Архив
Поиск
Press digest
11 июня 2021 г.
9 февраля 2001 г.

Пол Матил | Le Soir

"В России отсутствует ощущение неизбежности несчастий"

Газета публикует интервью историка, постоянного секретаря Французской Академии Элен Каррер д?Анкосс, написавшей свою очередную книгу о России, куда вошел и рассказ о двухчасовой беседе с Владимиром Путиным.

- Ваша последняя книга называется ?Несовершенная Россия?, но это не ваши слова, а Пушкина. Два столетия спустя это определение сохраняет актуальность: Россия продолжает оставаться несовершенной страной?

- Она в пути, она наверстывает исторические этапы, совершает явные ошибки. Но если на этом пути она и делала порой значительные шаги назад, то они не означали утраты уже достигнутых успехов. После всех неудач всегда что-то оставалось: после Петра Великого - открытость в отношении к Западу, после Александра II было покончено с рабством, появилось гражданское общество; после революции 1905 года - появление Думы и начало мощного экономического роста.

- А потом пришли большевики?

- Значительный откат назад, к рабству, более жестокому, чем до 1917 года. Все подверглось поруганию.

- Между тем, вы описываете историю России, как цепочку усилий, направленных на сближение с Европой. Несмотря на многочисленные ошибки, о которых вы рассказали в своих книгах, вы настаиваете на том, что путь России к демократии, современности и Европе необратим. Откуда этот оптимизм?

- Из результата: необратимого крушения коммунизма?

- Несмотря на мавзолей Ленина в центре Москвы?

- Он будет перезахоронен, это открытый вопрос, просто пока ожидают благоприятного момента. К этому результату можно отнести и крушение империи?

- Конец российским имперским мечтам?

- Конечно, сохранилось тяжелое наследие прошлого, бремя традиций, но россияне, прежде всего молодые, больше не мечтают об империи. Начался процесс демократических преобразований. Это еще не прочное гражданское общество, но уже начал формироваться средний класс, утверждаться налоговая дисциплина. Россияне принимают участие в голосовании, нет разгула насилия, совершенно бесспорно, в стране установился гражданский мир. В России отсутствует ощущение неизбежности несчастий. У нее есть будущее.

- Итак, все хорошо?

- Отнюдь. Не проводятся экономические преобразования. Прежде всего, нет достаточно сильного государства. В СССР не было государства, но была коммунистическая партия. Путин же пытается восстановить государство...

- Не слишком ли он активен? Он контролирует практически все: президентство, правительство, Думу, армию, регионы, а теперь нападает и на независимое телевидение. Не усматриваете ли вы в этом соскальзывание к авторитаризму?

- 24 октября я в течение двух часов беседовала с глазу на глаз с Путиным (все мои заметки хранятся в сейфе). Он о многом мне рассказал. Я спросила: ?На кого Вы опираетесь?? Он мне ответил: ?Мне досталось наследство. Я делаю то, что могу. Олигархи, например, это люди, которые знают, что такое экономика. Большинство из них готовы честно работать и соблюдать законы?.

- Но пока, именно Путин их не соблюдает. Его нападки на прессу, телеканал НТВ и его руководителя Гусинского?

- ?не на прессу, а на телевидение. И Гусинского. Путин мне об этом говорил. По его словам, речь идет о том, чтобы помешать попыткам влиять на политическую систему посредством телевидения. Эти действия направлены против владельцев и их амбиций, а не против журналистов и свободы печати. Посмотрим, чем все это закончится. Путин мне сказал: олигархи способны действовать. Необходимо, чтобы их опыт приносил пользу всем. Некоторые, например, Гусинский, поставили перед собой менее ?профессиональные задачи.

- Но есть ли необходимость в том, чтобы в сороковой раз посылать вооруженных людей в масках на обыски в офис телеканала и терроризировать журналистов?

- Конечно, все это можно было бы сделать более умело. Но Путин сформировался в системе?

- Если говорить точнее, он окружил себя своими бывшими коллегами по КГБ. Такая компания немного смущает?

- Да, это проблема. Но с кем он мог бы управлять страной? Разве в его распоряжении были компетентные сотрудники? Он ищет молодых. Ему нужно время. К тому же, он должен руководить. Что касается молодых кагэбэшников, то он, по крайней мере, знает, как они работают и что умеют делать.

- Но это лишь укрепляет мою уверенность в том, что он идет по пути создания авторитарного государства?

- Нет, в направлении организованного государства. А это разные вещи.

- Вы называете 12 июня 1991 года датой появления России на исторической сцене. Речь идет о дате избрания Бориса Ельцина президентом России, которая в то время еще была советской республикой?

- Да, поскольку до этого дня России не существовало в политическом смысле. 12 июня 1991 года Россия возродилась, а Советский Союз уже был обречен на гибель. Поднятый тогда российский флаг в Москве не видели с 1917 года.

- Но разве не августовский путч все перевернул?

- Нет, к тому времени, вопрос уже был практически решен. До сих пор окончательно не ясна роль Горбачева в путче. У меня были долгие беседы по этому вопросу с Шеварднадзе, занимавшем при Горбачеве пост министра иностранных дел и ушедшим с должности в знак несогласия с изменением его политического курса. Я хотела бы написать книгу о путче: там еще столько загадок?

- Вы хорошо знакомы с Борисом Ельциным. На днях он отметил в больнице свой 70-летний юбилей. Что осталось от тех 10 лет, что он находился во главе российского государства?

- Осталась уверенность в том, что не будет возврата назад. Конечно, после Ельцина остались экономический хаос и коррумпированная ?неономенклатура?. Но если Горбачев останется в истории, как человек, не попытавшийся спасти внешнюю империю, то о Ельцине будут вспоминать, как о человеке, хладнокровно ликвидировавшем СССР, иными словами, внутреннюю империю. Кроме того, он провел выборы и провозгласил свободу прессы, а это немаловажно.

- А кто допустил чеченский абсцесс?обострившийся при Путине? Есть ли решение этой проблемы?

- Неизвестно, что делать с Чечней. Эта проблема с течением времени все больше осложняется: она уже превратилась в международную проблему из-за международного исламского терроризма (афганского происхождения) и проблем с нефтью.

- Какое мнение, в свете вашей продолжительной беседы с Путиным, у вас сложилось об этом бывшем полковнике КГБ, пришедшем к власти в такой огромной стране в самый разгар кризиса?

- Этот человек принадлежит к новому поколению россиян. Он много лет проработал в Германии - конечно, в Восточной, но ведь это не Узбекистан - свободно владеет немецким языком, а его жена - испанским?.

- Но ведь не этим принципиально отличаются друг от друга Ельцин и Путин?

- Ельцин был старым аппаратчиком. Путин - менеджер, он разговаривает, не глядя на часы, ему интересно знать, что о нем думают. Он действительно бывший сотрудник спецслужб, но он осознает факт крушения старой системы и открыт к внешнему миру. Он не гений, но хорошо интеллектуально развит?.

- Тогда чем можно объяснить его примитивные популистские шаги, например, возвращение старого советского гимна?

- Это прискорбный факт, жест в направлении определенной части россиян: людей преклонного возраста, лишившихся всего...

- Однако, таким образом он сам лишился поддержки российской интеллигенции?

- Да, и в этом заключается еще одна проблема.

- Что может Запад?

- Инвестировать, но очень разумно, не соря деньгами.

- Вы хотите сказать, что Путин откроет (и гарантирует) западным инвесторам доступ к крупным предприятиям, прежде всего, энергетическим, принадлежащим государству?

- Возможно?

Элен Каррер д?Анкосс - историк, постоянный секретарь Французской Академии.

Источник: Le Soir


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru