Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
8 октября 2008 г.

Мишель Боль-Ришар | Le Monde

Аркадий Гайдамак хочет заняться политикой в Израиле

Аркадий Гайдамак отказался от комментариев накануне начала в Париже процесса по делу "Анголагейт", в котором он замешан по обвинению в "незаконной торговле оружием". У него - другие заботы. Израильский миллиардер российского происхождения хочет стать мэром Иерусалима: выборы состоятся 11 ноября.

Его шансы ничтожны, тем более что он практически не участвует в избирательной кампании. Ни плакатов, ни лозунгов, ни митингов. Объясняется ли это нынешними финансовыми трудностями? Дела у Гайдамака идут плохо. По сообщениям израильской прессы, этот спорный персонаж уже потерял 500 млн шекелей (100 млн евро) за восемнадцать месяцев из-за неразумных инвестиций.

Никто не в состоянии сказать, много это или мало по отношению к его состоянию, оценки которого варьируются между 1 и 4 млрд долларов. Полная неизвестность окружает его собственность, как в Израиле, так и в России. Этот 56-летний человек в начале сентября выписал доверенность на имя своего адвоката, поручив ему "управление и в случае необходимости продажу всех его компаний". Он решил оставить себе только иерусалимский футбольный клуб "Бейтар" и особняк в священном городе, приобретенный им два года назад.

В попытке усилить свое влияние, особенно среди значительной русской общины, он создал партию "Социальная справедливость", которой он попытался соблазнить группу депутатов "Партии пенсионеров", чтобы таким образом получить доступ в Кнессет. Операция потерпела фиаско. Гайдамак, тем не менее, пытается подготовить почву для будущих всеобщих выборов: он хочет передать свои голоса Биньямину Нетаньяху, лидеру "Ликуда".

Прошло уже восемь лет с тех пор, как он покинул Францию. Международный ордер на арест, выписанный судьей Филиппом Куруа 6 декабря 2000 года, не принес результатов. Гайдамака не трогали, а французское правительство никогда не настаивало на его экстрадиции. Он постоянно заявляет, что готов отдать себя в руки французского правосудия, но боится, что его посадят в тюрьму, не дав объясниться. По его мнению, "Анголагейт" - "сфабрикованное дело".

"Я был просто нефтяным трейдером между Анголой и Россией", - заявил он нам год назад. То, что на нефтяные деньги покупалось оружие, не его дело. Он утверждает, что не знаком ни с Пьером Фальконом, ни с Жаном-Кристофом Миттераном. Он непрестанно говорил, что это дело было сфабриковано против Шарля Паскуа, чтобы исключить его участие в президентских выборах 2002 года и освободить путь Жаку Шираку. Он решил, что Франция проявила неблагодарность после оказанных им услуг при освобождении заложников в Боснии в 1995 году и Дагестане в 1997-м. За которые в 1999 году Шарль Паскуа наградил его орденом "За заслуги перед Францией".

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru