Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
8 сентября 2004 г.

Патрик де Сент-Экзюпери | Le Figaro

Система Путина проходит испытание терроризмом

Слова произносятся все те же. Но в воздухе витает недоверие. Объявив после трагедии в Беслане о своем намерении "создать гораздо более эффективную систему безопасности", Владимир Путин едва ли кого-то убедил. Российский народ хорошо знает: от очередной реформы органов безопасности - извечного повода к борьбе за власть между бюрократами - многого ожидать не приходится.

Об этом говорят факты. С момента своего прихода в Кремль и до сегодняшнего дня Владимир Путин постоянно проводил административные реформы правоохранительного аппарата. После каждого кризиса и потрясения он перераспределял полномочия, выступал арбитром между армией и спецслужбами, кого-то назначал (что было чаще), кого-то снимал с должности (что было реже).

Иногда ему казалось, что цель достигнута. В мае этого года, выступая на торжественной церемонии по случаю начала своего второго мандата, он поздравил россиян с тем, что им удалось "остановить агрессию терроризма". Но всегда иллюзию развеивало столкновение с реальностью, тем более жестоко напоминавшей о себе, что до сих пор она официально отрицалась или преуменьшалась. И снова приходилось браться за работу. Переназначать, реорганизовывать, разделять, перестраивать, пересматривать функции знаменитых "органов", с незапамятных времен тяжким грузом висящих на шее российского государства. Похоже, у Владимира Путина, объявившего о предстоящем создании "системы взаимодействия сил и средств, осуществляющих контроль за ситуацией на Северном Кавказе", а также "эффективной антикризисной системы управления", не осталось иного выбора, кроме как вновь погрузиться в старую рутину.

"Он ничего не может сделать, - сказал в интервью Le Figaro военный эксперт Павел Фельгенгауэр. - Единственная возможность для него - это объявить о очередной реорганизации. Но это ничего не изменит, так как наши спецслужбы и правоохранительные структуры неэффективны, непрофессиональны и коррумпированы". Последний пункт Владимир Путин отрицать не стал: "Мы позволили коррупции поразить судебную и правоохранительную сферы", - признал он в своем выступлении. Но это признание, похоже, повисло в воздухе.

Ибо, чтобы замаскировать провал, нужно бросить обществу "кость", но при этом постараться не зайти слишком далеко. Провал российских спецслужб бьет непосредственно по Владимиру Путину. На протяжении всех пяти лет после своего избрания президентом, выходец из КГБ постоянно опирался на спецслужбы, усиливая свой контроль над страной.

За это время полномочия сотрудников спецслужб существенно возросли. Распущенная Борисом Ельциным, ФСБ - наследница "органов", долго являвшихся "щитом" СССР, вновь обрела свой почетный статус. А ее сотрудники и ветераны, наряду с представителями силовых структур (знаменитыми "силовиками"), присутствуют как за кулисами власти, так и на всех этажах государственного аппарата. "Они составляют 70% российского истеблишмента, - говорит журналистка Юлия Латынина. - Они вышли из спецслужб и утверждают, что являются гарантами национальной безопасности. Но у них не получается. Потому что есть более важные дела. Они делят ЮКОС и занимаются бизнесом. Они говорят, что защищают интересы России в Южной Осетии. Но лучше бы они поменьше занимались Южной Осетией, которая принадлежит Грузии, и побольше - Северной Осетией, которая является частью России".

Эти люди, действующие в обстановке секретности, не чувствующие ни малейшего контроля, не привыкли отчитываться за свои дела. Лишь один раз главе ФСБ Николаю Патрушеву пришлось объясняться: это было в апреле 2003 года, вскоре после убийства одного из депутатов. По словам членов Думы, присутствовавших на слушаниях, это было по меньшей мере удручающее зрелище.

"Если бы мы были уверены, что в ФСБ и МВД все хорошо, я был бы за усиление роли этих структур, - сказал Сергей Иваненко, один из лидеров либеральной партии "Яблоко". - Но одна из главных проблем безопасности страны кроется как раз в этих структурах: они в значительной части стали угрозой для безопасности. Не нужно ужесточать наказания за терроризм: нужно принять закон о гражданском контроле над спецслужбами".

Такая реформа сегодня невозможна и таковой останется еще долго. Председатель фонда "Политика" Георгий Сатаров обрисовал альтернативу: "Снова закрутят гайки. Есть две возможности. Либо будет усилен контроль за частной жизнью граждан. Либо - а это никогда не нравится властям - будет усилен контроль над властью". Вице-спикер Думы Любовь Слиска не скрывает своих предпочтений: "Не надо бояться зажима слова, зажима демократии. Надо сделать так, чтобы СМИ не способствовали деятельности террористов, а для этого все средства хороши". Как заметил военный эксперт Павел Фельгенгауэр, "проще покончить с журналистами, чем с террористами".

Поэтому объявленное реформирование служб безопасности грозит оказаться всего лишь очередной дымовой завесой, маскирующей дальнейшее укрепление власти спецслужб в России. В стране, которая, как пишет газета "Русский курьер", "больше не доверяет своим силовым структурам".

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru