похоже, обернулась нежелательным эффектом.

"Комбинация замедления в принятии решений и неопределенность грозят заглушить экономический рост и в лучшем случае вернуть Россию к тому, где она была в 2000 году", - говорит Ксения Удаева, экономист московского Центра Карнеги.

Новая команда Путина проявляет все более двойственное отношение к продолжению либеральных реформ, принятых во время первого срока правления Путина, особенно в отношении иностранных инвестиций и реструктуризации монополий страны в сфере природных ресурсов. Обсуждение серии предложений в этой области намечено в кабинете министров лишь в недели перед Рождеством.

Многие аналитики обеспокоены тем, что реализация планов по введению конкуренции в энергетический сектор через раскол ЕЭС, подконтрольную государству компанию - поставщика электричества, резко замедлилась.

Планы по повышению доли государства в газовой монополии "Газпром" до более чем 51%, по слиянию его с нефтяной компанией "Роснефть" и по возможному использованию комбинированной структуры как платформы для приобретения других энергетических активов, указывают на то, что сектор природных ресурсов все более прочно попадает под правительственный контроль.

Второй тормоз для бизнеса обусловлен растущим влиянием Кремля. Путин решил проводить свою политику, выбрав премьер-министром человека менее независимого, чем Касьянов, однако, судя по имеющимся признакам, до сих пор Фрадков слишком осторожен. "Он не хочет принимать никаких решений без одобрения Кремля", - говорит один правительственный чиновник.

Атаки на ЮКОС, осаждаемую нефтяную компанию, заставили бизнес искать политического одобрения для важных операций, застопорившихся сделок, что создает дополнительную работу для высокопоставленных чиновников. "Кремль считает это негативным побочным продуктом укрепления государства", - говорит один московский инвестиционный банкир.

Третье испытание для бизнеса связано с деятельность самой гражданских служб. Этой весной Путин заявил, что правительство Фрадкова начнет с четкой структуризации министерств, что ускорит процесс принятия решений.

Шесть месяцев спустя появилось еще больше "агентств" и "служб", чем до этого, и пока чиновники спорят о разделении ответственности, выдача разрешений и лицензий практически заморожена.

Олег Вьюгин, глава федеральной комиссии по финансовым рынкам, говорит, что ему потребовалось почти пять месяцев на то, чтобы получить подпись Фрадкова под документом о смене названия его агентства. Без этого он даже не мог получить печать, необходимую для заверения решений.

Что еще более серьезно, значительное количество энергетических проектов было отсрочено из-за диспутов по поводу того, какой орган теперь должен заверять экологические расчеты, отмечает один из руководителей предприятий.

Ни один из этих различных элементов не остановил инвестиции и экономический рост в России. Однако многие опасаются, что второй срок Путина не оправдает возложенных на него ожиданий.

"У меня такое ощущение, что на втором сроке (пребывания Путина у власти) экономика уступила место политике, - говорит Удаева. - Мы рискуем, что получим только краткосрочные и при этом менее диверсифицированные инвестиции".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru