Архив
Поиск
Press digest
23 октября 2020 г.
8 октября 2020 г.

Фостина Венсан | Le Figaro

"У меня везде были гематомы, я был в ужасе": рассказывают белорусские раненые, которые лечатся в Польше

"Чтобы помочь противникам режима Лукашенко, Польша разработала план солидарности. Пострадавших во время демонстраций принимает санаторий-больница "Ян Казимеж" в Душниках-Здруй", - пишет специальный корреспондент Le Monde Фостина Венсан.

"(...) Программа помощи раненым белорусам, финансируемая правительством Польши в рамках обширного плана солидарности с Белоруссией на сумму 12,5 млн евро, была организована неправительственной правозащитной организацией "Белорусский дом в Варшаве", - говорится в статье.

"(...) Александр в футболке с надписью из флока "Да здравствует Беларусь" был одним из первых, кого приняли в санатории-больнице в Душниках-Здруй. Вечером 9 августа, когда сторонник оппозиционерки Светланы Тихановской участвовал в мирных акциях протеста в Минске против результатов выборов, признанных сфальсифицированными, он получил пулю в ногу. "До той ночи я никогда не видел столько насилия, - рассказывает все еще ошеломленный молодой человек тридцати с небольшим лет. - Полиция стреляла резиновыми пулями и светошумовыми гранатами, но я думал, что это просто для того, чтобы нас напугать. Когда попали в меня, я понял, что на самом деле мы являлись мишенями". Его арестовали и доставили в центр изоляции на Окрестина в Минске, а потом перевели в военный госпиталь, когда полиция обнаружила под его ногой лужу крови", - передает автор репортажа.

"Когда он был прикован к постели, ему позвонил отец - горячий сторонник Лукашенко, который стал с энтузиазмом приветствовать его переизбрание. "Мой отец целыми днями поглощает пропаганду официальных СМИ, - сетует его сын. - Мы часто спорим из-за политики". Однако на этот раз он ему ничего не сказал ни о своем участии в демонстрациях, ни о своей госпитализации. Когда отец, наконец, обо всем узнал, он перезвонил сыну и сильно возмущался. "Он сказал мне, что мы просто кучка дураков, которыми манипулируют США, что мы ничего не понимаем и что Лукашенко вынужден был применить силу, чтобы держать страну под контролем", - вздыхает молодой человек".

"(...) Анна тоже находится в санатории-больнице в Душниках-Здруй, она получила ожог ног третьей степени, как и ее парень, сидящий в инвалидной коляске, поскольку граната взорвалась прямо у их ног. Молодая женщина, закутанная в большую кофту, рассказывает о том, как она испугалась, когда услышала первые гранаты, а затем о тех бесконечных днях в изоляторе на Окрестина. "Там так холодно. Нас запихнули в камеры размером 2 на 3 метра, ходить и звонить не разрешали. Никто не говорил, в чем нас обвиняют и когда нас выпустят". Через три дня Анну освободили. Но в ее доме провели обыск, на нее подали исковое заявление за участие в незаконных демонстрациях. Ей грозит от трех до восьми лет тюрьмы", - говорится в статье.

"20-летнего Алексея также отправили с изолятор, там его часами избивали сотрудники ОМОН, задействованные для подавления беспорядков. "У меня были гематомы по всему телу, - рассказывает молодой оппозиционер с рукой в гипсе. - Потом они опрыскали меня нашатырным спиртом. Я заставлял себя не реагировать, но я был в ужасе".

"Среди раненых, проходивших лечение в Душниках-Здруй, некоторые сначала думали, что смогут подать жалобу, - отмечает автор статьи - В больнице Александр настоял на том, чтобы оставить резиновую пулю, пробившую ему ногу. "Я думал использовать ее как доказательство для иска против правительства в суде". Его собственная наивность теперь вызывает у него улыбку: "Конечно, ничего подобного не произойдет, абсурдно было в это верить".

"Наоборот, режим преследует тех, кто решается подать жалобу. Ранение еще больше усугубляет их положение: травма является доказательством и обозначает их в качестве врагов. Будучи жертвами, они при этом становятся подозреваемыми, которых обвиняют в организации демонстраций. Практически по всем этим людям сейчас возбуждено уголовное дело", - комментирует Венсан.

"(...) Многие из пациентов Душников-Здруй стремятся как можно скорее вернуться в Белоруссию, чтобы участвовать в мирном восстании против Александра Лукашенко, находящегося у власти с 1994 года. Однако большинство из них убеждены, что если они вернутся домой, то их снова арестуют, и хотят остаться и жить в Польше. На данный момент их будущее остается неясным, хотя польское правительство пообещало предоставить им необходимые визы и помочь "заново построить свою жизнь с чувством собственного достоинства", - сообщает автор.

"(...) Помощь Польши белорусским оппозиционерам не ограничивается медицинским обслуживанием. После их выздоровления "Белорусский дом в Варшаве" предлагает работу всем, будь то на мясокомбинатах, в строительстве или производстве одежды. Однако пока никто не принял такие предложения, - сообщает издание. "Они колеблются, потому что большинство из них получили хорошее образование", - отмечает Алесь Зарембюк, директор общественной организации, ставшей убежищем для оппозиции.

"Этот белорус, который сам бежал из своей страны в 2010 году, дает второе объяснение: "Они ожидают, что о них позаботятся от начала до конца, и думают, что с этого момента мы дадим им все, что они хотят, но это невозможно! Тут отчасти проявляется постсоветский дух. Они привыкли к патернализму Лукашенко, пусть даже им это не нравится". Некоторым из этих белорусов нелегко за одну ночь перейти от постсоветской диктатуры к рыночной экономике", - резюмирует Фостина Венсан.

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru