Архив
Поиск
Press digest
9 апреля 2021 г.
8 сентября 2008 г.

Александр Храмчихин | Handelsblatt

Аргументы Запада смехотворны

Государства НАТО приписывают России имперскую стратегию. На самом же деле ясной программы у Москвы не существует

После окончания холодной войны Запад со всей очевидностью демонстрирует перед лицом России полное неуважение норм международного права и стремление к расширению собственного влияния любой ценой. В Кремле из этого делают вывод, что данная политика является самой эффективной.

Сегодня в отношении Южной Осетии и Абхазии Россия в точности копирует западное поведение в деле Косово. Для любого непредвзятого наблюдателя западные аргументы о "неповторимости" ситуации в Косово смешны, поскольку на деле она совершенно типична. Действия же НАТО в Югославии в 1999 году, а также США и их союзников в Ираке в 2003 году с точки зрения международного права были настоящей, классической военной агрессией. Кремль рассматривает Косово и "цветные революции" в странах СНГ как один из западных методов по расширению своего влияние любыми доступными способами.

Согласимся с тем, что у революций на Украине и в Грузии были серьезные внутренние социальные основы. Тем не менее, их легитимность, мягко говоря, не очевидна. Они протекали не без влияния извне.

Однако реакция России на расширение НАТО на Восток и размещение элементов американской системы ПРО в Восточной Европе слегка напоминает паранойю. Нельзя упускать из вида, что НАТО как военная структура становится все слабее. И не только потому, что его военная мощь постоянно сокращается, но в первую очередь потому, что почти все европейцы утратили желание и готовность воевать. Одновременно во всех этих действиях Запада Москва видит традиционное расширение сферы его влияния.

Западная риторика - что вступление в НАТО принесло его новым членам свободу и демократию - в Москве всерьез не воспринимается. Например, в восточноевропейских странах демократия установилась вне всякой зависимости от их вступления в НАТО и ЕС. А тот, кто считает сегодняшнее Косово и Ирак демократическими странами, похоже, полностью утратил связь с реальностью. Более того, даже на Украине, где уровень демократии, без сомнения, гораздо выше, чем в России, многие видят в этой демократии только необузданный разгул коррупции и политический хаос.

Убежденный в своей непогрешимости, Запад не способен адекватно оценивать ситуацию на постсоветском пространстве. Западное толкование истории - мол, в российской империи и в СССР русские в глазах остальных народов были исключительно оккупантами и угнетателями, и у всех народов была одна мечта: сбросить имперское иго - верно, по меньшей мере, не для всех случаев. Так, абхазы и осетины связывают оккупацию и угнетение с Грузией, но ни в коем случае не с русскими. С конца 1980-х годов конфликты в этом регионе провоцировались не Москвой, а Тбилиси. Абхазы и осетины категорически отказываются жить под властью Грузии. Впрочем, если они обретут "полноценную независимость", то Абхазия останется независимой, а Южная Осетия присоединится к Северной Осетии, составной части Российской Федерации.

Почему Грузия имела полное право выйти из СССР, а Абхазии и Южной Осетии отказывают в праве на выход из состава Грузии? На каком основании границы, которые нередко абсолютно искусственно провели коммунистические руководители СССР, признаются священными? Почему осетины навсегда должны оставаться разделенным народом? Искусственность советских границ создает очень большие проблемы почти для всех постсоветских государств.

Соответственно, сегодняшняя политика Москвы - это не следствие широко простирающихся стратегических имперских амбиций. К сожалению, у России нет стратегии собственного развития, ни внутренней, ни внешней. Скорее, это смесь из реакций на современные ситуации, подражание действиям Запада, понимание того, что сегодня Запад не может серьезно повлиять на Россию, и отражение процессов, которые объективно протекают на постсоветском пространстве. Россия ни в коем случае не является движущей силой конфликтов, ведь все постсоветские конфликты формировались, когда современной России еще не существовало.

И самая большая ошибка Запада состоит в том, что он приравнивает сегодняшнюю Россию к СССР и, соответственно, воспринимает ее как страну, которая проиграла холодную войну, то есть не смогла защитить собственные интересы. На самом же деле сегодняшняя Россия возникла из политической несостоятельности СССР. Уже по одной этой причине Россия не может считаться проигравшей. В 1990-е годы на постсоветском пространстве она была, скорее, важнейшим стабилизирующим фактором. Отсутствие у Запада понимания этого обстоятельства в значительной мере породило советские психологические комплексы и спровоцировало элементы советского политического поведения. В политике Запада, без сомнения, будут и дальше преобладать двойные стандарты, лицемерие и нежелание понять оппонентов. Одновременно его военные возможности ограничены, а политическая воля очень слаба. Поэтому нет оснований предполагать, что Западу удастся эффективно повлиять на политику России и других сильных стран (Китая, Индии, Ирана и т.д.).

Александр Храмчихин - руководитель аналитического отдела московского Института политического и военного анализа в Москве

Источник: Handelsblatt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru