Архив
Поиск
Press digest
27 февраля 2020 г.
8 февраля 2005 г.

22 февраля Джордж Буш встретится с главами государств ЕС. Затем, через два дня с Путиным, потом с Ху Цзиньтао. На повестке дня: процесс мирного урегулирования на Ближнем Востоке. Но для достижения этой цели необходимо перераспределить равновесие сил на планете. Рискуя двумя войнами.

Давос. Склоненная голова, сложенные руки, короткая молитва - и ужин можно начинать. Это вечер пятницы 28 января: Джордж Буш пригласил в Белый дом ограниченную группу сенаторов-республиканцев для оглашения основных тем обращения, которое он должен произнести 2 февраля. "Помните, что мы все еще страна, находящаяся в состоянии войны", - предупредил он своих гостей. Начало, вызывающее содрогание.

Другой ужин, в тот же вечер, но шестью часами раньше, у подножия швейцарской "волшебной горы" в Давосе, воспетой Томасом Манном, был организован Всемирным экономическим форумом для демократического главы комиссии по иностранным делам сената Джо Бидена и министра иностранных дел Ирана Камаля Харрази. У обоих репутация умеренных и прагматичных политиков. Однако дело чуть не дошло до швыряния приборами.

Харрази сразу же пошел в атаку: он велел немедленно убрать со стола бутылки с марочным французским вином. Потом он начал возмущаться, что Биден серьезно задерживается, больше чем на 1 час 20 минут. Затем он сделал все, чтобы все увидели его недовольство нарядом весьма привлекательной супруги американского сенатора: она была в кожаных брюках и черном топе с открытыми руками.

Но это пустяк по сравнению с обменом обвинениями. "Вы, американцы, лжете. Наша ядерная программа имеет лишь гражданскую направленность", - повторяет, как припев, иранский министр. "Это неправда", - отвечает ему сенатор. "Есть все усиливающееся подозрение, что вы занимаетесь созданием атомной бомбы. Если вы не хотите серьезных неприятностей, вы должны заморозить все исследования с обогащенным ураном". Столь накаленная атмосфера вынудила директора ресторана открыть окна, чтобы слегка проветрить помещение: свежий воздух, а на улице в тот момент было около 20 градусов мороза, должен был охладить пыл собеседников.

Эти два эпизода демонстрируют, каким будет мир в ближайшем будущем. С одной стороны, американская администрация, которая после того, как ей удалось организовать более или менее демократичные выборы в Афганистане, Палестине и в Ираке, убеждена, что Иран является последним настоящим препятствием на пути стабилизации Большого Ближнего Востока. С другой стороны - теократический режим аятолл, который не хочет проигрывать "Великому Сатане" и ни на каких условиях не соглашается отказываться от гражданских и военных ядерных программ.

Этот конфликт между США и Ираном имеет различные последствия, как, например, вмешательство Сирии в дела Ирака и Израиля, и великий план: проведение Ялты 2, точно спустя 60 лет с момента проведения конференции в Крыму 4-11 февраля 1945 года. Конечно же, ситуация изменилась, поменялись главные действующие лица, но амбициозные планы по наведению порядка в мире, после терактов 11 сентября и войн в Афганистане и Ираке, остаются теми же, что и в период, последовавший за завершением Второй мировой войны.

Главным отличием по сравнению с Ялтой является то, что нет уже постоянных союзников, способных поделить между собой зоны влияния, остались лишь постоянные интересы. В данном случае, интересы формируют альянсы. Борьба с исламским терроризмом, например, если и усложняет трансатлантические отношения с Францией Жака Ширака, критически относящегося к превентивной войне, напротив, объединяет Соединенные Штаты, Китай, Россию, Индию и Японию. Освобождение Ирана от ядерного оружия, с другой стороны, сближает Ширака и Буша, но отдаляет другие европейские страны.

Три политических саммита огромной важности могут наметить очертания этого нового мирового порядка. Первый состоится в Брюсселе, где 22 февраля Буш встретится с главами государств и правительств Европейского союза и НАТО. Спустя два дня в Братиславе Буш усядется в кресло, как Франклин Делано Рузвельт, а рядом с ним Владимир Путин, как Сталин. В начале осени пройдет еще один саммит, почти наверняка в Пекине, между американским президентом и Ху Цзиньтао, руководителем Китая.

Повестки дня этих встреч различны, но конечная цель одна. Америка должна урегулировать два кризиса. Первый, более тактический, в Ираке со стратегией ухода до середины 2006 года, вместе со своими основными союзниками: Великобританией и Италией. Второй кризис более долгосрочный, и касается процесса мирного урегулирования на Ближнем Востоке, который проходит через переговоры между Шароном и Абу Мазеном, но он предполагает и ликвидацию всех очагов сопротивления. В данном контексте, Иран и Сирия первыми попадают под прицел. Сирийский вопрос имеет больше возможностей решения дипломатическим путем и давлением со стороны мирового сообщества, но иранский вопрос - нет.

Над Ираном нависла серьезная опасность нового вооруженного конфликта. В ходе десятков визитов в Овальный кабинет Буш повторял своим собеседникам, так же как и совсем недавно Сильвио Берлускони, что Иран не может и никогда не должен получить атомное оружие. Ведь бомба аятолл представляет собой не только угрозу уничтожения Израиля, но и опасность дестабилизации в других странах, таких, как Саудовская Аравия и Турция, не говоря уже о возможности того, что пасдаран (бойцы Корпуса стражей исламской революции) в их сверхрелигиозном безумстве "в конце концов передадут "грязную бомбу" какой-нибудь террористической группировке", как заявил еженедельнику Panorama бывший президент Билл Клинтон.

Но главным неизвестным в этой схватке остается иранское руководство. Соединенным Штатам, но в большей степени трем европейским державам (Великобритании, Франции и Германии), обсуждающим вопрос о том, как избежать торгового эмбарго в ООН, не достает надежных собеседников, потому что в Иране в разгаре беспрецедентная борьба за власть, несмотря на то что официально страной правит духовный лидер Али Хаменеи. Борьба развернулась между кланами, старейшинами влиятельных семейств, хозяевами базаров (так называемые суккисты) и религиозными деятелями, делящимися на умеренных, прагматиков и непримиримых.

70% населения являются сторонниками реформ, им близки европейские ценности, они проявляют недовольство и оказывают давление на правительство Мохаммеда Хатами, что в итоге усиливает позиции тех, кто, как стражи исламской революции, негласно управляет страной. Возможно, лишь после президентских выборов, назначенных на это лето, в Тегеране может появиться сильный лидер, способный вести переговоры с жестких, но понятных позиций.

В ЕС надеются, так же как и в некоторых американских парламентских кругах, что им может стать аятолла Хашеми Рафсанджани. Между тем Буш направляет одну директиву за другой о ликвидации (уже не о сдерживании) иранских планов. Возможны три варианта осуществления этой стратегии. По мнению сенатора Бидена, "можно поручить "грязную работу" Израилю. Затем есть вариант хирургического удара: самый неприемлемый. Третий вариант - дипломатическое решение при самом тесном сотрудничестве между США и ЕС". Вариант нанесения удара не нравится даже сенатору-республиканцу Джон Маккейну, вероятному кандидату на президентских выборах 2008 года: "Нельзя вести одновременно две войны". И парламентарий-республиканец от Айовы Джеймс Лич говорит, что он против нанесения удара по Ирану, но потом добавляет: "Но если его не избежать, то в любом случае это должен быть удар с 10 тысяч метров".

В действительности тайная война между Соединенными Штатами и Ираном уже идет. В течение нескольких месяцев самолеты-шпионы и боевые самолеты ВВС США взлетают с аэродромов в Афганистане и Ираке, совершают разведывательные полеты над Ираном, чтобы заставить иранцев обнаружить их системы ПВО. На военном жаргоне это называется "боевой электронный контур Ирана". Но самыми рискованными остаются операции по проникновению на территорию Ирана.

Американские спецподразделения и полувоенные группы ЦРУ уже подготовили группы курдов на севере Ирака и отправляют их на задания в соседнюю страну. Такие операции проводятся и с территории Азербайджана и прежде всего из пакистанского Белуджистана. В данном случае, к выполнению этой миссии привлекаются иранские диссидентские организации, как "Моджахеддин е-Хальк, финансировавшиеся Саддамом Хусейном, а теперь перешедшие на службу Дональду Рамсфельду.

Эти операции "укусил и беги" имеют целью сбор разведывательной информации по ядерным объектам, которые тегеранские теократы рассредоточили по всей стране, чтобы сделать их более незаметными. Отец пакистанской атомной бомбы Абдель Кадир Хан, самый известных атомный контрабандист нашей эпохи, передал американцам карты секретных объектов. В обмен на судебный иммунитет, предоставленный Соединенными Штатами, ученый из Исламабада указал местонахождение около 30 лабораторий, исследовательских центров и военных объектов, где в полном разгаре идет реализация ядерных программ военной направленности.

Иран, безусловно, не стоит у окна в ожидании времени "Ч". Используя как оружие нефть и газ, он заручился поддержкой Китая и частично Индии. Он использует и Путина, которого просит не прекращать военные поставки. Тегеран мобилизует террористическую организацию "Хезболлах" на границах между Ливаном и Израилем и финансирует через эту группу "Хамас" в секторе Газа. Кроме того, Иран использует в своих интересах победу шиитов на выборах в Ираке для захвата некоторых плацдармов на юге. Чтобы не пугать соседние страны, где большинство населения составляют сунниты (Саудовская Аравия, Египет, Иордания и Сирия), религиозные иранские лидеры в ожидании будущих парламентских выборов в конце 2005 года посоветовали не ставить во главе правительства в Багдаде премьера в тюрбане, возглавить правительство может светский политик. Противостояние Буша и Хаменеи только началось и обещает такие масштабные потрясения, которые наверняка окажут влияние на новую Ялту.

Источник: Panorama


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru