Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
9 августа 2007 г.

Фред Уэйр | The Christian Science Monitor

Россия расширяет законы об "экстремизме"

Андрей Пионтковский ничуть не похож на экстремиста. Но этому видному члену российской либеральной партии "Яблоко" угрожают серьезные нелады с правосудием в соответствии с недавно ужесточенными законами "против экстремизма". Камнем преткновения стали две книги, которые Пионтковский написал о годах правления президента Владимира Путина

Андрей Пионтковский ничуть не похож на экстремиста.

Но этому видному члену российской либеральной партии "Яблоко" угрожают серьезные нелады с правосудием в соответствии с недавно ужесточенными законами "о противодействии экстремистской деятельности". Камнем преткновения стали две книги, которые Пионтковский написал о годах правления президента Владимира Путина. В июне Управление ФСБ в Краснодарском крае на юге России пригрозило закрыть местное отделение "Яблока", если оно не перестанет распространять эти книги, содержащие резкую критику Кремля. По-видимому, в ближайшие месяцы дело будет направлено в суд.

"Кристально ясно, что законы против экстремизма направлены на борьбу не с терроризмом, а с политической оппозицией", - говорит Пионтковский, учтивый экс-руководитель одного из московских политико-аналитических центров.

Неприятности из-за нового закона были в последние месяцы не только у Пионтковского, но и еще у нескольких либерально настроенных интеллектуалов. Прокремлевские аналитики утверждают, что закон необходим для борьбы с нарастающей волной расистских и ультранационалистических настроений, а также сочувствия террористам.

Впервые закон был принят пять лет тому назад. В июле нынешнего года в него во второй раз были внесены поправки после того, как генеральный прокурор РФ сообщил, что с прошлого года число преступлений экстремистского толка возросло в шесть раз. Сторонники ужесточения законодательства говорят, что эта статистика оправдывает новые законы. Критики, однако, утверждают, что законы опираются на расплывчатые определения "экстремизма" и "содействия" экстремистам - формулировки, разработанные с тем, чтобы запугать политических оппонентов Кремля и журналистов.

"По этому закону что угодно можно квалифицировать как экстремизм, - говорит Александр Верховский, директор московского центра "Сова", который отслеживает деятельность экстремистов. - Возможно, власти хотят, чтобы этот дамоклов меч у всех висел над головой. Если вы занимаетесь общественной деятельностью, то поймете, что вас могут арестовать, если не в этот раз, то в следующий".

Новые поправки к закону, принятые в июле Госдумой, совпали с моментом, когда Россия готовится к сезону политических кампаний, обещающему быть бурной. В декабре будут проведены выборы в Думу, а затем, в марте, - президентские, когда истечет второй и, по конституции, последний президентский срок Путина.

141 молодежная "экстремистская" организация

Теперь в законе описаны 13 разновидностей экстремизма, в том числе такие деяния, как "публичная клевета в отношении лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации" и разжигание ненависти к любой "социальной группе" (в прошлом году ярый сторонник чеченского сепаратизма Борис Стомахин был приговорен к пяти годам за разжигание ненависти к российским вооруженным силам). Закон предусматривает наказание за "финансирование" и "организацию" экстремистской деятельности, а также за оказание экстремизму публичной поддержки.

Сторонники ужесточения законодательства указывают на недавние исследования вроде того, что опубликовала в июле газета "Новые известия". В статье сообщается, что в России насчитывается 141 молодежная группировка "экстремистского характера", где, в общей сложности, состоят полмиллиона человек. Автор делает заключение, что экстремистские молодежные организации существуют во всех крупных городах, их ряды ширятся, они становятся более организованными и политизированными.

"Враги России пытаются использовать экстремистов как фитиль для разжигания взрывоопасных межэтнических конфликтов, призванных дестабилизировать обстановку в обществе и спровоцировать распад страны, - говорит вице-спикер Думы Олег Морозов, член прокремлевской партии "Единая Россия". - Мы должны добиться, чтобы в нашем обществе существовала полная нетерпимость ксенофобии, национализма и экстремизма во всех его формах".

Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка в июле сказал, что за первое полугодие нынешнего года его ведомство зафиксировала 150 преступлений экстремистов, что в шесть раз больше, чем за тот же период прошлого года. По сообщению независимого новостного агентства "Интерфакс", он отметил, что большая часть уголовных дел связана с публичным подстрекательством к экстремизму и расовой ненависти.

Политическая предвзятость при исполнении закона

Однако оппоненты, указывая на недавние случаи применения закона на практике, утверждают, что "экстремизм" - это все, что решит так назвать Кремль. К примеру, на этой неделе Верховный суд РФ утвердил решение о запрещении деятельности Национал-большевистской партии, возглавляемой писателем Эдуардом Лимоновым, на том основании, что ее левая идеология и порой насильственные уличные акции подпадают под определение "экстремизм". Однако очень похожую тактику применяют некоторые прокремлевские молодежные организации, например "Наши".

16 июля независимая газета "Новые известия" опубликовала редакционную статью, где говорится, что организации типа "Наших", формально созданные с культурно-образовательными целями, в действительности проводят политические кампании, граничащие с экстремизмом и пропагандирующие ксенофобию, и единственное, что их спасает, - это тесные отношения с властями.

Владимир Прибыловский, глава московского независимого аналитического центра "Панорама", говорит, что эта расширенная интерпретация понятия "экстремизм" значительно усилила позиции Кремля.

"Новые поправки настолько расширяют трактовку понятия "экстремизм", что оно становится практически безграничным", - отмечает Прибыловский, сам в нынешнем году столкнувшийся с этим законом, когда ФСБ провела обыск в его квартире в поисках "материалов экстремистского содержания" и конфисковала его личный архив и компьютер. Что именно они искали, остается неясным, хотя Прибыловский вместе с живущим в Америке историком Юрием Фельштинским пишет биографию Путина. Он также автор политического вебсайта www.anticompromat.ru, который в марте был вынужден ненадолго прекратить работу.

"По сути этот закон - универсальная дубинка, которой можно наказать кого угодно, а решение, как ею пользоваться и когда, принимают власти", - поясняет Прибыловский.

В соответствии с новыми поправками любое преступление может быть квалифицировано как экстремизм, если продемонстрировать его политический аспект. "Если кто-то разбивает окно, то по российским законам это хулиганство, и виновный может быть приговорен к году тюрьмы, - говорит Сергей Дикманн, московский адвокат, сотрудник неправительственной организации "Юристы за конституционные права и свободы". - Но если, разбивая окно, вы выкрикивали что-то против властей, теперь это можно назвать экстремизмом, и вы получите до шести лет тюрьмы".

Эксперты отмечают, что благодаря поправкам журналистам будет сложно освещать любую политическую деятельность кроме той, что санкционирована Кремлем. "Раньше это было трудно, но теперь журналистам будет чрезвычайно трудно делать свою работу", - отмечает Дикманн.

К примеру, любое высказывание в эфире, расцененное как "экстремистское", может повлечь за собой вынесение предупреждения вещательной компании со стороны властей, а затем и ее закрытие. "Практическим результатом этого правила станет то, что радиостанции и телеканалы просто отменят ток-шоу и дебаты в прямом эфире", - говорит Дикманн.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru