Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
8 октября 2008 г.

Флориан Нидерндорфер | Der Standard

"Мы делаем успехи - и это имеет решающее значение"

Немецкий дипломат Хабер, глава миссии ЕС в Грузии, о первых контактах с мирным населением Грузии, проблемах с российскими органами власти и значении культурного многообразия. Интервью

Проблематичные регионы для Ханс-Йорга Хабера не в новинку. До недавнего времени 55-летний посол Германии находился в далеко не спокойном Бейруте. А сейчас он возглавляет европейскую миссию наблюдателей в Грузии. Это назначение оказалось для коренного мюнхенца сюрпризом, но он считает, что его команда, насчитывающая 350 человек, может кое-что предпринять для обеспечения мира на Кавказе.

- Господин Хабер, вы представляли Германию в Бейруте. Почему именно вам предложили возглавить миссию наблюдателей ЕС в Грузии?

- Вы совершенно правы, еще две недели назад я был послом Германии в Бейруте. Новое задание стало для меня неожиданностью. Но, конечно, то, что 27 стран-членов ЕС доверили мне руководство этой важной миссией - для меня большая честь. Главным при принятии этого решения наверняка явился тот факт, что в силу моего опыта на прежнем посту я обладаю знаниями о регионе, а будучи руководителем подразделения по вопросам ООН во внешнеполитическом ведомстве Германии, я активно занимался международными миссиями.

- Каково ваше первое впечатление: мирное население Грузии примет наблюдательную миссиею ЕС?

- Наши наблюдатели работают уже неделю. До сих пор я слышу только положительные отзывы о контактах с гражданским населением. После первых настороженных встреч наши наблюдатели во многих местах смогли завоевать доверие жителей. Это тоже важно. Ведь своим присутствием они, с одной стороны, должны способствовать нормализации жизни в этих областях. С другой - они должны оказывать содействие в мирном урегулировании споров. Этого можно добиться только на основе доверия.

- Не все полицейские говорят по-грузински или по-русски. Как они должны осуществлять контакт с грузинским населением?

- Знание языков, конечно, не последнее дело. И грузинский, и русский - это трудные языки, которые не очень распространены в большинстве европейских стран. Однако, я полагаю, в целом ситуация хорошая. В большинстве групп есть хотя бы один человек, который говорит по-русски или по-грузински, или же у них имеется переводчик.

- Каким требованиям должен отвечать полицейский, чтобы его послали в Грузию? Много ли было претендентов?

- Для начала: здесь, в наблюдательной миссии ЕС, у нас не только полицейские, но и много гражданских наблюдателей. Наблюдатели отбирались у себя на родине. При этом главную роль играла, прежде всего, их предварительная подготовка в качестве наблюдателей и знание региона. Поэтому я не могу назвать точное количество претендентов. Тот факт, что ЕС отправил в Грузию больше 200 наблюдателей - первоначально оговоренное количество - показывает, что проблем здесь не было.

- Поначалу складывалось впечатление, что наблюдателей ЕС не допустят в так называемую буферную зону вдоль административной границы с Южной Осетией и Абхазией. Почему русские изменили свое мнение?

- За день до начала работы миссии ЕС с российской стороны поступала противоречивая информация. На политическом уровне нас заверяли, что мы можем поехать в так называемую буферную зону на границе Южной Осетии. Однако представитель российских военных на месте говорил прямо противоположное. Я не могу судить, почему информация была разноречивой. С позиции сегодняшнего дня решающее значение имеет тот факт, что наблюдатели ЕС с самого начала могли посещать буферную зону и свободно по ней передвигаться.

- Как на сегодняшний день осуществляется сотрудничество с российскими органами власти?

- С российской стороной мы регулярно обсуждаем все возможные технические вопросы. Важный момент здесь - это организация отхода российских войск. Я бы не сказал, что эти переговоры всегда проходят гладко. Но мы делаем успехи - и это имеет решающее значение.

- Своих наблюдателей в Грузию послали 22 государства ЕС. Не считаете ли вы, что этот многообразный культурный фон в определенной степени способствует налаживанию контактов с населением?

- Сила ЕС заключается именно в многообразии. Я твердо уверен в том, что разный культурный фон поможет нам в выполнении наших задач и здесь, в Грузии. Данная европейская миссия - живое доказательство функционирующего многонационального сотрудничества. Впрочем, я также считаю, что эта совместная работа здесь, в Грузии, важна и для самих наблюдателей. Каждый вынес из своей страны определенные методы работы, которые здесь он может сравнивать с методами других стран и, возможно, как-то их усовершенствовать.

- В состав миссии вошла австрийская наблюдательница Дорис Фогль. Каковы ее задачи и кому она сообщает о возможных нарушениях прав человека?

- Госпожа Фогль - одна из числа наших 225 наблюдателей, у каждого из которых своя задача. Конечно, у нас есть много полицейских, но также имеются специалисты в области прав человека и бывшие журналисты. Именно это сочетание помогает нам вести наблюдение через призму разных точек зрения. Австрийские наблюдатели - в числе которых и госпожа Фогль - работают в самой западной части Грузии, в Поти. Эта местность непосредственно не граничит с мятежными территориями, но во время августовской войны она была занята русскими.

Благодаря нашим наблюдателям мы получаем точную картину материального ущерба, нанесенного войной, и положения в лагерях беженцев. Они также устанавливают контакты с находящимися там грузинскими органами безопасности и местным населением. Все наблюдатели через полевые отделения ежедневно отчитываются перед штаб-квартирой в Тбилиси. Затем там составляется общий доклад, который передается в секретариат Совета ЕС в Брюсселе. Оттуда информацию получают отдельные государства-члены ЕС.

- Наблюдательная миссия ЕС является невооруженной. Что может произойти в случае опасности?

- По сути, наблюдательная миссия ЕС - это гражданская миссия без оружия. Здесь, в Грузии, у нас нет исполнительских задач, мы должны давать объективную картину ситуации с места событий. Кроме того, своим присутствием мы способствуем созданию доверия и нормализации положения в областях, где в августе еще шли бои.

За исполнительские задачи, то есть за обеспечение правопорядка, отвечают грузинские власти, с которыми мы находимся в тесном контакте. До сих пор наших наблюдателей везде встречали очень приветливо. Иными словами, оснований ощущать какую-то особую угрозу нашим наблюдателям нет. Однако, естественно, мы осознаем, что наблюдательная миссия ЕС работает на постконфликтной территории в ситуации общей нестабильности. Поэтому наблюдатели имеют точные инструкции поведения в критических ситуациях и, кроме того, нам предоставлены бронированные транспортные средства.

Источник: Der Standard


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru