Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
9 февраля 2005 г.

Даниэль Верне | Le Monde

Встанет ли Евросоюз между Россией и Грузией?

В этой истории было много поворотов. В декабре 2004 года Россия блокировала принятие бюджета Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Она считает, что эта организация больше не отвечает ее интересам. Парадокс в том, что Москва долго считала трибуну ОБСЕ лучшей возможностью сказать свое слово в европейских делах. Эта организация родилась в 1975 году - в эпоху, когда уже начали говорить о разрядке напряженности между Востоком и Западом, означавшей перемирие в холодной войне между двумя блоками.

Появившаяся в результате подписания Хельсинкских соглашений 1975 года, она называлась в то время Конференцией по безопасности и сотрудничеству в Европе (КБСЕ). Идея ее создания исходила от СССР, который, будучи не в состоянии добиться заключения пакта, который бы узаконил его завоевания эпохи Второй мировой войны, думал, что сможет таким образом зафиксировать новые внутриевропейские границы (в частности, границу между двумя германскими государствами).

После некоторых колебаний западные страны в конце концов согласились подписать Заключительный акт при одном условии: к темам безопасности и экономического сотрудничества, которые в первую очередь интересовали Кремль, добавлялась тема соблюдения прав человека, к которой он не испытывал ничего, кроме презрения. Разумеется, ни Запад, ни советское руководство не предвидели, что ссылка на Хельсинки станет оружием в руках диссидентов и ферментом дезинтеграции коммунизма.

После крушения советской системы КБСЕ превратилась в ОБСЕ - организацию, заложившую основы общеевропейской структуры. При этом в результате обретения независимости бывшими советскими республиками и распада Югославии количество ее членов выросло с 35 до 45, а деятельность вышла за пределы Европы в строгом значении этого понятия. Наряду с Европейским союзом и НАТО, на которые Россия не надеялась получить большое влияние, Москва ценила ОБСЕ как организацию, действующую на основе консенсуса, в которой она, таким образом, располагала настоящим правом вето.

Все шло хорошо, пока ОБСЕ интересовалась проблемой равновесия сил в новой Европе или - во имя защиты прав человек - защищала русскоязычные меньшинства в балтийских республиках, только что получивших независимость. Отношения испортились по двум причинам. С одной стороны, ОБСЕ имеет дурную привычку напоминать русским об их обязательствах вывести свои войска или базы с территорий независимых государств бывшего СССР. Например, из Молдавии и Грузии.

Москва не выполняет своих обязательств без каких-либо последствий для себя, но постоянные упреки ее раздражают. С другой стороны, ОБСЕ посвящает значительную часть своей деятельности наблюдению за выборами в государствах, не имеющих прочных демократических традиций.

Для Кремля этот уже слишком. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров недавно прямо сказал: "В последние годы наблюдается явный перекос в деятельности ОБСЕ, которая концентрирует все внимание на контроле за развитием демократии и соблюдением прав человека в Восточной Европе и бывшем Советском Союзе. Это не те решения, которые были приняты в Хельсинки в 1975 году" (Оригинал выступления см. здесь).

Иначе говоря, ОБСЕ должна вернуться к истокам - к функциям КБСЕ, как их понимал в 70-е годы Советский Союз, делая упор на баланс сил и экономическое сотрудничество и не придавая большого значения "третьей корзине".

Еще одной иллюстрацией нынешнего недоверия России к ОБСЕ стала ситуация вокруг Кавказа. Еще несколько лет назад Кремль объявил персонами нон грата в Чечне представителей ОБСЕ, которые могли быть свидетелями бесчинств российской армии. С другой стороны, в 1999 году он попросил направить многонациональные силы для контроля над границей между Грузией и Россией, в первую очередь на чеченском участке.

Россия подозревала правительство в Грузии в том, что оно закрывало глаза на пересечение границы вооруженными людьми, пополнявшими ряды сепаратистов. Около 145 безоружных участников операции по мониторингу границы приступили к патрулированию пограничной зоны, чтобы удостовериться в отсутствии широкомасштабных передвижений в обе стороны. Это была самая крупная операция ОБСЕ подобного рода.

С 1 января их там больше нет. Русские отказали им в продолжении миссии, так как обвиняют их в "неэффективности" и предпочитают двусторонний пограничный контроль. Возможно, больше всего эти наблюдатели мешают им поддерживать регионы, стремящиеся отделиться от Грузии.

Не желая иметь "черную дыру" на границе с большим северным соседом, грузинский президент Саакашвили выразил надежду, что на смену наблюдателям придут другие силы. Похоже, западные страны не хотят позволить Москве себя парализовать, но пока не знают, какое решение выбрать. Вариантов несколько: небольшой контингент, который занимался бы подготовкой грузинских пограничников; "коалиция желающих" (coalition of willing), хотя таковых не много; силы, состоящие из "новых друзей" Грузии - стран Балтии и Украины; операция под эгидой Европейского союза.

Страны ЕС обсуждают эту проблему, хотя и задаются вопросом, удобно ли будет посылать европейскую миссию, даже сугубо гражданскую, на границу с Россией, несмотря на ее протесты против поддержки демократических преобразований в Грузии. Это испытание, которому русские готовы подвергнуть страны Европы. Это вызов, который последние должны найти в себе смелость принять.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru