Архив
Поиск
Press digest
23 октября 2018 г.
9 августа 2018 г.

Ала Крешьюн Графф | The Washington Post

Сто лет спустя Россия все еще пересматривает историю казни царской семьи

17 июля, когда весь мир пытался оценить американо-российский саммит в Хельсинки, Россия отметила историческую годовщину - сто лет с тех пор, как охрана из красноармейцев казнила российскую царскую семью в подвале дома Ипатьева в Екатеринбурге, пишет аспирантка Университета Мэриленда Ала Крешьюн Графф в статье для The Washington Post.

"Столетие спустя гибель этой семьи не укладывается в нарратив российской истории, являясь примером насилия в российском прошлом, с которым государство так и не свело счеты по сей день", - считает автор.

Советский режим замалчивал любое публичное упоминание об этих убийствах, говорится в статье. "Но после распада Советского Союза в 1991 году первый президент России Борис Ельцин попытался повести Россию по пути к западной демократии, отчасти поддерживая культуру памяти и примирения с жестоким российским прошлым", - отмечает Крешьюн Графф.

В 1998 году останки Романовых были удостоены погребения на государственном уровне. В своей речи на церемонии захоронения Ельцин призвал россиян покаяться за столетие "крови и насилия", напоминает автор.

Придя на смену Ельцину в 1998 году и потом будучи избранным президентом в 2000 году, Владимир Путин двинулся в новом политическом направлении. Путин намеревался вернуть России статус "великой державы". Стремясь распространять престиж внутри страны и за рубежом, российское государство поменяло свою политику памяти с покаяния за насилие на гордость наследием "величия", отмечает автор.

Николай II, Ленин и Сталин представляются как одинаково "великие" лидеры. Популярность всех троих выросла за последнее десятилетие, согласно опросу ВЦИОМ, говорится в статье.

"Образ "величия" России был, в основном, очищен от своего насильственного наследия. Пожалуй, неудивительно, что столетие гибели Романовых прошло практически незамеченным в России", - отмечает историк.

"Сохранение памяти Романовых было, в основном, передано Церкви", - пишет Крешьюн Графф, напоминая об организованном в Екатеринбурге молебне и крестном ходе во главе с Патриархом Кириллом в память о расстреле царской семьи.

"Канонизация Николая снимает с него политическую ответственность за его правление и отбрасывает историческую память о жестоком подавлении общественных свобод. Более того, история о мученичестве Романовых заканчивается как раз там, где должно было последовать обвинение против Красной армии, которую по-прежнему восхваляют за победу над нацизмом во Второй мировой войне", - рассуждает автор.

"Для Русской православной церкви память о Романовых и их мученичество дают возможность воспользоваться растущими националистическими настроениями россиян", - отмечает она, напоминая об официальном возобновлении дела о "ритуальном убийстве" царской семьи по настоянию Церкви, что тесно связано с представлениями о "ритуальных убийствах" христианских младенцев иудеями.

Памятные мероприятия в Екатеринбурге показывают растущее влияние РПЦ, пользующейся защитой даже перед лицом критики общественности. Крешьюн Графф напоминает о наказании участниц панк-группы Pussy Riot после "панк-молебна" в храме Христа Спасителя.

"Память о Романовых и их убийстве спустя столетие остается щекотливой темой и отражает вектор российской политики", - заключает автор.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru