Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
9 января 2007 г.

Дэниел Домби | Financial Times

Европа и ЕС усиливают давление на Иран по ядерным вопросам

Западная Европа и США пытаются усилить давление на Иран в отношении его противоречивой ядерной программы после принятия в прошлом месяце резолюции СБ ООН, в которой почти вся ядерная деятельность Тегерана объявлялась незаконной.

Некоторые дипломаты ЕС указали на все большую готовность ввести в отношении Ирана дополнительные двусторонние санкции сверх тех, которые утвердила ООН - именно за такой курс уже давно выступают США.

Одним из источников таких мер может стать "меню" возможных санкций ЕС против Ирана, составленное Хавьером Соланой, комиссаром ЕС по внешней политике, почти год назад. Список включает возможный отказ в экспортных кредитах компаниям, ведущим бизнес с Ираном, и ввод формального эмбарго на поставки оружия.

"Мы знаем, что они не выполнят своих обязательств перед ООН в течение 60-дневного срока, установленного резолюцией, - заявил дипломат ЕС, ссылаясь на резолюцию, принятую СБ ООН 23 декабря. - После этого большим вопросом будет то, что ЕС и другие смогут сделать помимо того, к чему призывает ЕС".

Многие конкретные шаги, к которым призывает резолюция ООН, сосредоточены на том, чтобы помешать Тегерану получать товары "двойного назначения", которые могут быть использованы в его ядерной и ракетной программе. Резолюция не вводит широких экономических санкций, однако запрещает странам-членам ООН финансировать ядерную деятельность Ирана.

Однако эта резолюция заходит дальше, чем предыдущие действия ООН, и объявляет незаконной широкий круг действий Ирана в ядерной сфере, включая исследования и разработки и реактор на тяжелой воде, финансирование для которого Тегеран запросил у ООН лишь несколько месяцев назад. Предыдущая резолюция, в которой был прописан крайний срок 31 августа, всего-навсего требовала от Ирана приостановить обогащение урана, процесс, в ходе которого можно получать и ядерное топливо, и оружейный материал.

Представитель иранского режима на прошлой неделе сообщил Financial Times, что нет никакого шанса принятия Ираном резолюции в 60-дневный срок и что Иран продолжит реализацию планов увеличения числа центрифуг - устройств для обогащения урана - на исследовательском заводе в Натанзе.

Однако прагматики в Тегеране стали более жестки в своих заявлениях из-за обеспокоенности масштабом резолюции ООН и из-за изменений, с которыми президент Махмуд Ахмадинежад столкнулся на выборах в прошлом месяце. "Настроения изменились, однако политика пока та же, - заявил инсайдер иранского режима. - Могут возникнуть изменения и в подходе руководства, но не сразу".

В декабре Казем Вазири-Хаманех, министр нефти, признал, что Тегеран столкнулся со сложностями в финансировании нефтяных проектов. Это стало редким признанием экономической цены, которую он платит за ядерный диспут.

Однако Германия, которая сейчас занимает пост председателя ЕС, имеет сомнения по поводу дальнейших санкций. "Ответственной политикой было бы подумать, как вернуться к политическому процессу, а не изучать, что еще можно сделать в сфере санкций", - указал один европейский дипломат.

Иранское новостное агентство Fars в понедельник представило длинное интервью с Хусейном Мусавияном, бывшим переговорщиком по ядерным вопросам, близким к экс-президенту Акбару Хашеми Рафсанджани, в котором он назвал Совет Безопасности ООН "верховным международным законодательным органом" и подверг критике правительство Махмуда Ахмадинежада за то, что оно назвало резолюцию СБ "незаконной".

Но в понедельник аятолла Али Хаменеи, верховный лидер Ирана, повторил, что ядерная энергия является "источником гордости для иранского народа и исламского мира" и что Иран не откажется от своего "права".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru