Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
9 августа 2007 г.

Шэрил Гэй Столберг | The New York Times

"Первый отец" Америки: на зрительской скамье ему нелегко

"Сэр, при всей моей любви к вам - ваш сын сильно заблуждается", - говорят люди Джорджу Херберту Уолкеру Бушу. Таким образом они пытаются его утешить, но вместо этого лишь болезненно ранят своими словами

В жизни Джорджа Херберта Уолкера Буша, 41-го президента США и отца 43-го президента, бывают моменты, когда совершенно незнакомые люди подходят к нему и говорят жестокие слова - сами они намереваются его утешить, но вместо этого лишь болезненно ранят.

"Сэр, при всей моей любви к вам - ваш сын сильно заблуждается", - говорят они иногда, по словам давнишнего советника Буша Рона Кауфмана, который наблюдал бесчисленное множество таких встреч: на мероприятиях по сбору средств в фонд партии, за ужином в ресторане, на улицах Хьюстона или Кеннебанкпорта. Это, говорит Кауфман, единственный случай, когда деятельность Буша-сына на президентском посту наносит урон отцу.

"Это бередит ему сердце, ложится тяжким грузом на душу", - говорит Кауфман.

Патриарх семейства Бушей - лишь второй экс-президент в истории США (первым был Джон Адамс), увидевший, как его сын вступает в Белый дом - переживает сейчас нелегкие времена. В свои 83 года ему очень тягостно наблюдать, как его сына критикуют со зрительских мест; Буш-старший часто сравнивает себя с отцом игрока детской бейсбольной команды во время трудного матча. И, совсем как гордый и сердитый отец маленького спортсмена, в сердцах кричащий на судью, иногда Буш-старший просто не может удержаться от того, чтобы встрять.

По официальной версии Белого дома 41-й, как зовут его друзья и родственники, дает советы 43-му, только если тот сам об этом попросит. Но из интервью с широким кругом лиц, которые близко общаются с обоими президентами, - в том числе родственниками типа Доро Буш-Кох, дочери Буша-старшего, и представителей администрации, работавших при обоих (например, Эндрю Х. Карда-младшего), - вырисовывается гораздо более сложная динамика взаимоотношений отца и сына: оказывается, экс-президент не настолько держится поодаль, как предпочитает изображать дело Белый дом.

В ближайшем окружении говорят, что почти каждое утро они созваниваются, и Буш-отец скрупулезно старается не делать сыну никаких критических замечаний. Но в частных разговорах он изливал свое недовольство некоторыми советниками сына. Иногда Буш призывал членов администрации обратиться за рекомендациями к людям со стороны; он передал сыну свою собственную мудрость в области внешней политики, хотя всегда подчеркивает, что это президентство его сына, а не его собственное.

По словам дочери, госпожи Кох, он считает себя "прежде всего любящим отцом", но, как Буш-старший недавно сам сказал на недавнем ужине в Миннеаполисе с группой страховых агентов, любящим отцам нелегко ни во что не вмешиваться.

"Любой человек в этом зале, у которого есть дети, в точности знает, каково мне, - сказал Буш в ответ на вопрос, каково это, когда сын занимает пост президента. - Разницы никакой. На это надо смотреть исключительно как на семейные отношения: в семье никто не слывет крупной шишкой, даже если он президент Соединенных Штатов. Это семейные отношения. Я горжусь им, как любой отец гордится своим сыном".

В эти выходные Буш-старший сядет во главе стола на ежегодном летнем сборище его клана в Уокерс-Пойнте, их роскошной приморской усадьбе в Кеннебанкпорте. Программа обычная: игры в подкову, рыбалка, катание на моторных лодках, плюс визит французского президента Николя Саркози - классическая картина семейных развлечений Бушей, однако не передающая того, как ловко приходится маневрировать Бушу-старшему, чтобы одновременно играть роли отца и экс-президента.

Он балансирует, как канатоходец. Экс-президент поддерживает контакты с лидерами других держав - например, в прошлом году он пригласил президента Афганистана Хамида Карзая в Кеннебанкпорт с ночевкой - но не выпячивает этого и вообще держится в тени. Как-то раз во время своего неформального ужина с королем Марокко он позвонил в Белый дом и позвал к телефону президента.

"Он просто взял и передал королю трубку, - вспоминает один изумленный гость. - Никаких советников по национальной безопасности, никого, просто президент говорит по телефону с королем Марокко".

Буш-старший часто наведывается в Белый дом. Ему по-прежнему нравится, как кормят в столовой Белого дома. При каждом своем визите он непременно завтракает или пьет кофе с Карлом Роувом, главным советником президента по политической стратегии, в основном чтобы обсудить политические сплетни. Время от времени Буш-старший звонит Джошуа Б. Болтену, главе аппарата Белого дома, чтобы обсудить политический курс. Предшественнику Болтена, Карду, он звонил примерно раз в две недели.

Кард, при Буше-старшем занимавший пост министра транспорта, а ныне считающий себя "мостом" между двумя поколениями, говорит, что в большинстве случаев отец просто выяснял, как там дела у сына. Но иногда экс-президент поднимал какой-нибудь внешнеполитический вопрос или советовал, чтобы Белый дом привлек "людей его круга" - например, бывшего госсекретаря Джеймса Э. Бейкера или бывшего советника по национальной безопасности Брента Скаукрофта, который открыто критикует войну в Ираке.

"Он четко доводил до моего сведения, что есть эксперты, которых мы должны привлекать к работе или выслушивать, - заметил Кард. - У меня никогда не было ощущения, что экс-президент пытается вмешаться в обязанности президента. Но он очень любит сына".

Недавно Белый дом возложил на Буша-старшего новую роль - посредника во внешнеполитических делах. Как известно, скоро он будет принимать Саркози, а на американо-российском саммите в июле принимал в Кеннебанкпорте российского президента Владимира В. Путина. Это была идея нынешнего президента, но его отец был рад отплатить Путину гостеприимством за гостеприимство: несколько лет назад, когда Буш-старший и его жена Барбара совершили туристическую поездку в Россию, супруги Путины встретили их в аэропорту и пригласили в свою загородную резиденцию.

В каком-то смысле Буш-старший - первопроходец. Первый президент Адамс умер спустя полтора года после инаугурации Джона Куинси Адамса, а их администрации разделяли 28 лет. Но между президентскими сроками Бушей прошло всего восемь лет, а отец всего на 22 года старше сына.

Их отношения - безусловно, самые скрупулезно изучаемые посторонними взаимоотношения между отцом и сыном в Вашингтоне, особенно если учесть столь раздутые прессой расхождения во внешней политике между их лагерями.

Трения между помощниками 41-го и 43-го были особенно острыми, когда сопредседателем "коалиционной" Группы по изучению ситуации в Ираке был Бейкер. Когда президент Буш отверг рекомендации группы, некоторые представители лагеря 41-го увидели в этом прямой разрыв с отцом. Когда Скаукрофт выступил против войны, некоторые подумали, что его устами отец старается довести свое мнение до сына.

Иногда пишут, что между отцом и сыном есть соперничество; так, журналист Боб Вудвард в своей книге "План атаки" сообщил, что, когда нынешнего президента спросили, советовался ли он с отцом, прежде чем начинать войну, Буш-младший ответил: "Вы знаете, это не тот отец, к которому нужно обращаться, когда речь идет о силе. Я обращаюсь к Отцу своему Небесному".

Теория о соперничестве вновь всплыла в прошлом году, во время торжественного спуска на воду новейшего авианосца ВМФ США типа "Нимиц", который называется "Джордж Х. У. Буш". Президент сострил, что, учитывая качества корабля: "неумолимость, неудержимость, твердость", его следовало бы назвать в честь матери. Раздался смех, но в окружении Буша-старшего некоторые скривились, сочтя фразу скрытой колкостью.

Но сколько бы психологи-дилетанты не строили предположений насчет "эдипова комплекса" и "блудного сына", о Бушах говорят, что отец и сын находятся в чрезвычайно близких отношениях. Когда клан собирается в Кеннебанкпорте, все дети Бушей, в том числе президент, на рассвете приходят в спальню к родителям, чтобы выпить кофе. Когда президента там нет, остальные Буши звонят.

Боб Стросс, экс-председатель Национального комитета Демократической партии и близкий друг Буша-старшего по техасским годам, недавно был приглашен отужинать с обоими в Белом доме. По его словам, накануне он нервничал, что атмосфера будет напряженной или что речь зайдет о политике, и он как член Демократической партии почувствует себя неловко.

Но, отметил он, ничего такого не было. "Они говорили о Западном Техасе и о родственниках, - сказал Стросс. - Атмосфера - непринужденнее не бывает".

Что говорят отец и сын друг другу с глазу на глаз, в точности не знает никто. Когда звонят из Хьюстона или Кеннебанкпорта, сотрудники Белого дома ретируются. Но Кард уверен, что эти разговоры не всегда сводятся к обсуждению семейных дел.

"Мне было относительно легко расшифровывать мимику нынешнего президента после того, как он беседовал с отцом или матерью, - заметил Кард. - Иногда он задавал мне придирчивый вопрос. И я говорил себе: "Хм-м-м, не думаю, что этот вопрос пришел в голову ему самому".

Экс-президента часто спрашивают, как ему удается заставить себя не подсказывать сыну решения, и он всегда отвечает одинаково: а именно, что недостаточно осведомлен для подсказок, так как лишь человек в Овальном кабинете имеет полный доступ к разведданным, на которых основываются решения президента.

И тем не менее, в близком окружении экс-президента говорят, что отец явно недоволен работой некоторых советников своего сына, особенно Дональда И. Рамсфельда, экс-министра обороны.

"Думаю, можно сказать, что есть ощущение, что очень многие помощники и представители администрации не сослужили президенту хорошую службу - например, Рамсфельд", - сказал один источник в ближайшем окружении Буша-старшего, высказавшийся, как и все другие, кого мы проинтервьюировали на эту тему, на условиях анонимности.

С ухода первого президента Буша из Белого дома миновало почти 15 лет, и, хотя он до сих пор физически крепок - в день своего 80-летия он совершил прыжок с парашютом и обещает, что 85-летие отметит так же - он стал медлителен. После двух операций по протезированию костей бедра его походка несколько неуверенна. Он больше не переходит вброд ручьи, а в Кеннебанкпорте теперь садится в свою лодку по специальному пандусу.

Дети беспокоятся за него. В декабре прошлого года на торжествах в честь его сына Джеба в последние дни его пребывания на посту губернатора Флориды, Буш-старший расплакался, вспомнив о тяжелом поражении Джеба в 1994 году. Госпожа Кох говорит, что с возрастом ее отец становится эмоциональнее: "у него нежное сердце, и оно становится все нежнее", и потому ему гораздо больнее слышать критику в адрес своего старшего сына.

В прошлом году, на торжественном спуске авианосца, он тоже расчувствовался, на сей раз в присутствии президента Буша. Перед аудиторией, где были известные политики из обеих администраций, а также десятки родственников и друзей, отец подчеркнуто заявил, что поддерживает сына "во всем без исключения, всеми фибрами моей души".

Это было сказано сознательно, сказал автор данной речи, многолетний спичрайтер Буша-старшего Джим Макграт.

"Думаю, он понимал, что его будет слушать вся страна, и хотел недвусмысленно обозначить свою позицию, - заключил Макграт. - Было несколько статей в духе популярной психологии - ну знаете, хочет ли отец на что-то намекнуть сыну? Думаю, он хотел показать: "Вся эта брехня ничего не значит, я просто хочу поддержать сына".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru